Поминки Федора Михалыча

Костя работает барменом в боулинге. На часах четвертый час утра. Народу практически нет. Костя, смешав себе четвертую водку со спрайтом, решает позвонить другу, с кем три года назад закончил театральный институт. Звонит на сотовый, там говорят, что абонент недоступен. Звонит на домашний. После пятого гудка включается автоответчик:
- Нас сейчас нет дома, оставьте свое сообщение на автоответчике после сигнала. 
- Алло, Автоответчик, да? - спрашивает Костя, - Никогда не оставлял сообщений! Тока в американских фильмах видел, - отпивает водку-спрайт, - Ладно попробую! С чего бы начать? Я не пьян, ты не подумай, просто выпил. С чего бы? Я не по делу, так... Поговорить просто думал... А давай банк грабанем, а? И свалим в Боро-Боро! Друг, че то все достало окончательно! Че за жизнь - не понятно. Какого хрена всем так по хер друг на друга? Как мы живем? Мы же не этого хотели! Не этого! Или это со мной такое только? Внутреннее ощущение что вокруг царит какое-то глобальное наебалово, но всех это устраивает как-будто. Все молчат. Потому что ощущают, что не скажи - никто и слушать не будет, грустно, друг! А слова внутри копятся, копятся. Одиноко пиздец! Прости, что матерюсь, но как без мата? Если иначе не выразить мироощущение! Чувствую, что все бессмысленно, так давно по душам ни с кем не разговаривал, что аж забыл как это делается! Внутри пустота. Нет веры ни во что! Есть запрос в вере... В бабки не верю, не верю и все! Хоть понимаю, что нужны они. Вот пью на работе. Не виделись с тобой уже год. Ты как? У тебя уже дети, семья... А я так и остался. Живу один. Тяжело. Домой приходишь, все сам. Стираешь, готовишь, пол моешь... Кем работаю? А хер знает. Никем наверно. Помогаю людям напиваться по мере сил. Помнишь в институте мы мечтали, что получим дипломы, будем работать режиссерами в театрах! И что? Я работаю барменом. Ты насколько я знаю продаешь срубы для бани! Как такое вообще? Мы же учили систему Станиславского! У меня в билете на госэкзамене было влияние Шекспира на современную драматургию! А сейчас я наливаю пиво в боулинге. Такая лютая невостребованость в душе! Наверно я неудачник. Давай грабонем банк, а? Откроем свой маленький театр. Будем ставить пьесы Чехова? Будем три сестры и Вишневый сад народу показывать! Или сейчас это на хер никому уже не надо? О... У меня клиент... Подожди.
Костя спрашивает у посетителя за барной стойкой:
- Что для вас?
- Налей Хеннесси. 
- Скольки летний?
- А по-хуй! 
- 4-ех подойдет?
- Ты ебанат? Двенадцати! Минимум!
Костя наливает. 
- Тысяча двести. 
- Какую тебе тыщу двести? За что?
- 50 грамм - тысяча двести. 
- Давай пива лучше. 
- Разливное? 
- Наливай уже!
Костя берет пивной стакан, наливает пиво. 
- Как звать? 
- Костя. 
- Меня Федор Михалыч! Как Достоевский. Знаешь кто это? 
- Знаю. Читал. 
- Че ты читал?! Ни хера ты не читал! Ваше поколение - мудло! Сидите на шеях родителей до сорока лет! Тёлкам пизду лижите! В наше время не один уважающий себя дворянин тёлке пизду не лизал! Забыли как с бабами себя вести! Забыли. Все забыли! - говорит Федор Михалыч, - Раньше помнили, сейчас нет. Да и не только с бабами: забыли все! Ценности все проебали! Все теперь смешно, цинично, на продажу рассчитано, а то, что самое страшное - смешней еще больше. Жесть с YouTube в мозгах одна у вас! И лайки под аватарками! Цирк уродов, культ извращений какой-то. Все хотят обогащения, бабла... и желательно просто так, ну или как-то хитрожопо. Институт семьи сдох. Девушки проститутки. В наше время слово такого не было - проститутки. Я и наркотики не знал что такое после армии даже. Образование - херь. Нация деградирует, людей в стране меньше и меньше, помирают, спиваются, скалываются. И большинство вообще не люди какие-то пустышки, оболочки... Всем друг на друга плевать. Валяется на улице кто-то - все мимо пройдут. Хули пьяный бомж, наркоман, труп... Че мараться? Все соседи - чужие, в подъездах насрано! Как меня, Костя, достало все! На ваше поколение никакой надежды. 
