Татьяна
Татьяна родилась во второй год великой отечествееной войны, в великий советский праздник - 1 мая. Она росла болезненной и впечатлительной девочкой. Ее отец был строгим, но очень любил и оберегал ее. Таня с братом Сашей часто бегали к тете Ане в кулинарию, и она угощала их пирожными. Муж тети Ани Петр был родным братом отца Тани Льва. Они были дружной семьей - часто встречались, вместе отмечали все праздники. Когда Таня уже ходила в институт, отец не разрешал ей красить губы, и она делала это тайком, уже выйдя из дома. Она очень любила помаду красного, практически морковного цвета. А свои длинные вьющиеся волосы заплетала в две толстых косы. В институте у нее была лучшая подруга Вера. Они обе учились на металлургов-технологов и обе перевелись на очно-заочную форму обучения, когда такая появилась в институте. Для этого им пришлось сдать 14 зачетов и экзаменов за неделю. Когда Тане было двадцать, ее брат упал с балкона в Крыму, где они отдыхали с семьей, и погиб. У него осталась жена и годовалый сыночек. Воследствии, выйдя замуж, Таня не хотела детей, потому что видела, кк тяжело пришлось Ирине. Таня в первые годы замужества делала аборты, не желая ничего слышать о маленьких карапузах. Она осветляла волосы и по-прежнему краси губы ярко-красной помадой. Таня боялась всяких сложностей. Она была беззаботной птичкой, порхавшей на работу, домой, на танцы, в гости. Она, как это сейчас говорят, мыслила позитивно. Она любила все красивое и яркое, добрых людей, тех, кто работает по профессии и умеет отдыхать. После третьего аборта она больше уже не смогла забеременеть. Желая как-то реализовать материнский инстинкт, она помогала Ирине воспитывать Сережу. Вскоре заболел и умер ее отец, а затем и муж, и они остались в большой 3-комнатной квартире с мамой, которая очень любила детей и была заведующей в детском саду. Таня сильно изменилась, она стала мягкой и позитивно мыслящей. Она продолжала работать на заводе. У Ани уже стали появляться внуки, а у Тани был лишь дружный рабочий коллектив. Вскоре после рождения очередного аниного внука у Тани умерла мать. И она осталась совсем одна. И с тех пор ее квартира словно застыла в одном времени. Вечная дата "2 мая 2002" на старинном календаре, фото папы и мамы, старый плохо открывающийся сервант, чугунный олень на столике, стенка с посудой в большой комнате, которая звенела, стоило только пройти по старому ковру вприпрыжку. Таня любила принимать гостей. Но гости заезжали к ней редко, потому что она не могла поддержать ни одной темы, кроме разговоров о своих умерших родственниках, под которые плакала и причитала. Чтобы иметь хоть какое-то общение, Таня стала ходить по больницам и болтать с пациентами в очередях и докторами. Общие темы были одними - несчастные судьбы, недуги, смерти близких. Так она все больше и больше погружалась в тот нездоровый мир, и в конце концов он ее поглотил - через три года скитаний по больницам, медпунктам и лабораториям у Тани нашли неизлечимую болезнь. У нее был поражен костный мозг. Что-то вроде рака, но посложнее. Ей обещали три года. Лечение было таким же как при раке: химия, горсти таблеток. Ее позвоночник разрушался - год за годом она становилась всё ниже. Когда я заходила к ней в гости, мы никогда не могли найти общий язык. Это было возможно, только если я молча кивала на все, что она говорила. Ей обещали три года, а она прожила семь. Справлялась со всеми химиями и перепадами настроения, с одиночеством. А потом ей нужна была операция, после которой она так и не пришла в сознание. Как-то вечером папа позвонил мне и сказал, чтобы я навестила ее, если буду рядом с больницей. Как раз на следующий день мне надо было съездить в ту сторону. Но я не зашла. Я не хотела видеть ее тело в реанимации, утыканное катетерами. Я хотела запомнить ее улыбающейся и живой. А меньше чем через неделю она умерла. Я не пошла на прощание, не стала предаваться скорби. Сначала я не жалела об этом. Я даже радовалась, что ее мученья наконец кончились. Но я пожалела об этом позже, когда поняла, что совсем ее не знаю, но хочу написать о ней. О чем я буду писать? О том, как ночевала у нее, когда был тренинг или о том, как дала ей большущие энциклопедиии, чтобы ей не было скучно? А еще больше я пожалела о том, что уничтожила записи о нашей семье, ради которых проговорила с ней по телефону три с лишним часа. Это было на первом курсе медицинского, когда мне надо было составить родословную. Еще помню, как она рассказывала, как муж ее и анин муж, кажется, ходили в пельменную и соревновались, кто больше пельменей сьест. И как-то раз сьели по сотне. Она заговаривала со всеми подряд, знакомилась со всеми, кто был рядом - с соседями, продавцами, детьми, людьми в транспорте. Она поддерживала любой разговор, в беседе с ней не могло быть неловких пауз. Я не знаю, какой глобальный вклад она сделала в своей жизни. Но знаю, что самым большим ее вкладом в наши жизни была улыбка несмотря ни на что. И еще вафельные тортики фабрики "Большевик". Но это уже лично для меня шестилетней. Когда я рассталась с парнем, с которым встречалась со школы, она единственная заставила меня сказать: "Он совершил большую ошибку. Я найду себе кого-нибудь гораздо лучше." А когда у меня умер сын, она сказала: "Держись, все будет хорошо". То же самое говорили и остальные. Но ее слова были пропитаны особенной поддержкой.
Екатеринбург

Татьяна

Просмотров 5
Рейтинг автора 24.066 ?
Оценка 85
Оценили 1
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
Гневного импульса пышные проводы
Не так-то просто уложить протест в рифму,
Чистый порыв не хочет определенной формы,
Главное - это последняя фраза
Пишите, пишите полезные мысли,
Пишите дневник и романы, рассказы,
Все же лучше делать совместно
Всем нужна адаптация,
Чем быстрее - тем лучше,
Немножко
Немножко совсем мы живем в мире этом,
Немножко читаем, немножко поем,
Время прошло
Татьяна
Татьяна родилась во второй год великой отечествееной войны, в великий советский праздник - 1 мая. Она росла болезненной и впечатлительной девочкой. Ее
Когда Таня уже ходила в институт, отец не разрешал ей красить губы, и она делала это тайком, уже выйдя из дома. Она очень любила помаду красного, прак
Я люблю тебя, и это есть счастье
Я люблю тебя все равно,
Я люблю тебя без перебою,
И тогда будут силы на то, чтоб летать
Иногда нужно просто спокойно сидеть
Может быть, наблюдать и плыть по теченью,
Марине
Твой праздник - одиночество,
Живешь с другими врозь,
v3.02