Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск
Редакция: Наши люди

Воображаемый мир

Лена Клёнова – одна из самых красивых женщин, что я встречала. И дело не столько в чертах лица и фигуре, сколько в том, что скрыто за ними. Глядя на Лену, уже предчувствуешь волшебство. Познакомившись с ее работами, в волшебство начинаешь верить. А прикоснуться к ее волшебному  миру в прямом смысле слова можно, побывав у нее в гостях.

Тумбочка возле кровати с любимой лампой

Новый синоним слову «творчество»

Прежде чем оказаться в комнате, где Чак Паланик соседствует с Вильямом Шекспиром, а Фрида Кало с Марлен Дитрих, познакомимся с Леной поближе. Как верно отметил неизвестный критик, Лена Клёнова – это новый синоним слову «творчество». Любовь к разным видам и жанрам искусства появилась у нее еще в детстве благодаря родителям. Оба врачи, они всегда интересовались творчеством, а папа и сам занимался и занимается им.

Искусство окружало меня с рождения. Папа рисовал при мне, и я стала перенимать у него технику рисунка на шпоне. Вся семья занималась японскими гравюрами – папа, брат, потом я. Мама тоже всегда интересовалась искусством. Дома было много художественных альбомов.

Можешь назвать произведение, которое особенно на тебя повлияло?

Мне всегда нравились и европейская культура, и русская, и восток… Был альбом художника-графика Саввы Бродского. Он делал книжные иллюстрации к произведениям Шекспира, Ибсена, Сервантеса. Его работы довольно мрачные, в готическом духе. Но маленькую  меня это совершенно не пугало, скорее влекло. Постоянно листала альбом Ци Байши с птичками, рачками, нарисованными тушью. Его творчество, наверное, повлияло на мое. Тяга к асимметрии, тоненьким рисункам – это от него.

Что касается кино, я всегда называю два фильма, повлиявших на меня в детстве, – «Бесконечная история» и «Лабиринт». Увидев их, я поняла, что отныне буду существовать в этой эстетике. Меня семилетнюю поразило, что можно мир воспринимать таким, какой он есть, каким мы видим его на улице, а можно таким, каков он в чьем-то воображении.

Карты миров: Твин Пикс (Линч), Средиземье (Толкиен), Маджипур, материки (Сильверберг - Замок лорда Валентина), Звездное небо, Кринн (Уэйс и Хикмен - Сага о Копье), Абарат (Баркер), Маджипур (острова), Нарния (Льюис)

Однажды поверив в воображаемый мир, Лена решила, что воплотит его в своем творчестве. Но тема взаимоотношений волшебного и реального не всем казалась актуальной. Поступив в Театральный институт на специальность «литературное творчество», Лена все пять лет сомневалась, что занимается тем, чем должна.

Театр  требует более жесткого отношения к тексту и к темам. А я никогда не была типичной ученицей Коляды, представителем уральской школы драматургии. Я писала про детей и подростков, которые видят что-то странное, придумывают свои миры, в них решают свои проблемы. Я никогда не была заметной личностью на курсе. Николай Владимирович мне говорил, что я делаю достойные вещи, но они слабоваты просто потому, что неактуальны. Жестких проблем в них нет, кому это будет интересно?

«Кому?», – Лена поняла через несколько лет, когда ей стали писать молодые режиссеры из разных городов с просьбой поставить спектакли по ее произведениям…

От литературы и театра Лена мечтала шагнуть в мир кино, но болезнь помешала ей отправиться в Питер, и она поступила на факультет искусствоведения и культурологи УрГУ.

Я пришла на собеседование к декану факультета. Он спросил меня: «Почему вы хотите здесь учиться?». Я сказала, что хочу быть режиссером, но в Екатеринбурге нет ничего подходящего, а до больших городов мне пока не доехать, и, насколько я знаю, Тарковский получил образование искусствоведа. После этих слов он улыбнулся и сказал мне: «Вы приняты». Так начались три самых счастливых года в моей жизни.

Лена в Петербурге. Осень 2013

Ты в себе объединила тягу к разным видам искусства. Можешь назвать одно главное?

