Времена меняются

Времена меняются

 

-Ну, привет, что ли. Как ты живешь? Пишется тебе?

Ты поправляешь свой оранжевый беретик. Я всё смотрю на него и едва сдерживаю себя. Хочется сорвать его с твоей большой головы и выкинуть в окошко. Он безвкусен. Он ужасен до безобразия. А ты без него из дома не показываешься. Как Боярский без шляпы.

-Пишется – говоришь самодовольно. Ногу на ногу закидываешь. И закуриваешь. Дым бесцеремонно мне в лицо пускаешь. Я щурюсь. Но терплю – по старой дружбе.

-Ты в этом беретике своём спишь? Душ принимаешь? – спрашиваю.

-Ну… Если люди вокруг – то да.

-А голова не чешется?

-Чешется иногда – признаешься. – Особенно летом. Когда вспотеешь.

-Ты прости меня, Миш. Он безвкусен.

-Я тебя умоляю. Забудь это имя. Я Майк. И берет – это фишка моя. Имидж.

-Фишка?

-Ну да. У каждого же должна быть своя фишка. По которой его все узнают. Что-то такое… характерное. Вот у тебя, например – есть своя фишка? Свой отличительный знак?

Я задумчиво вожу пальцем по столу.

-Нет, наверное. Нет.

-Вот. И поэтому у тебя пятьдесят подписчиков в инстаграме. А у меня десять тысяч.

-Из-за беретика?

-Не из-за него… Точнее, не только из-за него… Да что тебе объяснять.

Улыбаешься хитро. А улыбка у тебя ничего. Располагающая.

-Знаешь, я ведь и обидеться могу.

-Не можешь! – тушишь сигарету о блюдце. – На меня не обижаются. Я поэт.

Ну и наглый же ты тип, Миша. – думаю. Вот назло буду тебя мысленно Мишей звать.

-Тебе, Рада, надо волосы, например, в розовый цвет покрасить. Чтобы все тебя узнавали. Или лучше – в голубой. Ты же морская! – хохочет. Очень смешно. – Кстати, сейчас модно.

-Знаешь, мне не хочется десять тысяч подписчиков, пришедших ко мне только из-за розовых или голубых волос.

-А из-за чего ты хочешь?

-Из-за творчества, например. Из-за интересных текстов.

-А! – Смеешься, открывая окно. Сейчас цветы мне заморозишь. У меня, между прочим, орхидеи цветут. – Забудь ты про них. Нет их больше. Они там остались. – машешь рукой за горизонт.

-Где? – спрашиваю удивленно.

-Ну. Там. Тексты твои интересные. С Пушкиным. Гоголем. Достоевским. Ну, может еще Чехов, Бунин, Булгаков – тоже ничего…

-А что, хороших текстов, по-твоему, на всех не хватает? Они – Пушкины, Чеховы, бессовестные, все исписали, а нашему поколению ничего не осталось?

-Может, и так.

-Ну, постой. Про тебя я молчу – ты Майк в беретике. У тебя десять тысяч. Но как же Полозкова, Астахова и другие? Не благодаря им ли ты сегодня зовешься поэтом?

-А они тут причем? Я с ними не знаком. Нет, они, конечно, может быть…

-А если бы не они – вполне современные, вполне себе те, кому хватило еще качественных текстов…Если бы не они – захотел ли ты бы стать поэтом?

-Да. Наверное.

-А когда ты был маленьким, кем мечтал ты стать?

-Пилотом.

-А когда ты учился в школе, каким ты представлял себе поэта?

-Да, был у нас такой один – рифмоплет. Он ходил с засаленными волосами и в растянутых свитерах. Никто его серьезно не воспринимал.

-А тебя сейчас воспринимают, потому что у тебя свитера не растянутые.

-И поэтому тоже.

-Хорошо. А почему случилось так, что тогда их считали заучками, а сегодня быть поэтом – престижно? Настолько, что ты стал поэтом, а не пилотом, как когда-то хотел.

-Времена меняются. Людям хочется больше красоты. Больше эстетики. К людям вкус возвращается.

-Благодаря кому?

-Полозковой хочешь сказать?

-Я ничего не хочу сказать. Но ей в том числе удалось показать, как это красиво, как это своевременно и современно. И она все стереотипы растопила в стихах своих. Она и ко – дорогу проложили. Чтобы тебе легче было пробиваться. Со своими беретиками. Сколько их у тебя?

-Десять штук. Хочу одиннадцатый – с красноватым…

-А про что ты вчера написал?

-Про последнюю… У нее, знаешь, волосы рыжие, а брови черные. И как-то это… Смешно, что ли. Вот про это и написал. И добавил в конце, что в женщине красота – естественность. Пятьсот лайков за три часа!

-Молодец.

-Да?

-А то.

-Нет, серьезно. Ты это сейчас без упреков? Без подколов?

-Да какие мне подколы. Стихов не пишу. Прозу – изредка, и то без сюжета. А ты – ты молодец. У тебя – подписчики. Они же ждут…

-Мне, знаешь, теперь даже за рекламу платят. Деньги всегда есть. Упомянешь вскользь название бренда в стихах… И – делать ничего не надо. На работу ходить. – говоришь ты. И стягиваешь с головы свой беретик.

А ты оказывается рыжий, Миша. И брови у тебя – черные. Это так смешно! И я смеюсь украдкой, прикрывая рукой свой растянутый свитер.

Времена меняются

Просмотров 12
Рейтинг автора 16.996 ?
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
v3.02