Спящая красавица

Мы справились быстро – всего за два местных месяца. Я мог бы сказать Дорталу, что несколько разочарован, ведь наша операция оказалась достаточно простой по сравнению со многими другими, описания которых хранились в моей памяти, но проявление эгоцентризма было неуместным. Мы работали с миром, население которого, несмотря на всю свою глупость, стало жертвой самой страшной трагедии в своей истории.

Планетолет Дортала последний раз оторвался от поверхности погибшей планеты, стартовав в районе развалин Новой Лемурии, и устремился ко мне.

«Принимай нас, Динджибой. Везу последнего»

«Всего один человек?»

«Да, или… Не совсем. Их двое. Скоро сам увидишь» - Дортал отключился.

Конечно, я мог не ждать, пока планетолет окажется в моем ангаре, а тысячу раз просканировать его в полете и легко узнать число и вид находящихся в нем особей, но в общении с людьми лучше делать скидку на их… функциональные ограничения.

Да и я не чужд любви к сюрпризам.

 

Кораблик Дортала (достаточно крупный для такого типа планетолетов, но в сравнении со мной все равно микроскопический) аккуратно влетел в малый ангар и столь же изящно сел на закрепленную за ним площадку. Шлюз планетолета открылся, и Дортал спрыгнул на пол. Пользоваться трапом он не любил. Затем появились двое: юная землянка Ю-типа в длинном, богато украшенном одеянии (стразы и множество бус, видимо, служили маркерами социального статуса) и гибкий кошачеподобный гуманоид женского пола, продукт местной генной инженерии, едва дожившей до второго уровня развития по общей шкале. Девочка была напугана, кошка держалась гордо, словно взятый в плен военачальник, и не спускала глаз с Дортала.

Клянусь Первым Кораблем, органические формы жизни никогда не перестанут меня удивлять. Модификант, похоже, охраняла ребенка, но если она думала, что способна тягаться с Дорталом, то глубоко заблуждалась. Правда, мой коллега и не думал причинять девочке вред.

- Я уважаю твою службу, но пока ты можешь расслабиться. Здесь твои навыки тебе не понадобятся и, скорее всего, они не пригодятся тебе больше никогда, – спокойно сказал Дортал на земном Базовом, - Будь я твоим врагом, ты давно была бы мертва.

Здесь он говорил чистую правду – его создавали и готовили по передовым на момент нашего отлета военным программам Путей.

- Хозяйка поверила тебе, человек с неба. Я подчинилась хозяйке. Буду защищать, таково назначение. От тебя или от другого, - кошка была все так же напряжена. В своем мире она наверняка считалась опасным бойцом.

Девочка обняла телохранительницу за талию и немного успокоилась. Она с любопытством разглядывала ангар и, впервые заговорила:

- Это ваш корабль, сэр Дортал? – голос высокий, звонкий.

Землянка мне сразу понравилось, и на своем борту я готовы был обезопасить ее полностью, оставив кошку без работы.

Обычно предельно серьезный солдат позволил себе улыбку. Девочка робко улыбнулась в ответ.

- Вряд ли это судно можно назвать моим или чьим-то еще, верно, Динджибой?

- Верно, Дортал, - я постарался смоделировать голос максимально приятный землянам. – Меня зовут Динджибой, я – автономный корабль-спасатель класса «Пламя Перерождения», Регулярный флот. Мы с мурином Дорталом прибыли из пространства Путей, чтобы эвакуировать выживших после катастрофы землян в соответствии с решением Стратегов. На моем борту есть все необходимое для жизни, так что чувствуйте себя как дома.

- Динджибой – гостеприимный хозяин. К тому же добряк, - сказал Дортал. – А теперь идемте, для вас корабль сформировал отдельную каюту, доступ для других землян в нее будет закрыт.

- Почему? – удивилась девочка. – Вы еще многих спасли, сэр?

Мой напарник нахмурился и строго посмотрел на девочку. Кошку-телохранительницу она крепко держала за руку.

- Да, мы нашли и доставили на борт почти всех, кого удалось засечь скан-дронам. Всего семь тысяч пятьсот сорок два человека. Еще тринадцать зафиксированных изначально нам отыскать не удалось, хотя, видит Создатель, мы приложили все усилия. Но мы не будем селить тебя и твою охранницу в каюты-ульи, с остальными. Ради твоего же блага, землянка.

- Что с ними не так?

Дортал вздохнул. Ему не приходилось иметь дела с детьми, задающими глупые, на его взгляд, вопросы. Правда, девочка могла действительно не понимать, что здесь «не так».

- Все они принадлежат к группам, которые на твоей планете входили в касту Низших.

