Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск
Редакция: Наши люди

Между музой и гитарой

Знаешь ли ты, дружок, где на карте России находится город Еманжелинск? Не знала и я, пока на одной из екатеринбургских готичных тусовок двое скромных парней не подключили свои гитары и не сыграли восхитительный аутентичный постпанк. Это были ребятки из Челябинской области – группа I'm Jim Morrison, I'm Dead. Любители длинных названий, сегодня они именуются The Witch Will Die Tomorrow. С гитаристом группы и автором собственных эмбиент-проектов мы поговорили о жизни в маленьком городе и в большой музыке.

Вячеслав Рольман – это имя для паспорта, для внешней жизни, но не для внутреннего мира, где рождается музыка. Свое творчество я ассоциирую с псевдонимами Nnamllor и Wenzel.

Из переписки:

- А почему интервью не в письменном формате?

- Не будет эффекта живого общения.

- Просто вживую я могу смущаться и тупить)

Мы созваниваемся по Скайпу и начинаем с простых вопросов, чтобы вместе не смущаться и не тупить.

Что видно у тебя из окна?

Соседний дом.

Какой?

Пятиэтажка такая длинная… Скучноватый типичный пейзаж типичного советского города.

Такой ты видишь с детства?

Нет. Я всю жизнь живу по съемным квартирам. На прошлой мне очень нравилось, из моей комнаты открывался вид на заросли и кинотеатр, под окном росла рябина. Было классно, особенно осенью.

А вообще в Еманжелинске больше природы или цивилизации?

Поровну. Хотя, здесь действительно много зелени.

Тебя это вдохновляет?

Скорее, да. Но я больше люблю загородные пейзажи.

Помнишь момент, когда впервые почувствовал себя музыкантом?

Нет, не помню. Я помню момент, когда понял, что могу управлять инструментом, извлекать из него мелодию. Мне было 17 лет. На гитаре друга по самоучителю я освоил аккорды. «Вау, – подумал я. – Я могу сыграть песню!».

Какая это была песня?

Не хочу рассказывать.

Да, ладно, зачем стесняться своих юношеских вкусов?

Это была группа «Ногу свело». Песня «Наши юные смешные голоса».

На прогулке в Еманжелинске. Лето 2013

От творчества «Ноги» вкусы Nnamllor эволюционировали в сторону той музыки, которую сегодня он делает сам.

Чем тебе близки постпанк и эмбиент?

В постпанк я пришел через готик-рок. Это моя тема. Стиль привлекает красотой декаданса и мрачностью. Я чувствовал эти настроения внутри себя и нашел их отражение в музыке. Про старые готичные группы я узнал давно, еще лет в 15. Тогда у меня не было Интернета. Зато был журнал «Ровесник», который я постоянно читал, так и познакомился со многими музыкальными жанрами. Забавно – я знал, что есть группы Bauhaus, The Cure, Joy Division, знал, что они крутые, примерно представлял, что они играют, но никогда их не слышал. Мое знакомство с ними произошло только в 18 лет. Я пошел в гости к одному приятелю, у которого было много разной музыки на компе, спросил: «У тебя есть The Cure?». Он сказал: «Да, вроде были…». И скинул мне папку, в которой оказались альбом Pornography и сборник Staring at the Sea. С первого прослушивания я понял – это то, что мне нужно. Удивительное совпадение – в папке могли оказаться любые другие менее готичные альбомы The Cure, но случайно оказался именно Pornography, и меня зацепило…

А эмбиент как полюбил?

Этот момент я помню более четко. О стиле тоже узнал из журнала – приятель принес мне номер «Хулигана», наверное, года 2006-го. Там была статья про готов, подробно рассказывающая о разных направлениях субкультуры. Большое внимание уделялось альбому группы Dead Can Dance Into The Labyrinth. У меня тогда не было возможности его послушать, но название я запомнил. Спустя шесть лет, исследуя на Last.fm, что бы мне послушать, я вспомнил про Dead Can Dance. Одним из тегов к их музыке был «эмбиент». Я пошел по ссылкам и открыл для себя Sigur Rós,  Boards of Canada, Fever Ray.

Вечеринка в Stoker, СПб. 2013 год

Когда из слушателя ты превратился в автора музыки?

