Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск

Открытие 20-ой областной молодёжной художественной выставки "Регион 70"

[Самое начало]
Приехал я на открытие в назначенное время, на кассе надо было покупать билеты (не знаю сколько стоит, говорят 120 рублей) или просто брать их, если ты участник (мой случай). Потом поднимаешься по большой лестнице на третий этаж, что уже неплохо, ведь на третьем этаже нормальные залы, в отличие от первого. Проходишь в открытые двери, отдаёшь билетик немолодой женщине-музейщице, она его надрывает и отдаёт обратно. (Уважаемые пассажиры, сохраняйте ваши билеты до конца поездки. На линии контроль.) И сразу попадаешь в основную тусовку. По ощущениям народу - человек 200. Все сплошь молодые художники и сочувствующие им. Старшего поколения было очень мало. 

[Коробейников, спайс и крутая графика]
Потоком входящих меня сразу вынесло на двух молодых художниц, стоявших с Н. Коробейниковым (матёрым Томским хиппи-художником), который в последующем разговоре со мной задался вопросом где бы нашли своё применение огромные картины сурового мужчины Басалаева (блёклые фотопортреты, кажущиеся отпечатанными на холсте, и кое-где пройденные акрилом) и вскоре, просиявши внезапной идеей и засмеясь, объяснил мне, что эти картины хороши для ночных клубов с большим объявлением о продаже спайса и контактным телефоном (улыбнуло). На мой вопрос о самой крутой картине, Николай показал на небольшую графику и стал говорить о её крутизне (графика максимум А3 формата на этнические мотивы свободно изображала каких-то истуканов и куски почвы - нормальная графика, но что там крутого я так и не понял). Следующий мощный поток посетителей перенёс меня во второй зал. 

[Старшие]
Из "старших" я заметил чету Коробейников (Николая я уже упоминал, а есть ещё Татьяна, оба стильные, в кожанках); большого карикатуриста Перцева (обычно весёлый и обаятельный с закрученными усами, сегодня был серьёзен); заслуженного Лазарева (как всегда с как бы подавленным гневом на лице); проскользнул также модельер Работкин (просто поставлю ему лайк).
Были и другие старшего поколения, но я их либо не знаю, либо ещё что-нибудь.

[Вступительная речь, перформанс и японцы]
В отстранении стояла фотограф Настя Белоус вся в чёрном образе такой тихой печали. Я хотел её сфотографировать на фоне вертикальной линии из трёх чёрных график, но она в скромном смущении, добро улыбнувшись, сказала что не надо. (Не любят фотографы когда их фотографируют художники, но я всё ж сделал кадр. Позже наткнулся на другого фотографа - Юля Рыжова изворачивалась и пряталась от меня за своим большим фотоаппаратом.)
Уже начали произносить торжественную речь где-то за скоплениями затылков и плеч (стихи), а меня попросили открыть шампанское без большого шума. Что ж, я это сделал и обильно залил шампанским музейный паркет. Пришлось списать всё на запланированный перформанс, утверждая, что паркет это образ старого отжившего искусства, а салфетки, накиданные на его поверхность - молодые художники, которые впитывают в себя влагу-вино нового современного искусства, взрощенного на основе паркета старых мастеров и переосмысленного в лопающиеся и ускользающие пузырьки новейших прозрений.
Я взял бокал шампанского и ретировался к внимательным слушателям торжественной речи. 
Ну речь как всегда: 
" ...какое супер событие, какие вы (мы) все молодцы, всем спасибо, бла, бла, бла.." 
Отметилась киновед Ада Бернатоните - во первых 
посещением открытия выставки, во вторых она тоже толкнула речь - что-то типо:
"... Народ! Вы все знаете, что если мне что-то не нравится, то я это высказываю сразу и жёстко - но в случае данной выставки мне не за что зацепиться - всё ништяк..!"

В этом зале моё внимание притягивали три картины Ани Мясниковой - болезненные одинаково-вспухше-прищуренные японцы из параллельной реальности с заломанными, будто в судорогах руками и кошками - они балансировали в моём сознании на грани приязни с неприязнью и если бы не яркие красно-зелёные цвета, я бы взгрустнул. 
Над ними ярким озорным пятном висел автопортрет красотки Дианы. Самая красочная стена!

