Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск
Редакция: Наши люди

Ювелир для неформала

«Мой отец — ювелир. И я ювелир. И один из моих сыновей будет ювелиром. Другой будет офицером. И еще один будет…. Не знаю. Ему повезет, и он выберет сам». Эта строчка из профиля молодого выборгского ювелира привлекла мое вечернее сонное внимание. Дальше оказалось еще интересней: ювелир восхищается Высоцким и обожает Достоевского. О любви к делу, тонкостях ювелирного искусства и личных героях читайте в истории о Владиславе Суровежко. 

Много ли вы знаете ювелиров? Я не знала ни одного до встречи с Владом. Мои представления были основаны только на смутных образах из кинофильмов. И светлых белоснежных магазинах ювелирных изделий.

Мне выпала редкая возможность поговорить с истинным ювелиром, как он есть.

— Отец любит рассказывать, что первый раз я паял, когда еще не доставал ногой до «лягушки». Лягушка – педаль-меха для нагнетания воздуха в емкость с бензином, ими пользовались 20 лет назад для работы горелки. И вот отец нажимал на педаль, а я паял. Вспоминает он это обычно, смахивая скупую мужскую.

Владислав Суровежко – сын увлеченного ювелира. С малых лет он помнит, что их дом был завален металлом:

— Как женщины любят ходить по магазинам, скупая вещи, так мой папа отовсюду приносил железные детали, скупая металл.

Неудивительно, что Влад поступил учиться на ювелира в Высшую Школу Народных Искусств имени Императрицы Всея Руси Екатерины II. Но после окончания учебы он не спешил присоединиться к отцу, который переехал из Белоруссии в Петербург и открыл в Выборге ювелирную мастерскую. Некоторое время Владислав метался в поисках себя:

— Я был одержим идеей быстрых и легких денег, как на Уолл-стрит. Работал в строительной фирме: сидел в офисе в белой рубашке и блестящих ботинках. Но потом осознал, что работяги-строители в грязных робах зарабатывают раз в пять больше меня.

Фамильный перстень семьи Суровежко, в работе над которым принимал участие Влад

На окончательное решение Владислава стать ювелиром повлиял заказчик из Москвы. Он заказал у семьи Суровежко перстень, и Влад выполнял эскиз. Заказчик высоко оценил и талантливый эскиз, и саму работу. Он настаивал на том, чтобы Владислав развивал свои способности, занимался этим ремеслом и дальше. Влад считает знакомство судьбоносным для себя – после этого заказа он твердо встал на путь ювелирного дела.

Владислав работает вместе с отцом уже три года. За это время у него появились не только интересные художественные работы, но и инновационные идеи в ювелирном искусстве.

Фарфор и плаги — две вещи совместимые

Влад увлекается созданием украшений для неформальной тусовки: пирсинг, туннели, плаги. Сотрудничает с петербургским Фрик-бутиком. Вместе они проводили конкурс, для победительницы которого Влад изготовил вот такой пирсинг:

Уникальный пирсинг для подбородка. Эскиз и исполнение — Владислав Суровежко

История создания украшения потрясает. Привожу из первых уст:

— Чтобы повторить контур подбородка (пирсинг должен был его полностью повторять), пришлось снимать гипсовый слепок с лица девочки. Девочка была в панике... Ведь я ей на лицо выливал жидкий гипс. Ей в нос вставили соломинки, чтобы могла дышать. Гипс при застывании довольно сильно греется. В общем, девчонка морально пострадала, но результатом осталась довольна. Интересный опыт.

Владу хочется пойти дальше. Точнее, глубже. По его словам, «Глубже, чем под кожу, неформалы еще ничего не вставляют». А может быть, не вставляют, потому что нет предложения? У Владислава появилась идея создания имплантационного пирсинга. А другая идея — украшения для ушей из уникального материала. Этот материал – фарфор.

Удивлены? Я тоже!

Влад увлеченно рассказывает:

— Фарфор – невероятный материал. В нашем представлении фарфор — тонкостенная хрупкая посуда. Но на самом деле при большой толщине фарфор очень прочный. Его обжигают при температуре 1300 градусов. Фарфору можно придать абсолютно любую форму. Это же безграничные просторы для творческой фантазии! Его можно покрасить во все цвета радуги, нанести сложный рисунок, роспись, даже фотопечать. Сделать любую фактуру поверхности.

Представляете такую красоту в ушах? Плаги и туннели из фарфора… Это реально. Влад рассказывает настолько захватывающе, что даже человек, далекий от субкультуры, проникается идеей. Это настоящая новация в мире неформальных украшений, а может, и в ювелирном мире вообще.

Семья Суровежко уже готовится к работе с фарфором. Нам остаётся только предвкушать и смотреть, что получится.

Влад за работой

Думать по-ювелирному

— Что нужно, чтобы быть ювелиром? И какие качества отличают хорошего ювелира?

— Из внутренних качеств нужна дотошность и какая-то отвратительная усидчивость. Безжалостность к своему времени. Ведь если ювелир совершил ошибку, то её исправить уже невозможно. А так не бывает, чтобы с первого раза всё получилось идеально.