Писать эмбиент я стал, когда научился его играть, когда понял, что на своих гитарных примочках смог добиться нужного звука. Примерно год я ничего не фиксировал, просто играл-играл… А потом летом 2014-го решил записать трек для одного конкурса. Есть такой фэнтезийный комикс «Эльф в кедах». В честь его дня рождения устраивался творческий конкурс. В нем участвовали в основном художники и поэты. Я был единственным музыкантом.

Получил свою конфетку за работу?

Да, автору комикса понравилась моя музыка, и взамен по почте я получил книжку «Эльф в кедах», наклейки, постер. Было очень приятно. Тот самый первый трек Elven Birthday у меня сохранился. Его можно послушать в моем паблике и на моей странице в ГЕНИЙ МЕСТА

Но постпанк ты начал играть раньше, чем эмбиент…

Да. Это тоже маленькая история. У меня есть приятель, который, как я думал, не имеет отношения к такой музыке, т.к. «пять лет слушал одну «Арию». И вот однажды осенью 2012-го мы случайно встретились на улице. «Ты же басист. Пойдешь к нам с приятелем в новую группу?» – спросил он. Я поинтересовался в ответ: «Что играете?». «Постпанк». Вау! Конечно, я согласился. Тот знакомец предложил сыграть кавер на Transmission. И снова удачное совпадение – тогда это была единственная песня Joy Division, которую я хорошо знал. На репетиции мы познакомились с Сашей – вокалистом и басистом нашего нынешнего проекта. А приятель, который позвал меня в группу, через неделю уехал в другой город.

И вы остались вдвоем…

Да, мы остались вдвоем. Кому-то нужно было играть на гитаре, т.к. я делаю это лучше, чем Саша, я взял ее в руки, а Саше пришлось осваивать бас. Так мы пришли к сегодняшнему формату The Witch Will Die Tomorrow.

Из переписки:

- Чувак! Почему вы так редко выступаете?

- Не хотим навязываться…

Скромность этих парней меня поражает. Они делают восхитительную музыку, но не хотят за нее награды – ни денег, ни даже любви слушателей.

Сложно, живя в маленьком городе, продвигать свое творчество, доносить его до публики?

Да, это сложно. К тому же мы представители узкого, субкультурного жанра. Сложно куда-то выбраться, когда ты живешь в ж*пе мира. Мы играем в основном на тематических вечеринках. Организаторы узнают о нас по сарафанному радио и зовут выступить. Сами мы не занимаемся продвижением группы. Я просто не вижу возможностей для этого. Конечно, есть в Интернете какие-то паблики, куда можно выложить свою музыку... С крупными сервисами – Google Play или iTunes – я не хочу связываться, потому что не хочу продавать свою музыку. Не думаю, что музыку можно оценить в деньгах.

Тем не менее многие оценивают.

Я их понимаю в том плане, что им нужно покрывать затраты на репетиции, записи в студии... Но я сужу по себе. Когда мне нравится какая-то музыка, готов ли я ее купить? Не всегда. Поэтому я не требую от других того, что не могу соблюсти сам.

Значит, ты не думаешь, что однажды музыка станет для тебя источником дохода?

Однажды стала. Наш альбом This is Not What I Expected купила за восемь долларов девушка из Франции. Есть такой сайт Bandcamp, там можно скачать пластинку и оставить за нее любое вознаграждение, какое посчитаешь нужным.

И как вы поделили эти восемь долларов?

Никак. У меня нет аккаунта на Paypal, который нужен для расчётов на Bandcamp, и через два месяца восемь долларов вернулись обратно во Францию. Я пытался зарегистрироваться на сайте, но у меня включилась паранойя, т.к. требовалось ввести слишком много данных, вплоть до номера паспорта и домашнего адреса.

В Петербурге. 2013 год

Вы выступаете в Челябинске, Екатеринбурге, Питере, Москве. Не возникало мысли для продвижения группы осесть в одном из более крупных городов?

Возникала. Нас спрашивали, почему мы не переедем в Челябинск.

Почему?

Саша живет здесь, у него семья, жена.

Может, это просто привычка?

Может быть. Я сильно не задумывался об этом. Нет такого дикого желания уехать.

