Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск
Редакция: Учимся

Поэзия – иностранный язык

Говорить на нём Яша начала раньше, чем некоторые дети осваивают родную речь. Сначала это были стишки про котиков, с которыми семилетняя девочка победила в областном конкурсе «Дебют». Затем лирика стала серьёзнее. По страницам многочисленных альманахов и двух личных сборников стихов можно проследить, как росла поэт Яна Белоцерковская, и как талант воспитывал её.

«Я не Бродский». Об освоении языка

Мне с детства казалось, что стихи не могут быть конкретно-бытовыми, они пишутся лишь о том, что нельзя высказать в прозе – о вечном. Я была уверена, поэзия – это не часть русского или любого другого языка, это особый отдельный язык, который нужно выучить, понять, почувствовать. И когда ты на нём свободно заговоришь, станешь своим в этом мире. Я не Бродский, чтобы легко объясняться на языке поэзии. Но, наверное, я всё-таки овладела его азами. Мне кажется, пока я остаюсь на уровне ребёнка, у которого не всегда хватает слов, чтобы выразить мысль, у которого остается ещё много вопросов.

***
Пыль - это тот же прах
Ставших тряпьем вещей.
Детский неясный страх
Смотрит в проём дверей...
Больно глаза открыть.
Комом в язык - звук.
Видишь, упала нить
Бус из стеклянных рук.
Выдох. Тяжелый вдох.
Выдох. Болит в груди
Слева. Ну кто бы мог
Видеть, что впереди... 
Мертвым своим зрачком
Тыкаюсь наугад.
Время стальным крючком 
Тянет меня назад.
Или по кругу. Я
Сбилась давным-давно.
Скоро и этого дня
Резко наступит дно.
Буду лежать на дне.
Буду дышать легко.
Небо в моем окне
Пыльное. Высоко...


«Хотелось быть хорошей». О лирическом герое

В детстве были стихи про бабочек, про котиков, про солнышко – это мы всерьёз не берем. В подростковом возрасте я очень мало писала, потому что мне никогда не нравилась любовная тематика. Затем лет в 15 наступил период, когда лирический герой стал частью меня, той частью, которую мне хотелось выразить, но я могла сделать это только в словах. Я всегда старалась быть хорошей. Наверное, потому что в детстве мне внушили, если я не буду таковой, все пойдёт наперекосяк. Никто не станет меня любить, ценить, уважать. Это бред. Но тогда единственным способом признать свою тёмную, не идеальную сторону были стихи.

Сегодня много места во мне занимает журналистика. И это сказывается на поэзии. Пришла волна тех самых предметных стихов, которые я не признавала раньше. В них есть своя прелесть, через них я пытаюсь выйти на новый уровень освоения поэтического языка, чтобы сказать то, что ещё не говорили до меня. Процесс поиска доставляет мне большое удовольствие.

*** 
Март. Я тебя ненавижу. 
Утро. Давка. Трамвай. 
Снег в тротуарную жижу 
Падал. И если б в рай 
За терпенье давали билет… 
Но у меня в кармане 
Кроме мелких монет 
Только билет трамвайный. 
В небо дороги нет.

***

Сентябрь - как будто мимо
Я - мимо фонарей.
Глядящих долго в спину,
Ведущих до дверей.
А улица молчала,
На набережной - стон.
Волна волну качала,
Дробилась о бетон
Секунды облетели,
У ног моих легли.
И шли за мною тени - 
Как будто стерегли...

Нельзя измерить в процентах внутренний мир человека. Я не могу сказать, сколько места во мне занимает поэзия. Должно быть, меньше, чем раньше. Её сильно потеснила журналистика – творческий труд, которому ты каждый день отдаешь много душевных сил.

 

«Мозг работал в другой плоскости». Про искусство от боли

Был период, когда я сильно болела. И было страшно. Тогда ко мне приходили очень короткие и сильные стихи. Их было много, потому что мозг старался не думать о боли и начал работать в другой плоскости. Поэзия стала для меня спасением. Половина из того, что я тогда написала - мусор. Половина живет и, мне кажется, очень удачна. Мусора много, потому что я писала, не прерываясь, сидя у окна в полутемном, холодном туалете больницы. Писала-писала-писала и не могла остановиться…

***
Здесь словно не бывало дня
Здесь позабыто чувство света
Ночь неотступно шла в меня,
А я боялась верить в это.
Ночные страхи из углов
Глядели и казались теми
Тенями из кошмарных снов.
И в темноте бывают тени.

***
Темнота, в которой бессилен глаз,
Страх
мотылька, летящего на огонь
Бог - 
всё живое, что бьётся в нас
Бог - боль.

«Не чувствую времени». Про наступление стиха

Стихи приходят, как угодно. Раз мы ехали с подругой в трамвае. Час-пик, давка, болтаем о чем-то отвлеченном. И вдруг меня зацепило. Состояние критическое – срочно необходим листок и ручка! Я сунула подруге сумку: «Держи!» И принялась записывать. Потом дома ты смотришь на свои каракули и понимаешь – это только костяк, на которые будут нанизываться новые слова и смыслы. Стих должен дозреть.