- Это да, - говорит Костя. - Меня тоже, Федр Михалыч, бесит мое поколение. Вон недавно... На работе чувак от передоза умер в туалете нашего боулинга. Верней даже не от передоза. Кольнулся героином, его вырубило, он упал и ему сонную артерию унитазом передавило. 
- Идиотизм.
- Да уж. 
- Как у тебя с девушками? Женат?
- Нет. 
- Чего не женишься? 
- Не люблю дур, а умные на меня не смотрят. Умные думают о комерческих приоритетах. 
- Это всегда так.
- Недавно познакомился с одной. Она мне сказала, что проституткой работает. Потом пишет vkontakte что пошутила. А как узнать теперь когда она пошутила? Когда сказала, что 2000 час, или когда написала, что пошутила? Бред. 
- Девушки так никогда не шутят. Для девушки, если она не проститутка, самое страшное, чтобы кто-нибудь про нее так говорил. В мое время так было. В ваше уже не знаю. Ничего я в вас не понимаю. 
- А и понимать нечего. Недавно позвонил знакомой, просто встретиться, не виделись давно. Встретились, поговорили. Я был рад ее увидеть. Вечером захожу к ней в блог, у нее там пост: "бывает встретишь человека, давно не видел которого, а он такое днище. Театральный на режиссера закончил, а сейчас наливайкой работает, неудачник". 
- Это почто она так?
- Не знаю. Меня немного обидело это. Пригласил встретиться, просто повидаться, учились вместе. Я на режиссера. Она на актрису. Позвал встретиться, потому что прочитал на днях у нее в ее же блоге, что ей никто не пишет и не звонит по-дружески. Все только по работе, только по работе. Ну и решил ей позвонить, поддержать... Люди вообще двуличные, или трехличные... В глаза - улыбаются, за глаза - говном поливают. 
- Это есть да. Все мы этим 
грешим. 
- Я не хочу так, Федор Михалыч. Меня просто тошнить начинает, когда при мне человек только что говорил про другого, что он мразь. На следующий день или уже минут через 10 они мило общаются. Как лучшие друзья. Но куда больше меня тошнит от того, что я сам так делаю. Бывает за глаза такого наговоришь... Еще меня тошнит от того, когда люди не сдерживают своих обещаний: в работе, в личных отношениях... Берут проканывают сроки, встречи, долги... хотя сами же говорят, что их бесит, когда кто-то не сдерживает своих обещаний. Но куда больше меня тошнит от того, что я сам обещаний своих сдержать иной раз не могу. Еще меня тошнит от того, что люди плачутся, жалуются на жизнь: этот плохой, тот подставил, третий - эгоистичное мудло, страна - говно! А когда ты им начинаешь жаловаться на жизнь, они тебя не слушают, им плевать! А все потому, что и тебе плевать, когда кто-то говорит о своих проблемах. Чужие проблемы тебя не волнуют, но ты недоумеваешь, когда других не волнуют твои проблемы! 
- Как я тебя, Костя, понимаю, хороший ты пацан, искренний... 
- Спасибо. 
- Я же в ссылке был, Костя... В Омске. Меня Николай первый - пидорас, чуть вообще не расстрелял, за то что я чувакам во время пьянки письмо Белинского к Гоголю запрещенное прочитал. В последний момент гонца отправил замес разрулить... Ну ни че. Отсидел. На пользу даже пошло в каком-то смысле. Хуй бы я Преступление и наказание накатал, если бы на нарах не тусанул. Да и Карамазовых тоже не ебанул бы. Все в копилочку, понимаешь, Костя, все в копилочку писательскую. Так что, Костя! Не очкуй! Прорвешься! Давай-ка я все таки, Хеннососсинки-то намахну! Сколько там? Тыща сто?
- Тысяча двести. 
- А наливай, гуляем на последние! 
Костя наливает Хеннесси. Федор Михалыч берет стопку, говорит:
- За ВДВ, и за Кавказ, и за Сибирь, и за... Лимончика резани, Коть. Закусить дольку. 
Костя отворачивается к столу, достает из холодильника лимон, отрезает дольку... В это время Федр Михалыч незаметно сваливает не расплатившись. Костя смотрит на пустую рюмку из под Хеннесси. Говорит: 
- Блядь, а по хуй. Ебучие классики!!!
Достает телефон, набирает номер, голос автоответчика: 
- Нас сейчас нет дома, оставьте свое сообщение на автоответчике после сигнала! 
Костя психует! Бросает телефон об стену, орет:
- Какого хуя я поперся в этот театральный на режиссера!? Какого хуя?! 5 лет! 5 лет учился!!! Работаю барменом, перспектив нет! Все заебало!!! Че за жизнь-то, блядь?! Че за жизнь?!!!! 