 

Спустя три земных часа после прибытия девочки и кошки (а, значит, и фактического окончания первой фазы спасательной операции) Дортал собрал представителей спасенных людей в одном из залов сектора кают-ульев, Бирюзовом. За недели пребывания в моем чреве из числа землян выделилось несколько лидеров, в том числе и в результате сложной конкурентной борьбы, наблюдать за которой было по-своему интересно. Кровопролития я, конечно, не допустил – дюжину особо ретивых с помощью сервиторов изолировал в отдельных камерах и выпустил только после мягкого нейтрализующего курса.

За круглым столом уместилось сорок два человека, включая Дортала. Все лидеры, как и те, кого они представляли, относились к Низшим - касте, которая на тоталитарной Земле нещадно эксплуатировалась и имела чуть больше прав, чем рабы-модификанты, считавшиеся одушевленным имуществом.

- Благодарю, что явились без опозданий, представители, - начал Дортал, - Сообщаю, что первая фаза операции закончена – на борт корабля доставлены все, кого было возможно доставить.

- Сколько нас? – поинтересовался темнокожий старик со шрамами на щеках.

Похоже, многие присутствующие мысленно присоединились к его вопросу.

- Семь тысяч пятьсот сорок два, - без колебаний ответил Дортал, словно это была какая-то общеизвестная константа.

Девочку и ее кошку он благоразумно учитывать не стал.

- Семь тысяч с половиной… - сказала бритоголовая женщина. – Из двадцати трех миллиардов.

- Двадцати пяти, - поправил ее кто-то.

- Всё равно очень мало.

- Ну и пусть! Зато все спасенные – это только наши! – старик хлопнул по столу, - Высокородных мне не жаль. Уж простите, но от них натерпелись не только мы, но и наши деды, и прадеды. И еще многие поколения до них. Так они сами вызвали гнев Аллаха на свои головы.

- Их никому не жаль, Абдул, но от нашей касты тоже остались только мы. А ведь нас было гораздо больше, чем аристократов… В тысячи раз!

- Хватит! – тихо, но твердо сказал Дортал, и земляне замолкли. – Сейчас это лишние разговоры. Ваша задача – поддержать тех, кто остался от земной цивилизации, ваших людей, тех, кто вам доверяет. Семи тысяч особей вполне хватит для поддержки и дальнейшего восстановления культуры вашего типа. Остальное второстепенно. Согласны?

- И все-таки… - поднял руку маленький узкоглазый человек, лоб которого покрывал сложный узор красной татуировки, - Скажите, спасли ли вы кого-то из Династии? Есть на корабле аристократы?

- Нет, представитель Монг, - соврал Дортал.

Монг расслабился а, значит, поверил моему напарнику. Похоже, он обыскал бы каждый мой закоулок, если бы знал, что на борту есть ненавистные ему высокородные. Месть – вещь абсолютно бесполезная. Доказано миллиардами лет истории Вселенной и бесконечной чередой взаимоистреблений, столь любимых среди органических цивилизаций. Машинную Золтарию я в расчет не беру, тем более, строго говоря, она считается одним существом.

- Теперь к делу, - Дортал окинул круг представителей взглядом, желая убедиться, что все его внимательно слушают. – Завтра в полдень по корабельному времени вы и ваши люди должны будут погрузиться в нейтро-сон, из которого вас выведут, когда мы достигнем места назначения. Для этого нужно …

 

До погружения спасенных в нейтро-сон оставалось меньше часа, когда девочка спросила меня:

- Корабль Динджибой, сэр, а вы знаете, что случилось с Землей? Кто всех убил?

- Детка, тебе не обязательно смотреть в потолок, тебя и так прекрасно слышу.

В каюте я воссоздал обстановку детской комнаты в традициях ее культуры – игрушки, книги, вирт-драйв, «живые» картинки на потолке. Думал успокоить, отвлечь, но опасный вопрос все равно прозвучал. Как полностью автономная личность, не подчиняющаяся Дорталу (в отличие от его планетолета или боевых дронов), я имел полное право ответить, рассказать всё, что знаю о гибели планеты. Однако ответственность в этом случае полностью ложилась на меня.

 Пусть девочка пережила травмирующий опыт планетарной катастрофы, пусть она и сохранила рассудок, увидев, возможно, тысячи страшных сцен смерти и разрушений, но стоило ли нагружать ее психику еще и сведениями об оружии Арбитров?

Вот и толку в такие моменты от имеющихся в памяти сведений по детской психологии всех известных Путям разумных видов… Кодекс Корпуса Спасателей, впрочем, предписывал относиться к спасенным максимально бережно и заботливо.

- Вы мне расскажете, сэр корабль?

Кошка-телохранитель, конечно, тоже была в каюте, свернулась калачиком у кресла, в котором сидела девочка, и дремала. Думаю, на самом деле она только притворялась и ожидала от нас с Дорталом какого-нибудь подвоха.  

- Детка, ты любишь смотреть сны?

- Да, если не страшные.