Но иногда, как награда, они приходят целиком. Мистическая история произошла у меня с циклом «Тени». Был поздний вечер, все домашние легли спать, а я ещё оставалась на кухне. Почувствовала – идёт. Передо мной лежала тетрадка-блок, я достала из неё лист и начала записывать, словно под диктовку. После обычно приходит ощущение, что нужно выдохнуть и больше ничего не делать. Я посмотрела на записанный стих и поняла – ещё не всё. Достала второй листок, затем третий… Передо мной лежали семь исписанных страниц. Поэтические тексты на них закольцевались – последняя строчка каждого стихотворения становилась первой для следующего. Я не планировала, что так получится, просто приняла этот сигнал. Состояние было космическое… И тут на кухню зашёл дедушка: «Ты чего так рано встала?». Было 6.30 утра. Кончилась ночь, но я не заметила её хода.

Из цикла "Тени"
2. 
Был день как день, 
А ночь - как ночь. 
Мне всё равно. 
Я вижу, как 
Заходит тень 
В моё окно. 
И остается на стене 
И на столе. 
И остается тень 
сомнения во мне. 
И - тишина. 
И тошно так 
от тишины. 
Желтеет взгляд 
нахальной выскочки 
луны. 
И не укрыться никуда 
и никогда. 
Мне кажется - 
проносятся года, 
а неизменно - 
день - как день. 
А я - как я. 
Тень на стекле, 
тень на стене, 
и тень меня. 
И сделать 
ничего уже нельзя 
мне в мире, 
если в мире нет 
тебя. 

 

Я думаю, настоящий поэт не сможет отказаться от своего дара. Всю жизнь он будет ему служить, а дар в свою очередь будет управлять жизнью таких людей. Никуда не деться.

 

 «Рука знает». О поэтическом «правописании»

У меня многое идёт через руку. Даже если вертится пара слов, я их запишу, посмотрю на них, запишу ещё раз. Печатными буквами, прописными. Правой рукой, левой. Строка перекатывается по бумаге и на неё нанизываются новые слова и смыслы. Иногда я пишу начало и не знаю, что будет дальше – в голове этого нет, но есть ощущение, что рука знает. Слова под ней ложатся сами. Я это состояние очень люблю. Наблюдаешь за собой будто со стороны и думаешь: «Ничего себе! Самопишущие руки».

Я вообще люблю писать от руки. Многие удивляются, что я веду бумажный дневник в XXI веке. Всегда ношу его с собой, там мысли, наблюдения, образы, вклеенные билетики в театр. Он гораздо приятнее электронной версии - сама пишешь, сама себя в друзья добавляешь, лайки ставишь, комментируешь. И злых комментариев, как в соцсетях, кстати, нет. А если появляются – вырвал страницу и все.

«Любят. Не любят». О мнении окружающих

Для меня всегда была важна оценка дедушки. Он больше всех занимался моим воспитанием. Когда мама-студентка отдала меня ему на поруки, дед растерялся - не знал, что делать с ребенком, ведь пока росли его дети, он был занят на своей очень ответственной должности. Поэтому дедушка просто брал первую попавшуюся книгу с полки и читал мне. Попадались не «Колобок» и не «Курочка Ряба», а Гомер, Шекспир, Булгаков…  Я делилась с ним своими детскими соображениями об «Одиссее» и «Мастере и Маргарите», а дедушка записывал наши беседы на кассеты. Так сохранились и первые стишки. У нас с дедом разные подходы к литературе, но он на эмоциональном уровне меня прекрасно понимает и видит в стихах то, что лежит за словами, наверное, потому, что он меня любит. Мне важно, чтобы на мое творчество эмоционально откликались, поэтому раньше я любила выступать на поэтических вечерах в барах и кафе. Потом разлюбила. Ты хочешь видеть их глаза, а они хотят пива.

«Стихи – это душевная разрядка». Про то, помогает ли поэзия

Да, мне помогают стихи. Правда, сама не знаю, чем. Кажется, одни проблемы от них – бессонница, рассеянность внимания. Опять же это мука, если они не идут. Особенно, когда несколько строк написались, и ты ходишь с ними, и они тебя не отпускают. Сидишь, например, в театре (я часто бываю там по работе), идёт великолепный спектакль, и тебе так стыдно, потому что актёры играют, стараются, а ты даже не понимаешь, что они говорят! В голове у тебя только те четыре строки, которые ты написала. Но когда стих сложился, я бываю почти счастлива. Это очень приятное состояние. Это душевная разрядка. Когда у меня был долгий период затишья, я стала писать небольшие рассказы – искала той самой разрядки, но не находила её. Потому что язык прозы совершенно иной и эффект иной тоже…

Яша уверена, что поэтический язык, подобно любому другому, нужно изучить, понять и почувствовать. Но сделать это возможно, лишь обладая даром, который приходит от высших сил. В награду или в наказание.

16 июня 2015, в 08:02
Просмотров 384
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
Ксения Каргаполова Яша - необъятная личность) Можно писать о ней книгу. Заготовка для одной главы уже есть.
16 июня 2015, в 09:32
Ещё...
Александр Белянин Судя по фотографиям - там еще и прыжки с парашютом

И что делает рядом - Губерниев вроде?

По моей информации есть еще и 10 лет в отряде "Каравелла", есть и арт-пространство "Аура" (реклама!), и заведование отделом культуры в Областной газете (не реклама!).

И, видимо, еще много чего осталось за кадром: это уже другие истории?

 
16 июня 2015, в 09:28
Ещё...