Поскольку я получила сценарное образование, мне кажется, основная часть моих интересов вертится вокруг кино. Пока у меня есть два документальных фильма. Один я сняла в качестве дипломной работы, когда училась на курсах при нашей киностудии. А второй про марийцев делала для проекта «ЭтноКино». Сейчас я много занимаюсь фотографией – это попытка делать фильмы, пусть даже в таком застывшем виде, в виде серий картинок.

Уголки памяти

Сделать волшебное материальным Лене удается не только с помощью творчества. Ее дом – это островок воображаемого мира в реальности.

Что для тебя дом? И где он находится?

Дом там, где мои полки с книгами. Я живу в двух городах: Екатеринбурге, где работаю, и Новоуральске, где родилась и прописана. Пока не могу объединить два дома в один. Лучше всего я чувствую себя здесь, в родном городе, в своем гнезде, среди книг, но я привыкла к переездам и легко их воспринимаю. Мне нравится идея такой жизни, когда можно все время путешествовать, останавливаться в разных местах, но при этом знать, что есть место, куда можно вернуться. Так у меня и получается.

Полка над столом

После рождения сына Льва Лена снова вернулась в Новоуральск.

Комната, где ты обитаешь сейчас, находится в родительском доме?

Она находится в доме моей бабушки. Мы переехали сюда в 2009-м, после ее смерти. Сейчас обитаем тут с мамой и Львом. Мой сын – четвертое поколение, живущих в этом доме. Мне кажется, это уже тянет на поместье!

Является ли твоя комната попыткой материализовать тот воображаемый мир, который ты открыла для себя еще в детстве?

Так и есть. Это попытка вынести наружу, насколько это возможно, то, что находится внутри меня. Там, где я поселяюсь, все моментально обрастает книжками, фигурками, картинками. То, что мне нравится, не лежит где-то в шкафу, а распределяется в пространстве. Конечно, без фанатизма, потому что захламлять дом без всякой системы тоже неправильно.

Японский уголок

Комната разделена на определенные зоны. Можно ли их классифицировать по видам искусства, культурам определенных народов? Или все вперемешку?

У меня все распределено. В этом отношении я маньяк! Могу с закрытыми глазами встать и найти любую вещь, потому что я знаю, где она находится. Книжки стоят как в библиотеке – по разделам: здесь полка по Японии, здесь по фэнтези, а тут две полки по мифологии. Сейчас я стараюсь наполнять полки книжками по кино и истории моды. Чувствую, места начинает не хватать. Королевство стало маловато.

Уголок Фриды

Можешь рассказать о каждом уголке? Что тебе особенно мило?

Мне нравится создавать микроинсталляции. Эту идею я почерпнула у мексиканцев. У них есть праздник День Мертвых, когда жители выставляют на улицах столы, куда помещают портреты своих близких, вещи, которые те любили, цветочки, свечи… Такие же композиции я создаю в своей комнате. У меня есть уголок, посвященный Фриде. Там стоит куколка, которую я разрисовала под Катрину, фотографии художницы, книжки про нее, репродукции ее работ. Есть уголок, посвященный Марлен Дитрих. В нем ее портрет, платье, боа с голубыми перышками, туфли – то, что напоминает мне образ актрисы. Остальные зоны не связаны с конкретными людьми, они тематические и тоже оформлены как небольшие композиции. Например, рядом с книгами по Японии находятся соответствующие статуэтки, веера. Достать книгу с полки, ничего не уронив, могу только я. Поэтому, когда мама хочет что-то взять, она просит: «Достань, пожалуйста, сама – я боюсь». Ей все это кажется неудобным и непрактичным. Мне – совершенно нормальным. Такой порядок, как в лесу, где каждое дерево не растет отдельно, вокруг него ветки, трава, грибы, мыши какие-то бегают. У меня то же самое.

Марлен Дитрих посвящается...

Кстати, о лесе и животных... Я видела твою коллекцию статуэток сов. У тебя особое отношение к этой птице?