- Этот будет не очень приятным, но я сделаю его не таким страшным для тебя, хорошо? – слава Матери-Верфи, я додумался кое до чего, - Это будет сон про то, что случилось с Землей и, может, про то, как однажды она оживет, - здесь я не врал, ведь планета еще подлежала восстановлению, пусть долгому и энергоемкому, - Ты посмотришь его, когда будешь в специальной кроватке, в нейтро-камере, она здесь, в твоей комнате. Так будет легче, а когда проснешься, сон будет где-то глубоко внутри тебя. Но тревожиться и бояться ты не будешь, а только знать. Договорились?

- Договорились, - согласилась девочка. – Обещаете, что покажете сон? Я хочу знать правду. Я никогда не видела маму, но должна знать, из-за чего она умерла.

- Обещаю, - сказал я, и через доли секунды сон-программа для нейтро-камеры была готова.

Она увидит всё. Зарвавшиеся коллективные разумы Арбитров, решившие, что Земля заочно достойна гибели и пославшие тысячелетия назад через пространство и время мощный вирус-сигнал. Агонию инфосферы планеты, разъедаемой изощренной заразой. Мгновенную смерть миллиардов, подключенных к рассыпающейся как карточный домик инфосфере. Горстку выживших, уцелевших благодаря отсутствию имплантов и удаленности от крупных мегаполисов. Стратегов Пути, приказывающих Верфям создать меня сразу же после вести о намерениях Арбитров. Дортала, живущего в изнуряющих тренировках и учебных боях Воинской Пустоши.

Она увидит всё. Но в виде нейтро-сна перенесет увиденное гораздо легче.

«Динджибой! Люди готовы!» - сообщает мой напарник. Пора запускать нейтро-камеры в ульях.  

 

- От кого ты сейчас ее охраняешь?

- От Низших. Они хотят крови. Хотят мстить.

- Они все в нейтро-камерах, кошка. Проснутся, только когда мы прибудем на Ожерелье Гашрун, то есть через тысячу с половиной субъективных лет. Ты не проживешь столько. Даже одной трети этого срока.

- Ты прав, корабль. Но это не отменяет назначение. Охранять хозяйку. Хозяйка спит.

- Ты мне нравишься. Твоя верность долгу – это то, что встречается в Освоенном Пространстве не так уж и часто.

- Освоенное… - она будто попробовала слово на вкус. – Освоенное Пространство?

- Да. Заселенные разумной жизнью области Вселенной. Известные нам, конечно. Песчинка в океане.

- Пока не прилетел человек с неба…

- Дортал.

- Да, он. Дортал. Пока твой Дортал не прилетел с неба, я думала, что есть только Земля. Что только на Земле есть живые. Теперь знаю, что есть и другие. Это другие Земли? Там тоже одни башни? Магистрали? Там так же, как жили мы?..

- Нет. Обитаемых планет великое множество – я могу показать их и рассказать тебе о каждой, и это займет большую часть твоей жизни. Некоторые похожи на твою, некоторые абсолютно иные. Твои бывшие хозяева…

- Аристократы. Властители. Они говорили, что они – Династия, - с некоторой грустью сказала кошка. – Думали, их сделали Избранными в начале мира.

- Да, Династия. Они отравили твой мир, а Арбитры только приблизили его неминуемый конец, поставили точку. Мне очень жаль, но по нашим расчетам Земля все равно бы погибла при вашем к ней отношении. Только не так, по-другому.

Телохранительница встала, дошла до пищевого синтезатора и попросила стакан воды. Воду она лакала, прямо как обычная земная кошка. Ее лицо… морда… при этом стала сосредоточенной, серьезной. Последние несколько месяцев ее жизни должны были стать для нее сущим адом, шоком, обрушить известный ей мир до основания. А теперь я вывалил на нее новую информацию, которая не могла так запросто вписаться в ее картину мира.

Допив воду, кошка вновь села у нейтро-камеры хозяйки. Она сделала глубокий вдох, закрыла глаза, выдохнула.

- Когда я была котенком, ещё в садике. В коллекторе, на Сулавеси. Когда я была котенком, мать-надзирательница Шаршани рассказывала нам сказку. Нам. Мне и сестренкам. Мать-надзирательница была незлая, не как Старший Минк. Это была хорошая сказка, про добро. Мне нравилась.

Фольклор интересовал меня не меньше философии и мега-архитектуры, так что я приготовился слушать сказку и включил режим записи.

- Расскажи мне, я тоже люблю истории. А времени у нас предостаточно.

Кошка прислонилась к гладкой полупрозрачной поверхности нейтро-камеры, в которой спала девочка-аристократка из правившей планетой Династии, её хозяйка, последняя из своего рода. Большие желтые глаза закрылись, и кошка-воин начала свой рассказ:

- Сказка называлась «Спящая красавица»… 

Екатеринбург

Спящая красавица

Просмотров 10
Рейтинг автора 2.926 ?
Оценка 99
Оценили 3
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
v3.02