Тебе комфортно в Еманжелинске?

Да, достаточно комфортно. Не идеально, конечно.

А если бы тебе предложили все условия для переезда в другой город, куда бы ты отправился?

Сразу сложно сказать, глаза разбегаются – на планете очень много интересных мест. В России это, наверное, был бы Петербург. Мне кажется, там самое подходящее место для таких людей, как мы.

Прогулка в городе Е. 2013 год

Тебе важно, чтобы рядом были «такие, как ты»? Важно, как они оценивают твое творчество?

Даже не знаю… Мне в первую очередь важно делать то, что я делаю, и видеть, что у меня получается. Важно, чтобы мне самому нравилось. А если музыка понравится другим людям, будет здорово.

К тебе часто после концертов подходят и говорят: «Чувак! Это было круто!»?

Достаточно часто.

Что ты при этом чувствуешь?

Я смущаюсь.

Почему?

Не знаю, куда себя деть в таких случаях. Во время первого выступления у вас в Екатеринбурге я видел со сцены интересно выглядящих людей и думал: «Здорово!». Когда мы отыграли, эти люди стали подходить ко мне и благодарить. А я не знал, что ответить, потому что я не старался им понравиться. Просто делал то, что люблю.

Из каких компонентов должно состоять ваше выступление, чтоб ты мог назвать его удачным?

Мне должно быть уютно в помещении. Оно должно эстетически соответствовать тому, что мы играем. В Челябинске есть несколько заведений, в которых технически все клёво – аппаратура, организация мероприятий. Но атмосфера не та. Эти заведения более мейнстримовые: модные, современные, глянцевые. И с нашей музыкой туда идти… Все равно что картину Босха повесить в бизнес-центре.

Был у вас концерт, когда все совпало – и звук был хороший, и клуб красивый, и публика соответствующая?

Ни разу такого не было.

Даже в Питере?

Да. Там было круто, но не 100% попадание, а я в этом отношении перфекционист.

Вечеринка в Stoker, СПб. 2013 год

Из переписки:

- Спасибо за музыку.

- Это мое предназначение. Я здесь именно для этого.

Для чего ты занимаешься музыкой?

Мне кажется, это мое призвание. Когда я делаю что-то другое, только частично погружаюсь в процесс, часть меня остается вне. Когда я играю музыку, я весь там. Я – музыка.

Как пишется композиция: приходит в голову ниоткуда, или ты ее выдумываешь?

Бывает и так, и так. Когда нужно что-то придумать, ты берешь и придумываешь, и получается. Иногда под воздействием эмоций музыка появляется сама, даже не понимаешь, откуда. Просто она прошла сквозь тебя, тогда ты ощущаешь себя проводником между музой и инструментом.

Когда это состояние было у тебя последний раз?

Вчера. Я взглянул на инструмент, он был рядом на гитарной стойке, и понял, что хочу поиграть. Я взял гитару, включил комбик и начал импровизировать – воспроизводить все, что приходит в голову. И у меня получалось.

В гостях у художника Аркадия Калмыкова. 2015 год

Для Nnamllor важна эстетика, красота не только звуков, но и картинки. Поэтому помимо музыки он занимается фотографией, хотя признает ее более слабым средством для выражения чувств.

К какому музыкальному жанру твои фотографии ближе?

На снимках много размытости, туманов, далеких горизонтов. Для меня это эмбиент, несомненно.

Фото Nnamllor. 2015 год

Твои фото – это иллюстрации к композициям или самостоятельные работы?

Самостоятельные работы. Порой их настроение совпадает с настроением треков, поэтому я размещаю их вместе.

Какие эмоции чаще всего отражают снимки?

Невыраженную, непонятную тоску по чему-то. Даже сам не понимаешь, по чему именно… Зов дальних расстояний. Ощущаешь, что чего-то не хватает. Но это ощущение не мучает тебя, не изводит, просто оно есть, оно определяет сознание.

Фото Nnamllor. 2015 год

Это картинки твоего внутреннего мира?

Да. Посмотрев их и послушав мою музыку, можно попасть во внутренний мир человека, скрывающегося под ником Nnamllor.

10 сентября 2015, в 11:06
Просмотров 354
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.