Восьмистишия

Андрею Торопову

 

*

За галстук, за пиджак и за штаны со стрелкой, за бейджик на груди и мало ли чего еще… Забудь. Не говори об этом. Ставь пробелы. Я – Некто. Имя же мое не значит ничего. На труд мой бесполезный в банке наколдуй по гуще, по рукам, по бейджу напророчь чего-нибудь, но только не финансовую дурь – заводов, мастерских и строек можно мне, а впроч…

 

*

Живешь вот так, гниешь в своей литературе, а мог бы Маркеса, допустим, почитать. По Каменску шатаясь в колумбийской шкуре печальный сам, подыщешь грустную кровать. Не опускаясь до бесчисленных оттенков, до стихотворных строк и прочих неудач, споткнешься, не разбив – запачкавши коленки, и запоешь, как Джонни «Cry…», точнее «Плачь…»

 

*

Пока я спал, над городом рыдала синющая до серости одна из туч. Я крепко спал за пазухой Урала, не слыша ничего про украинский путч. Так сны меня безжалостно топили, за одеялом и подушкой пряча свет, и я тонул, музыкою замылен, изнеженный такой, не видев смерть.

 

*

Плохое слово «грусть» летает в доме, вокруг повешенной петли. Нагая лампа провисает в дреме над этим уголком Земли. Моя башка вместила книги Кафки и терпко-сладковатый чай. Что Венгрия во мне? Смотри в удавку, а Франца больше не читай.

 

*                                                                  

Мой календарный день шагает наугад и лезет без ума под колесо фортуны, как жеребенок у Есенина в бега ударился с эпохою своей попутной. Поёшь из Винни-Пуха «парам-пам-пам», поставить просишь выходной в рабочий график, но не спасаешься от ежедневных травм, от непроявленных совместных фотографий.

Каменск-Уральский

Восьмистишия

Просмотров 17
Рейтинг автора 6.809 ?
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
v3.02