Да. Опять же все от родителей, от папы. Он собирал изображения сов. У нас был целый альбом с ними, не столько с их фотографиями, сколько с изображениями различных декоративных работ. Папа вырезает из дерева, видимо, хотел использовать эти картинки для своих фигурок. Та огромная папка у нас называлась «совешник». В детстве я могла часами ее смотреть…

Ты ассоциируешь себя с этой птицей?

Да. Это было одно из первых слов, которое я выучила. И когда меня спрашивали, кто я, в какой-то момент вместо своего имени я стала говорить: «Я сова». Коллекция птиц сложилась случайно. Иногда я видела статуэтку, она мне нравилась, я ее покупала. Иногда мне их дарили. Так сов собралось очень немало, и постоянно появляются новые.

Коллекция совушек

А с другими персонажами, которые обитают в твоей комнате, и чьи образы ты воплощаешь в фотосессиях, чувствуешь связь?

Для меня это как роль в кино. Мне нравится быть кем-то другим, но только на момент съемки. После я не ношу это в себе долгое время. Бывает, ты перевоплощаешься в какого-то персонажа, потом перестаешь о нем думать и, кажется, что он от тебя отделяется – уходит в воображаемый мир. Время от времени ты о нем вспоминаешь, думаешь, как он там. А он живет своей жизнью.

И в то же время стоит у тебя на полочке, и о себе напоминает.

Да. Таких персонажей может быть очень много. Ты к ним возвращаешься. Но я не могу сказать, что постоянно ассоциирую себя с кем-то одним. По этой причине я не смогла в свое время влиться в ролевое движение, потому что там нужно быть кем-то довольно долгое время, а у меня это не получается.

Сакральная часть стола

А еще у Лены не получается вдохновляться кем-то одним. К бабушкиному настенному ковру приколоты портреты множества творцов, непохожих друг на друга, объединенных только Лениной любовью к ним.

Однажды я подумала: странно, что я читаю их книги, смотрю их фильмы, но не вижу их лиц. Если есть вещи, которые меня восхищают, я должна видеть людей, которые их создали. Мне захотелось смотреть на них постоянно, чтобы их энергетика передавалась мне. Ты глядишь на этих людей и понимаешь, что у тебя есть стимул делать что-то еще, потому что они делали. На этих фотографиях поэты, режиссеры, художники, писатели. Чак Паланик соседствует с Босхом и поэтами Серебряного века. И все они одинаково дороги мне.

Фотографии творцов-вдохновителей. Всех узнаете в лицо?

Искусство vs материнство

33 года Лена жила для себя, училась, занималась творчеством и придерживалась взглядов чайлдфри. Но год назад появился Лев, и изменил ее мир. Или не изменил?

Как поменялась твоя комната с рождением Льва?

Я думала об этом буквально вчера. Конечно, она изменилась, но не пострадала. Лев занял все промежутки, которые оставались пустыми. Центр комнаты – его территория. Там стоит кроватка, лежат игрушки. У меня в комнате две кровати, поэтому одну из них занимаю я, а другую он, когда играет. Сейчас он стал постарше, ему интересно все, что стоит на полках. Большую часть дня я занимаюсь тем, что показываю ему занятные вещицы. Приходится его носить вдоль полок, он все разглядывает. Я думаю, это плюс для его развития – есть на что посмотреть.

Лев Аркадьевич в интерьерах

Лев будет расти в этой комнате?

Сложно сказать. Думаю, пока я буду в декрете, да. Когда настанет время выйти на работу, мы вернемся в Екатеринбург. Там Льву тоже будет очень интересно. Папа у нас – художник, пока мы здесь, он делает ремонт, расписывает стены…

Несмотря на появление ребенка, тебе удается оставаться самой собой – той девочкой, которая поверила однажды в воображаемый мир?

Сейчас не всегда получается в полной мере погрузиться в тот мир, потому что иногда я устаю до такой степени, что не помню, как меня зовут. Но при любой возможности я стараюсь продолжать заниматься тем, что всегда любила. Думаю, моему ребенку будет интереснее иметь дело со мной, как с человеком, а не как с функцией, обеспечивающей ему тепло, еду, защиту. Для этого мне нужно оставаться такой, какой я была всегда. Кажется, мне это удается.

27 августа 2015, в 11:53
Просмотров 405
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.