И хороший ювелир – уровневый, как мой отец, не пытается продать заказчику работу, если в процессе исполнения ему  что-то не нравится. Я имею в виду технические моменты, которые видно только под микроскопом.

Из специальных качеств…  Талант заключается в том, что тебе нравится чему-то учиться. Не бывает такого, что ребёнок родился и нарисовал сразу «Девятый вал» или «Джоконду». Тебе доставляет удовольствие учиться чему-то — это главное. Можно любого научить правильно выполнять технические действия. Но таланта здесь нет. В ювелирной работе методом усидчивости можно научиться процессу. А есть то, чему научиться невозможно или не всем дано. Обдумывая процесс, ювелир так глубоко в него погружается, что видит все мелочи. Он словно видит, как металл будет литься в опоку, завихряться. Трудно это объяснить словами. Нужно как-то по-особенному думать. Думать по-ювелирному. И талант даже не в том, чтобы нарисовать оригинальный эскиз. Талант в том, чтобы представить себе процесс. 

Эскиз одной из выдающихся работ мастерской Суровежко — перстень со скарабеем

О Высоцком и Достоевском

— Расскажи об отношениях с Высоцким.

— Владимир Семёнович…. Его я знаю с пеленок. Мой дед был фанатом – в доме часто звучали пластинки Высоцкого. Мне маленькому нравился колоритный голос, хриплый тембр. В 15 лет я вернулся к его творчеству вплотную.

Отношение к нему? Когда режиссёра фильма «Брат» спросили, как он относится к Даниле Багрову, тот ответил: «Я не знаю, был ли он. Но я очень хочу верить, что он есть. И я бы очень хотел быть на него похожим». Примерно так и я отношусь к Владимиру Семёновичу: я бы очень хотел быть на него похожим.

 О Высоцком и Достоевском много говорят и пишут плохого. Большая часть этого, наверное, правда. Но Высоцкого уже нельзя воспринимать как человека. Это легенда, это образ. Владимир Семёнович обладал уникальным даром достать из персонажа самую суть и написать о нём песню так, что шахтёр мог поклясться: эта песня о нём. Хотя Высоцкий никогда не работал шахтёром. Люди узнавали себя в его песнях. Он так глубоко понимал и чувствовал тех людей, с кем общался, что уже непонятно, где он сам.

С Достоевским примерно то же самое. После прочтения «Идиота» я подумал: «Насколько примитивна и ничтожна вся литература, которую я читал до него». 

Красивые туннели для одного из заказчиков

— Ты занимаешься созданием украшений для субкультуры. Что насчет отношений с неформалами, поведаешь ли интересную историю?

— У меня мои «обычные» друзья постоянно спрашивают и ждут, что я расскажу им нечто особенное. Дескать: «Ну, как там поживают твои новые друзья?» И ждут, затаив дыхание. Чего ждут? Может, историй о каких-нибудь разнузданных оргиях или мистических ритуалах. Или, что я заявлю что-то вроде: «Я теперь всё узнал про них! Все они такие-то и такие-то. У всех в головах такое-то и такое-то... Не такое, как у нас, и занимаются они не тем, чем занимаемся мы». А я каждый раз не понимаю,  чего от меня ждут и отвечаю: «Да нормально всё». Как будто они (эти татуированные дредастые люди) с другой планеты, с которой я только что вернулся.

Я веду к тому, что единственная история, которой я хотел бы поделиться, заключается в моем неожиданном для себя выводе. Внешний вид, наличие или отсутствие пирсинга и татуировок, цвет и длина волос, покрой одежды и предпочтения в музыке никак не связаны с интеллектуальными способностями, политическими взглядами, воспитанием и адекватностью,  образованностью и начитанностью. Наличием или отсутствием пагубных привычек, здоровых жизненных принципов, представлениями о том, каким следует быть мужчине. Вообще никак, ни на йоту, ни на миллиметр. Среди людей, которые предпочитают выражать себя через внешность, есть умные и глупые, подлые и порядочные, ведомые и ведущие, маргиналы и инициативные новаторы, слабые и сильные, наркоманы и спортсмены. Есть и те, кто уважают нашего президента и те, кто его презирают. Есть те, кто мечтают уехать из страны подальше и те, кто этого делать не собирается даже при наличии возможностей. Как и среди всех остальных слоев населения. Такова моя история. 

В мастерской

Владислав — удивительный рассказчик. Когда человек рассказывает о своем любимом деле, ты сам загораешься от его творческой искры. В нашем мире офисов и менеджеров человек, создающий руками в мастерской такие тонкие вещи – словно инопланетянин. И ведь создает Суровежко настоящие предметы искусства — из пыли, стружки и грязи восстает рукотворная красота. Оказывается, реальные ювелиры не как в фильмах — в чистеньких сюртуках посреди бриллиантов: эта работа и трудоемкая, и пыльная. Но после беседы с Владиславом я четко ощутила: он ничуть не жалеет, что променял офисные ботинки на металлическую пыль мастерской. 

19 июня 2016, в 01:42
Просмотров 715
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
Елизавета Третьякова Я веду к тому, что Такова моя история" - вот это реально "зацепило". Хороший материал. Браво!
19 июня 2016, в 16:54
Ещё...
Екатерина Васильева здорово! очень интересно!
19 июня 2016, в 16:22
Ещё...