Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск
Редакция: Наши люди

О чём молчат бумажные звери

Есть такие люди, в радиусе нескольких метров вокруг которых всё добреет. Кажется даже, что линии вокруг теряют свою привычную ломанность, цвета становятся мягче и теплее, а мышцы лиц разглаживаются. И вот уже в твоей голове привычная драма лишнего человека, или чего у тебя там была за драма, сменяется горячим чаем, домашним вареньем и простой домашней мудростью. Саша Луки как раз из таких, а ещё она художник — рисует замечательные картинки и шьёт самых уютных в мире бумажных зверей. Мы расспросили Сашу про зверей, про неё саму и про всё на свете. Смотрите, что вышло:

Про всё как у всех, только наоборот.

C тем, что вообще я рисую, сомнений не было никаких никогда. Рисую, и всё. Поскольку мама художник, всякое творческое было вокруг всегда — это была такая естественная среда обитания. Потом я где-то в средней школе объявила бунт и сказала: «Нет! Я бросаю это всё, потому что, наверное, я рисую только потому, что мама художник, пойду и придумаю что-нибудь своё!» Но ничего своего не придумалось и поэтому несколько лет это было такое просто зависание.

А потом стало надо поступать в институт, и я вдруг поняла, что больше ничего толком не умею, и, кажется, не очень-то люблю. Тогда я пошла учиться театральной бутафории, потом учиться делать мультики, и вот, диплом мультипликатора у меня есть.

А потом я вдруг поняла, что мне интересно что-то ещё, и это что-то ещё — это языки, но я к тому времени была уже большая и было, в общем, сложно самой себе объяснить, что мне туда можно. Поэтому ещё какое-то количество лет я ходила вокруг лингвистики и думала: «Ой, наверное, уже очень поздно». И вот теперь вот я только закончила первый курс, учу норвежский и это очень круто! 

Это Саша на фестивале «Крутушка», август 2015 года.

Про мультики.

Делать мультики — это такое очень специфическое занятие. Тот, кто делает мультики, он в это настолько погружён, что всё остальное просто мимо него проходит. Сейчас мультики делаются гораздо проще, чем раньше, но те, кто занимаются анимацией, они всё равно этому посвящают всё своё внимание.

Про языки.

Если бы мне сейчас дали возможность передумать, я бы пошла сразу на лингвистику. Не знаю, будет ли это потом моей профессией, пока моя работа — это творчество, а лингвистика — это просто очень интересно. Языки — это такой большой кусок мира, он про то, что бывает очень много всяких штук и они все прекрасные. И то, что можно это изучать — это большая радость.

Когда я учу язык, я рисую себе картинки, чтобы запоминать слова. Я так учила итальянский и у меня их целая серия была, сейчас вот со своим норвежским я тоже так поступаю.

Те самые картинки, чтобы запоминать слова.

Про то, как творчество стало приносить деньги.

Однажды я придумала бумажных зверей, вот они тут висят, классные мои ребята. Совершенно случайно. Я пыталась шить кукол из тряпочек, но у меня ничего не получилось, я расстроилась и стала шить из бумаги. Тогда я вообще не думала, что из этого выльется что-то такое серьёзное. Сделала парочку, подумала: «О, круто! Можно сделать ещё немножко». Потом я стала это выкладывать в интернет и у меня стали спрашивать, а не продаю ли я их. И я такая думаю: «Боже! Чего, ещё и за деньги это можно продавать?». Теперь у меня здоровенная группа в контакте и всякие заказы, и я, в общем, примерно этим сейчас и зарабатываю. Но это неожиданно.

Про то, что скрывают звери.

Всё время меня пытаются спрашивать: «А что они означают? А что это вообще такое?». Они означают то, что я нарисовала вот такую штученьку. Никакого тайного подтекста.

Часто бывает так, что есть картиночка, и по ней невозможно догадаться, о чём она для меня. Она может быть какая-нибудь миленькая, светлая и радостная, а у меня это были какие-то жуткие тёмные времена.

У меня есть, например, серия картинок для книжки, которую я проиллюстрировала. И вот я рисовала эти картинки, обливаясь слезами каждый день. При этом это были детские стихи, и там медвежата, радость, веселье, ура! Люди смотрят, и не догадываются, а я-то знаю.

Медвежата, которых не в чем заподозрить.

Про компьютер.

Если очень надо что-нибудь нарисовать на компьютере и обещают кучу денег, то я, так уж и быть, могу. Но меня это очень сильно изматывает. Мне ближе материалы, которые можно взять и потрогать руками. Глина или бумага с карандашами — это сразу радость и понятный процесс. А компьютер — это не слишком понятный процесс.

Про деревья.

Когда не знаешь, что рисовать — рисуй дерево. Музыка, кино и прочее, сделанное людьми — это прекрасно. Но больше всего в мире я люблю деревья. Если вдруг чего не так — иди в лес.

«Август и лев»

Про музыку.

Из музыки я люблю больше всего на свете всё народное. Однажды я немножко училась петь и мне показали, что такое народные песни и с тех пор я поняла, что это круто. Люблю совсем дремучий фолк, чем меньше обработанный — тем лучше.

Про друзей и единомышленников.

Я очень люблю находить новых талантливых друзей. В том числе поэтому я езжу на ярмарки. Очень круто, когда можно ходить и находить каких-то людей, и восхищаться работами и показывать свои — это такой прекрасный обмен прекрасным. Ой, чего это я сейчас ляпнула?

Есть, например, такие мои любимые керамисты из Нижнего Новгорода, «Середина леса». Мы нашли друг друга в интернетах и это было так: я посмотрела и подумала «Ого, какая керамика, прямо как мои картинки!». А они посмотрели и подумали: «Ого, какие картинки! Прямо как наша керамика!». 

А вот так выходит, когда Саша и керамика вместе.

Про процесс и результат.

Конечно, круто, что я делала-делала и вот есть какая-нибудь штуковина. Но вообще-то всё это гораздо важнее, когда оно происходит. Сделанное дело не так важно. Но про каждую штуку я помню, что происходило, когда я её делала, и в каком я была вообще настроении.

Однажды я начала рисовать так, как рисую сейчас. Это случилось ровно десять лет назад. Это была осень 2005 и у меня как-то появилась крафтовая бумага, я взяла цветные карандаши и начала придумывать из головы. Даже не придумывать, оно просто полезло, как-то выросло из меня. У меня в тот период впервые было так, что процесс был важнее результата. До этого мне было очень важно, чтобы получилось круто. А тут стало совсем не важно, настолько захватывал процесс. Это было что-то кривенькое, детское и совсем непонятное, но для меня они были в тот момент очень важны, это был большой шаг. 

То самое, из 2005-го.

Про то, какая крутая штука мир.

Кажется, важно не думать, что получится. Кажется, важно полюбить процесс. И ещё, кажется, очень важно просто полюбить мир. Для меня тогда это всё было про то, что крутая штука мир. И, кажется, все вещи, которые я делаю, и которые люблю, они про это. Вся лингвистика, и вся керамика, и все картинки, оно про то, что крутая штука мир.

24 сентября 2015, в 18:22
Просмотров 240
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
Березовская Наталья Это здорово! Спасибо за историю о прекрасном человеке :) Что человек прекрасный, после такого репортажа a la "прямая речь" сомнений не остается.

Отношение к рисованию на компьютере, лингвистика, про тайный подтекст, про ДЕРЕВЬЯ - это прям про меня. Может, это нескромно, но я тоже так чувствую. 
25 сентября 2015, в 19:15
Ещё...