Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск
Редакция: Рецензии

Запечатленный ангел

Р. Щедрин «Запечатленный ангел», хоровая музыка по Н. Лескову № 8 «Да святится Имя Твое»
Дирижер -- Александр Соловьёв

 
- «Вот ангел! Он в душе человечьей живет, суемудрием запечатлен, но любовь сокрушит печать...» Н. Лесков «Запечатленный ангел»
 
На сайте выложены работы художницы из Москвы Ольги Мочаловой, среди них есть одна, названная «Запечатленный ангел», она и привлекла мое внимание, в первую очередь выбранным сюжетом. У известного русского писателя Николая Семеновича Лескова есть одноименная повесть, которая значительно позже своего написания вдохновила нашего с вами современника, и уже классика, композитора Родиона Щедрина на создание хора по этому сюжету. Полный текст повести, который не велик, вы легко можете найти в интернете.  (http://az.lib.ru/l/leskow_n_s/text_0005.shtml) Из девятичастного хора я представляю вам для ознакомления восьмую часть, Andante, «Да, святиться имя твое» в исполнении хора Московского Государственного Педагогического Университета под управлением А. Соловьева. Полное музыкальное произведение так же можно найти. Очевидно, что и Ольга написала свою работу, опираясь на текст Лескова, а главное, вдохновляясь им.
Всегда интересно, когда мы можем увидеть одну проблему с разных точек зрения, выйти за переделы своего видения и встать на место другого. В обычной жизни такое умение еще и полезно, оно всегда поможет избежать конфликтов, а если мы говорим о жизни художественной? Есть вопросы, которые поднимались творцами вновь и вновь в искусстве: в живописи, музыке, литературе, мы можем провести великое множество межвидовых параллелей, наблюдая, как одна тема преломляется в разных формах. Разные виды искусства имеют разный инструментарий, технику, да и вообще природу, но объединяет их некая общая цель – создание художественного образа. Об нем и пойдет речь.

 

Повесть Лескова представляет собой рассуждения об образе, о его духовности и реальности, облеченные в художественный текст. Автор размышляет над значением слова запечатленный, как бы играет оттенками смысла, который можно в нем прочитать. Для него «запечатленный» - это и опечатанный, и написанный, и зачарованный. Повесть рассказывает историю, произошедшую в старообрядческой общине, у которой была замечательная икона ангела, который вел и направлял их. Но, однажды, власти отняли ее и поставили сургучную печать прямо на лик. Весь сюжет повести строится на том, как староверы пытаются вернуть себе святыню, желая подменить ту икону на другую. Но внешние перипетии лишь служат выражению мысли о том, что настоящий образ – это не только то, что на бумаге, или на доске или в камне, например, он шире и значительнее своего материального проявления. Конечно, как для Лескова, так и для Щедрина очень важен религиозный пафос  и православная традиция. Лесков сам был верующим и кроме того хорошо знал иконопись, выступал в защиту "одной из самых покинутых отраслей русского искусства". Так и Щедрин, его произведение называют первым духовным произведением конца двадцатого века. Оно достаточно строго выдержано в духе православной литургии, поэтому и композитор сам меняет жанровое определение с «хоровая музыка по Н. Лескову» на «русскую литургию». Для московской художницы важно нечто другое (хотя церковная тематика не чужда для нее), в ее работе акцент смещен на чувственное восприятие, она передает личное ощущение, представление. Ее ангел, несмотря на свою эфемерность (его образ как бы выступает из небес), все же очень реален и даже, я бы сказал, человечен.
Тут, казалось бы, возникает противоречие в рассуждениях. Ведь и в повести и в музыке тоже рассказывается о личных переживаниях при соприкосновении с образом, и ангел для героев истории тоже более чем реален. Но тут есть важная особенность, которую можно сформулировать как уникальное ощущение дали при всей близости объекта. Да, он близко, как-то даже помогает, содействует, но мы всегда ощущаем дистанцию, его высшую сущность. Через образ мы можем лишь прикоснуться к абсолютному, к божественной энергии. Такое отношение к образу реализуется в иконе, оно основано на теории Священного образа Иоанна Дамаскина. Противодействуя «иконоборчеству», один из самых почитаемых отцов церкви писал, что иконы чудотворны, так как несут в себе часть божественной силы того, кто на них изображен.
В этом и кроется разница между картиной и иконой. Поклоняясь иконе, мы поклоняемся не тому, что на ней изображено, не мастерству художника, а первообразу, частицу которого несет в себе изображение. Поскольку же первообраз, божественную энергию реалистично изобразить невозможно, отсюда и рождается условный язык. Икона сама является субъектом и может преобразовывать мир. В случае с картиной все иначе, она средство для общения с художником, с его идеями и переживаниями, которые могут быть как сугубо индивидуальными, так и выражать общественные настроения.
И перед нами именно картина, и мы можем отдать дань мастерству автора. Видно, что она лично пережила это произведение, ангел получился очень живой, выразительно в нем все: от того, как лежат волосы до пронзительного, чуть тоскливого взгляда. В авторском комментарии она пишет о своем понимании повести и своей работы, приводя цитату из Лескова: «все равно, какими путями господь человека взыщет, лишь бы взыскал». По мнению Ольги Мочаловой – это главная идея повести, для меня – нет, по крайней мере, не единственная. Но Ольга ясно выражает свою идею, она пишет тропинку к ангелу, к светилу, эта тропинка зовет идти по ней.
Несколько слов о формальной стороне работы. Автор характерихует свою технику, как субстазия, насколько я понимаю, термин введен самой художницей. Она определяет его так: «СУБСТАЗИЯ - представляет собой традиционную монохроматическую графику, плавно перетекающую в реалистическую живопись с абстрактными, часто объемными включениями». На мой взгляд, выделение этой техники не особо оправдано, работы-субстазии вписываются под общеизвестное определение смешанной техники. Рассуждения по поводу сильного психического воздействия живописи, и что эта техника позволяет его регулировать, представляются мне верными лишь наполовину. Да, живопись имеет сильнейшее энергетическое воздействие, но и графика тоже, не произойдет лишь увеличение силы при их соединении? Но, важно отметить, что художница очень органично соединяет эти два вида, графика и живопись действительно взаимопроникают друг в друга, взаимодействуют.
Итак, перед нами целый комплекс произведений, целый океан эстетических переживаний. Акценты расставляем -  как кому нравится: можно использовать текст для понимания музыки и картины или наоборот, а можно просто насладиться оттенками, которыми заиграл образ в разном изложении. Образ, неважно в каком виде искусства, так и останется для нас «запечатленным», закрытым, если мы сами к нему не откроемся, не впустим его в себя, не прислушаемся к отклику в душе. Только тогда можно пытаться снять печать с образа и приблизится к его пониманию.
 
 

 

23 ноября 2014, в 15:31
Просмотров 337
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
. Здравствyйmе! Bac uнтерeсyют клиентcкиe 6aзы данных?
3 декабря 2014, в 14:56
. Зgpaвcmвуйтe! Ваc uнтеpеcуют kлuенmсkиe 6азы данныx?
3 декабря 2014, в 14:56