Костя просыпается в кабинете своего театре от слов:
- Константин Григорьевич, все актеры на сцене. Ждут вас. Репетиция. 
- А? Че? Какая репетиция? 
- Преступление и наказание. 
- Какое наказание? Какое преступление? Где? Где я? - Костя спросонья, не может придти в себя. Его помощница, смекнув в чем дело, говорит:
- Константин Григорьевич, вы в своем театре. Вы режиссер. Сейчас у вас репетиция Преступления и наказания по Достоевскому. 
- Аааа... Точно. Налей, Надюша, мне Хеннососсинки, будь добра. Помянуть хочу Федора Михайлыча.

Екатеринбург

Поминки Федора Михалыча

Просмотров 17
Рейтинг автора 29.812 ?
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
Курара - Екатеринбургер
Рассказ: Труп героя
Тебя вроде бы ничего не держит, можешь пойти хоть куда, заняться делом, но почему-то не идешь никуда, почему-то сидишь в комнате, так сказать, залипае
- Бабусь, я в магаз прогуляюсь, чего купить?
Частичка тебя
Я не забуду твой тихий солнечный голос, на мой вопрос:
- Я пойду?
Рассказ: Светлячок
14-и летней Насте надоело репостить всякие глупые картинки и заумные цитаты великих людей у себя на стене и она решила перед сном сочинить свой собств
Настя выключила свет, легла на кровать, вышла в интернет с телефона, открыла соцсеть, кликнула на "новую запись" и написала:
Поминки Федора Михалыча
Костя работает барменом в боулинге. На часах четвертый час утра. Народу практически нет. Костя, смешав себе четвертую водку со спрайтом, решает позвон
- Нас сейчас нет дома, оставьте свое сообщение на автоответчике после сигнала. 
Пьяный падающий поэт
Современный тридцатилетний поэт Рома Ильин напился сегодня у себя дома. И вот он сидит за компом в соцсети и думает: какой из девушек в онлайне написа
Кому бы написать? Напишу ка я бывшей!
Сказка: Ветер, выздоравливай!
Жил был Ветер, и он очень не любил болеть. Когда он болел, о нем совсем некому было позаботиться. А сам он о себе позаботиться не умел, потому что все
Он и не знал, что такое о себе думать. 
Кроссовки писателя
Ролик для Смирновой
Ваня возвращается домой после школы, запирается у себя в комнате. И думает про себя:
- Как бы мне трахнуть одноклассницу Смирнову? Напишу ка я ей стихотворение! Да! У Есенина прокатывало, у Маяковского прокатывало, у Ахматовой прокатыв
v3.02