Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск
Редакция: Рецензии

Танец вокруг текста или поздно вечером в библиотеке

"Лучшие книги те, которые можно читать с любого места." Милорад Павич.

Первый день 5-го Малоформатного фестиваля современного танца и перформанса.

В  самое глухое время зимы, когда силы холода и тьмы активизируются, в Екатеринбурге состоялся Малоформатный фестиваль современного танца и перформанса, уже пятый по счету. Хотя фестиваль ориентирован на молодежь, увлеченную contemporary dance и такими высокотехнологичными видами искусства как интерактивные инсталляции, для проведения мероприятий предпочтение было отдано зданиям традиционных культурных институтов: библиотеки и музея. И, как мы увидим в дальнейшем, это было сделано не случайно.

Вечером первого дня фестиваля в Центральной Городской Библиотеке им. А. И. Герцена было показано две сольные работы и один дуэтный перформанс. Публика встречала их очень тепло, несмотря на сильные морозы! Перед просмотром каждый из гостей мог путем взаимодействия с интерактивной средой создавать новые графические образы и звуки, и, таким образом, получал возможность почувствовать себя настоящим современным художником. После спектаклей и перформансов была организована совместная дискуссия зрителей и участников фестиваля, ее вела профессиональный театральный критик, знаток истории развития современного танца в Екатеринбурге, Наталия Курюмова.

Первое выступление – соло «Место, которого нет» в уютном зале библиотеки воспроизводило обстановку  таинственную и жуткую. Использование природных  шумов усиливало  ощущения одиночества и заброшенности. В какой-то момент даже показалось, что  под ногами метет снежная поземка, а вокруг сидящих зрителей  - бескрайнее необжитое пространство. Это было то самое «место, которого нет». Танцовщица в круге света как бы выполняла функции шамана – вызывала духи давно забытых книг.  Может быть, ее экстатические движения и слова пробудили к жизни образы  фантастического рассказа «Квадратурин» писателя С. Д. Кржижановского. Имя его теперь помнят только филологи.  Текст повествует, как герой с целью увеличить размеры своей маленькой комнатки смазывает ее стены некоей мазью. Стены начинают стремительно расширяться, теряются в темноте. Не откликается даже эхо.

Когда стены перестали восприниматься и зрителем, женская фигура переместилась на стол, двигаясь на нем и вокруг него. Страшный,  но интригующий своей внутренней логикой сон продолжался. Вероятно, мы смогли увидеть то, с чем столкнулся персонаж, после того как писатель оборвал рассказ. Но для каждого продолжение было своим. Отдельное спасибо артисту-медиуму, что присутствующие были возвращены обратно в привычный мир!

Жанр этого «трипа» был экспериментальный – между моноспектаклем и перформансом. Кроме танцевальных движений, совершались обыденные действия и звучала человеческая речь.  Правда, для перемещений между фантастическим и реальным использовался порошок, а не мазь.  В кульминационный момент, он был проглочен проводником в потустороннее в облике танцовщицы. Однако главный компонент магии был невещественный – ее искусство двигаться.

Дальше зрители переместились в соседнее помещение, где почти что поучаствовали в перформансе «Вальсок». Эта  сольная работа показывала процесс чтения и восприятия прочитанного как  интенсивную внутреннюю борьбу. В центре внимания находилась девушка в легком белом одеянии. Интимность обстановки, невинность и, одновременно, эротизм героини вызывали в памяти Татьяну Ларину в сцене, где она пишет письмо Онегину. Она выглядела так, как будто  решила немного почитать перед сном. Но ситуация была доведена до абсурда: девушка стояла в напряженной позе на стопе книг, одной из многих, загромоздивших пространство комнаты.  Старые книги как будто  угрожали ей, готовясь к нападению.  Кто кого? Затем последовали энергичные взаимодействия женского персонажа и книг, одушевленных игрой света и человеческим присутствием.
 
В истории, рассказанной пластическими средствами, присутствовал конфликт, сопротивление читающего тексту. Однако части истории следовали в произвольном порядке, как в постмодернистском романе. Приведем одну из бесконечного множества интерпретаций «танца с книгами».

Личность каждого из нас, наш жизненный сценарий формируют усвоенные в раннем возрасте истории. Но чью жизнь мы проживаем, находясь внутри такой истории? Неосознанно становясь  героем чужого повествования,  мы не живем своей жизнью, а всего лишь следуем предписанным извне поворотам сюжета. Перформанс зримо представил коллизии отношений между героем, читателем и обобщенным образом автора  подобного жизненного сценария. Безликий, но тем более зловещий, автор метонимически присутствовал в грудах  потрепанных томов, «вальсировавших» вместе с человеческим персонажем.

Напомним, что с точки зрения литературоведа и философа  Ролана Барта так называемая «смерть автора», то есть максимальное удаление его личности из текста, способствует восстановлению в правах читателя как равноправного творца литературного произведения. В данном случае  -  и героя. Так как, если герой превратится в читателя и осмыслит историю своей жизни, законы сюжета потеряют над ним власть.

Кстати, уходя домой, зрители могли взять на память одну из книг, использовавшихся в перформансе.

Для дуэтного перформанса «Где цветы?»  пространство тоже  было подготовлено специально: конференц-зал библиотеки оформили номерами журнала «Русский репортер». Они свисали с потолка и стен. Эта история звучала наиболее драматически: некоторые зрители были тронуты до слез. Танцовщик и актриса по очереди читали письмо женщины, которая искала в Чечне пропавшего сына, одновременно передавая смысл прочитанного движением. Умело поставленный свет помогал совершать мгновенные переходы от условности театрального представления  к правде переживаемых перформерами чувств. Авторы работы «Где цветы?» не побоялись поместить в фокус болезненную тему войны в Чечне, что позволило по-другому воспринять текст из журнала, на первый взгляд, банальный. С помощью современных изобразительных средств  они учили нас старой истине: человека делает человеком способность воспринимать чужую беду как свою.

Благодаря искусству танца и новым перформативным практикам в старинном здании библиотеки на краткий миг получили статус реального персонажи книг и тени давно ушедших писателей. Даже статья из журнала обрела глубину, переросла сиюминутное и возвысилась до общечеловеческого. Но главное, каждый зритель мог совершить путешествие  по лабиринтам личной истории, используя редко выпадающий шанс – побыть ее героем, читателем и рассказчиком одновременно.  

Текст: А. Новеченок
Фото: Stix

26 июля 2014, в 13:48
Просмотров 50
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.