Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск
Редакция: Рецензии

Инверсия ткани культуры, или мистическое озарение 3.0

Второй день 5-го Малоформатного фестиваля современного танца и перформанса. Медиа-перформанс "Инверсия".

"Но, обернувшись, увидел, что девушка, к которой он обращался, скрылась. И ощутил едва различимый экзотический запах и услышал, как кто-то захлопал в ладоши, а комната стала наполняться странным мистическим светом - будто медленно, очень медленно, одна за другой, открывались занавески и в нее проникал свет летнего заката." Мирча Элиаде "У цыганок".

Если постановки первого дня фестиваля средствами современного искусства актуализировали уходящую в прошлое культурную практику чтения текста на бумажных носителях, то спектакли второго дня были обращены в будущее. Их премьерный показ состоялся в Музее истории Екатеринбурга, который отличает экспозиция, созданная с использованием новейших цифровых технологий представления информации. Особое внимание посетителей привлекает и сложноорганизованная архитектура внутреннего пространства музея.

Здание, построенное в 1836 году в стиле приверженца строгих классических форм М. П. Малахова, подверглось радикальной реконструкции в 1960-е годы. А в 1995 году оно приобрело знакомый нам сегодня вид. В результате перепланировок главный дом был соединен с флигелем, и под крышей оказалась часть двора. Именно в этом промежуточном помещении происходили перформансы и находилась публика. Высота его в два раза больше других залов музея. В интерьере «внутреннее» плавно перетекает во «внешнее». Шероховатый кирпич стен, когда-то выходивших наружу, частично задрапирован черными занавесями. Огромное окно, или, скорее прозрачная стена, обращенное на оживленный проспект, также создает странное ощущение, что присутствующие находятся в доме и на улице одновременно. К началу программы, когда собралась публика, потолок уже терялся в сумеречной полутьме. К тому же, прозрачная поверхность окна была почти наполовину закрыта черной тканью.

Авторы перформанса "Инверсия", где танцевала Екатерина Жаринова, максимально использовали возможности этого необычного места. Происходившее было больше, чем танец, но не сводилось и к аудиовизуальной инсталляции. Масштабность воздействия почти сразу ошеломила зрителей. Полукруглая ниша, поверх плотных штор была особым образом задрапирована узкими полотнищами интерактивной ткани. На них с помощью проектора передавались изменяющиеся картины компьютерной графики. Танцовщица скользила среди них в круге света и, в соответствии с замыслом, иногда касалась «живых» изображений. От ее легких движений длинные шлейфы синтетического материала колебались как от ветра. На них прямо на наших глазах росли и увядали странные деревья без листвы, ветви которых напоминали корни.

Она, то растягивала, то скатывала нижние края широких, похожих на холстину, полос материи. В какой-то момент она завернулась в ткань как в кокон, символически совершая церемонию самопогребения. В финальной части перформанса ткань сделалась для нее накидкой или мантией. Посредством контакта с полотнищами, расходящимися волной от ее головы, она растворилась в окружающем радужном пространстве. Все происходило под живые звуки гитары, в самый момент их возникновения уже проходившие компьютерную обработку.

Итак, мы видели "Инверсию", буквально это слово означает "переворачивание, перестановка". Пространственно, на уровне материальных предметов, переворачиванию, даже выворачиванию, подвергалась интерактивная ткань. На уровне символическом - текст культуры. Слово textus, текст, с латыни переводится как "ткань". Это та незаметная основа, которая соединяет в единый орнамент отдельные произведения искусства.  И одновременно, то послание, которое заключено в коде культурной коммуникации любого периода истории с незапамятных времен каменного века до будущего, фантастически непредсказуемого своими инновациями.

С помощью компьютерной инсталляции и искусства движения живого человеческого тела в перформансе "Инверсия" были визуализированы архаические представления об умирании и реинкарнации. Взаимодействия танцовщицы с дорожками ткани посредством танцевальной лексики метафорически изображали такие виды деятельности, как работу крестьянок по выбеливанию льняного холста, ручное ткачество и вышивание.

Изначально данные виды деятельности были традиционно женскими. В древности они осмысливались магически. Женские мифологические персонажи, похожие на древнегреческих Мойр, создавали саму ткань бытия, пряли нити человеческих судеб. А в жизни обычных женщин подобные работы были окружены ореолом сакрального. Если рассматривать такое восприятие архетипически, то мы увидим, что рождение человека понимается как выход на свет из женского лона, а смерть как возвращение обратно. Мать-Земля принимает в свое чрево умерших, чтобы по истечении нужного срока снова породить их.

Явственно "читалась" отсылка к образу покрывала Майи, накинутому на великое Ничто, каким представляют себе Бытие верующие в индуизме или буддизме.

Термин "инверсия" в драматургии используется тогда, когда развязка становится известной уже в начале пьесы. Так было воспринято зрителями и развитие действия в перформансе, что было отмечено в ходе обсуждения итогов второго дня фестиваля. Они были единодушны, в том, что печальные картины смерти, зимы предшествовали радостным и ярким в цветовом отношении моментам. Заключительная часть, когда радужные сполохи, меняя цвета от колебаний интерактивной ткани расходились по всей ее поверхности, вызвала ассоциации с обновлением, радостным пробуждением к жизни, и, даже, с буддийским состоянием "сатори".

Образы, которые танцовщица последовательно воплотила пластически в сочетании с картинами цифровой графики, соответствуют ощущениям эмбриона, которые он испытывает в процессе своего появления на свет. Эти фазы, исследователь бессознательного С. Гроф называет их матрицами, задают модель получения духовного опыта, реализуемую на протяжении всей жизни человека.

Медиа-перформанс интересен еще и тем, что моменты надличностного опыта, связанные с материнским, "женским", началом, были показаны при помощи "мужского" начала в культуре, то есть, техники. "Переставив" части местами и по-новому соединив их, "Инверсия" показала, как техническое и природное могут дополнять друг друга, способствуя раскрытию творческого потенциала современного человека.

Текст: А. Новеченок
Фото: Stix

26 июля 2014, в 14:11
Просмотров 43
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.