[TV]
Что странно - не было телевизионщиков, вообще!

[Галерейный бизнес]
Представителей галерейного бизнеса было два - похожий на политика осторожный и молчаливый владелец "Астры", кивнувший мне с другого конца зала, и динамичный Владимир Чернявский из картинной галереи на Карташова, который буравил толпы собравшихся как пахарь новую целину, вспахав все три зала, он похлопал приятельски по спине высокого грустного Маковенко и быстро ушёл.

[Вождь]
Увидев задержавшихся двух молодых женщин возле своего "Вождя" и говорящих друг с другом, не сводя глаз с картины, я с бокалом шампанского подкрался к ним и спросил: "Ну 
как?"- женщины, вздрогнув и схватившись за сердце, обернулись (испугались от неожиданности) - потом узнали автора картины (приятно, чёрт возьми) и расслабились. 
Спрашивают: 
- А много гелевых ручек у вас ушло вот на картину? (самый популярный вопрос)
- Много,- говорю. 
- А вот ваш "Заяц в лифте" очень нравится..
- Есть такое, он многим нравится.
Поболтали о том о сём.
(Вообще упомянутое масло самое популярное в реале, в сети же лайков больше у "Тьмы и света", которая не выставлялась ещё нигде )

[Шляпа и Питер]
Я плыл несомый жадной до искусства и пиара человекомассой, как вдруг увидел огромную чёрную шляпу под которой оказалась робкая Алина Дырова с больши-и-ими глазами вся в старых значках на джинсовке. Поздоровались.
Несколько дней назад, ещё на развеске заприметил чисто интерьерную большую картину - реалистичная коряга на локальном голубо-кирпичном фоне, оказалось это Дима Карнаухов, бывший Томич из Питера. 
- Как Питер?
- Ничё нормально, 24го обратно.
- Понятно. Ну а мы здесь пока будем, в Сибири.
- Ага.
На открытии он разбрасывал свои длинные волосы по обнажённым мускулистым плечам и всем улыбался.

[Культурологи и музыканты]
Кстати мою идею перформанса поддержали культурологи из ТГУ, размазав на паркете перед играющими музыкантами взбитые сливки и бруснику. Но я не успел осмыслить несомненно глубокий символизм этого действа, как музыканты в виде двух тихих гитаристов (в общем шуме-гаме их было едва слышно) заиграли что-то из известной классики рока - моя голова закивала, стопа затопала, рот начал открываться в попытке подпеть им. Парни старались. Я их зафотал.

[Видео-арт]
Напротив музыкантов был видео-арт - огромный экран, куда проецировалось изображение с проектора. Он показывал медленно ползущие виды каких-то дворов Томска, а потом долгие чёрные фоны с одиноко плывущей надписью "томск". Я был почти впечатлён. 
Второй видео-арт распологался в третьем зале прямо под моей большой картиной "Указывающий". Этот музейный телевизор с плоским экраном где-то 80 на 45 сантиметров, показывал нечто бодрое в сравнении с первым видео-артом - быстрые кадры сменяли друг друга, но там был настолько дикий сюр, что толком ничего не запомнилось.

[Дружба народов]
На выходе с выставки вьетнамец Minh Nguyenhai (очень неплохой фотограф) рассказывал публике о своих фотоэкспериментах со светящимися линиями. Мне было приятно слышать его с трудом понятную русскую речь.

[Итого]
Практика показывает, что от выставок, устраиваемых гос.структурами (в нашем случае Томским худ. музем), не стоит ждать большого резонанса от продвинутой интеллигенции, интересующейся современным искусством. На мой взгляд, музеи до сих пор держаться на остатках накопленного в прошлом авторитета, им не хватает "конкретной движухи" и "онлайна". 
Мы наблюдаем переход современного искусства на Арт-площадки торговых центров, в частные галереи (я это не про Томск), фестивали и, само собой, в интернет.
Музей рискует остаться хранилищем старых картин и местом встреч коллег и студентов художественных учреждений.

Шампанское было выпито, следы "перформансов" были давно убраны, исчезла вся людская масса и я, надев свою куртку, растворился-исчез в вечернем движении сибирского города.

Арт.   
12.09.2013

21 октября 2014, в 04:30
Просмотров 441
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.