Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск
Редакция: Рецензии

Дарья Крапивина: звезды, от которых стыдно жить.

 

Творчество Дарьи Крапивиной интересно по многим причинам, одна из которых – умение смотреть вглубь через призму детства, словно сквозь цветное стекло автор смотрит на существующих людей и видит в них «мальчиков и девочек»:

Пока рояль ты можешь бить по крышке,

Себе представив сказочный орган.

Пока тебе, обычному мальчишке

Никто ещё про смерть не рассказал.

**

Тру варежкой колготы на коленке.

И ждёт меня конфетная награда.

А волк украдкой пялится на Ленку -

Снежинку из соседнего детсада.

Детство специфично не только тем, что автор видит ребенка в другом и проживает в себе детство, но и потому что говорит  о не-рожденном детстве, о будущем детстве:

Только не храню твоих записок,

Слёз не трачу, дети спят во мне

Нерождённой тысячей актрисок

И мальчишек, павших на войне.

**

Здесь девочка стоит с тобой

На пыльной солнечной планете,

И у неё над головой

Летают будущие дети.

Пространство обычное и городское (трамвайные кольца, фасады домов) приобретает свою специфику именно через призму лирического героя, его глазами мир превращается в картинки детства, время тем самым также смещается к прошлому, от которого оно проросло, и возвращается в настоящее.

Притом, возвращение в прошлое не всегда происходит через автора, зачастую этому способствует семья, родственники, близкие, которые не только делают стих еще более интимным, но и задают понятное только самому автора время (Идти встречать отца и дядю Костю/Который дарит красный паровоз).

Не мучай "почему?".

Квадратный город

хватает нас за плечи и в кино

мы не идём.

**

Там люди длинные, а тут

Лошадки скачут по манежу,

Цветут дома в заплатах луж,

Карандаши растут в стакане.

Конфеты с ароматом груш

На старом сложенном диване.

Соцветья незнакомых слов

На клеточках литровой банки

И стаи ласковых китов

Ждут на автобусной стоянке.

Еще один немало важный аспект – обращение к религиозному, к святости, которое для автора почти естественно:

Я пятилетняя плевала

За шпингалетное окно.

Но мне прабабушка сказала:

«Не надо, Дашенька. Грешно»

**

Я вслед тебя перекрещу,

Как тех, кого не окликают.

И позабуду. И прощу,

Как только матери прощают.

**

Молюсь за пыль души твоей и нашей,

В земле чужой колени преклоня.

Приняв прощенье из церковной чаши,

За все твои грехи себя кляня

Здесь обращение к Божественному есть нить, посредством которой автор связывает себя с другими.

Говоря о форме, отметим крайнюю простоту, скорее всего – сознательную, необходимую для погружения в творческое сознание автора. При кажущейся длине того или иного стихотворения, ритм остается простым и доступным. Частотны рефрены, повторы слова или строки. В местоименном отношении совершенно явно выделяется модель Я - Ты, которая и становится главной для автора (Быть далеко и быть с тобой на "ты"). Авторское сознание лишено коллективности в хорошем смысле слова и направлено на индивидуальный, скрытый мир двух. Отдельно хочется отметить стихотворение «Письмо», в котором исповедальность и интимность достигают предела именно за счет жанра.

Таким образом, стихи Дарьи Крапивиной, безусловно, найдут своего читателя и заслуживают ознакомления.

23 ноября 2014, в 08:16
Просмотров 306
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.