Остров Любви. Часть Первая. Ожидание (поэма)

Женщина, которую все считают холодной, просто не встретила человека, 
который пробудил бы в ней любовь.
                         Жан де Лабрюйер

Звезды далёкой яркий свет
Светил когда-то разным людям.
Прошло немало долгих лет, 
Звезды далёкой свет померк.
Да и людей таких не будет.

И вот, когда горели звёзды, 
Каких не видим мы теперь,
Жил человек, читая прозу. 
Но он хотел читать о розах,
Хотел любви открыть он дверь.

Он был красив. Умён. Нескучен. 
Имел признание в кругах.
Но сердце стало равнодушным, 
И человеку было душно,
Лишь было хорошо в мечтах.

В мечтах он был всё время с нею,
Лишь с нею был он как в Раю.
В мечтах любил он всё сильнее,
Но представленья не имея,
Кому дарить любовь свою.

Любил он женщину так рьяно, 
И карих глаз волшебный цвет.
И волосы цвета каштана.
Она была такой желанной.
Других таких на свете нет.

И сладость губ ничто иное,
Как вкус вина. Он слышал в них:
«Жан, как мне хорошо с тобою».
(Жан - имя нашего героя).
Жаль, был в мечтах, лишь, этот миг.

«О, что со мною? Где ответ?
Мне в мире этом стало душно!
Не радует уж солнца свет,
М всё вокруг какой-то бред!
И все как будто равнодушны.

Как могут люди не любить,
А жить как будто бы по плану?
И не мечтать, а просто быть.
Им даже нечего забыть …
Но только я так жить не стану!

Уж лучше рано умереть, 
Чем жить, любовью не страдая.
И песен о любви не петь.
Да, всё же где-то счастье есть,
Живёт на белом свете. Знаю». 

Встречался снова он с друзьями,
Но был невесел уж давно.
В его душе горело пламя.
«Жан, как мы видим скучно с нами?»
Но Жан ответил им одно:

«Друзья мои, подруги детства, 
Я сделал выбор – ухожу.
Иду от вас по зову сердца,
Я никуда не в силах деться,
Я лишь простить меня прошу».

Зашёл Жан в дом, одел доспехи,
С отцом прощаясь, он сказал:
«Я еду в даль не для потехи.
Ты пожелай мне, лишь, успеха».
Сел на коня и ускакал.

***

Он много видел. Ехал долго.
Встречались лица, города.
Но не кончалась та дорога,
И у родимого порога
Не быть, казалось, никогда.

Жан шёл по городу большому,
Смотрел на городской фасад…
Но потянуло его к дому, 
К друзьям, к отцу его родному.
И он решил: «Пора назад».

«Жаль, не нашёл её нигде я,
Ту, что в душе моей всегда.
Любить другую не сумею,
И одиноким постарею,
Не быв счастливым никогда».
И к дому путь был очень долог,
Но Жан уж, впрочем, не спешил.
В пути не чувствовал он холод,
Ему был также чужд и голод –
Почти не ел он и не пил.

***

Но всё уходит, словно дали, 
И путь его ушёл в стихи.
Домой приехал весь в печали.
Друзья его и не узнали,
Но всё же навестить пришли.

«Жан, расскажи, где был? Что видел?
Нашёл ли ты, что так искал?
Ты полюбил? Возненавидел?
Кому помог? Кого обидел?
Что понял ты? И что познал?»

«Я был в местах вдали отсюда,
И видел множество чудес…
Я всё рассказывать не буду.
Я расскажу, я не забуду…
Но видел я чужих невест.

И ни одна из них не в силах
Сравниться с той, что я люблю.
Но я не сдамся! Боже смилуй!
Так и уйду один в могилу,
Коль не найду любовь свою».

«Сынок, ну что же говоришь ты? – 
Спросил у рыцаря отец -
Найти не можешь ты неужто
Невесты? Все вокруг бездушны?
И нет достойной под венец?!

Хотя, быть может, знаешь ты,
Что говоришь. Не стану спорить.
Не нужно предавать мечты,
И без любви дарить цветы.
Без страсти счастья не построить.

Турнир, ты знаешь, будет скоро,
Среди таких как ты мужчин.
Коль ты силён, смел, быстр и ловок,
Коль, ты сынок, не слаб и словом –
То, значит, ты не победим.


Ты станешь первым – ты достоин.
Ты лучший среди всех других.
И вот тогда, под звук гобоя,
Быть может, встретишься ты с тою,
В кого влюблён в мечтах своих.

И, может быть, к тебе удача
Не повернётся уж спиной».
Отец промолвил, взор свой пряча,
Он говорил, почти что, плача.
«Храни тебя Христос, сын мой!»

«Благодарю, отец! Спасибо!
За эти добрые слова.
Я сделал множество ошибок,
Хотя, прочёл немало книжек.
Но жизнь, конечно, не игра.

Быть может, выберет удача
Меня в достойного бойца.
Я буду первым – не иначе!
Иначе, что я в жизни значу?»
И он прижал к себе отца.
          

***

День наступил, который ждали.
Среди поляны, за рекой,
Был люд. И рыцари скакали.
На солнце латы их сверкали.
Да, праздник выдался большой.

И вот тогда, в самом разгаре,
Глашатай громко прокричал:
«Все слушайте, что мы сказали –
Мы лучших рыцарей собрали,
Достойных рыцарей меча!

Чтоб убедиться – кто же первый?
Кто лучший рыцарь? Где же он?!
Итак, готовьте ваши стрелы,
А зрители напрягте нервы!
Ну что ж, пожалуй, мы начнём!»

И рыцари достали стрелы,
Прицелившись, пустили их.
Те, что стреляли без прицела,
Ушли с борьбы одни из первых.
Но Жан остался средь других.

Итак, второе испытанье –
В котором сильный победит.
И обнажил Жан меч зеркальный,
Лишь только, затаив дыханье,
Взмахнул. И враг его лежит.

«Итак, пять рыцарей остались -
Но первым будет лишь один!
Вы все достойнейше сражались,
Других вы меньше ошибались,
И мы сейчас вот так решим – 

Кто скажет: что всего милее?
Сказав не больше двух-трёх слов.
Ну, господа, прошу, смелее!»
И Жан ответил им: «На свете
Милее всех – жизнь и любовь!» 

«Слова действительно достойны
Того, чтоб лучший их сказал.
Ты победил, о рыцарь стройный!»
«Надеюсь я, любовь сегодня
Ко мне придёт!» - Жан отвечал.


«Ну что ж. Ты выиграл по праву
Корону златую! Бери!
Коль не нуждаешься во славе,
Тебе советовать не в праве,
Но всё ж – любимой подари».

Жан посмотрел в глаза сидящим,
И в этот миг он как уснул – 
Он будто был не в настоящем,
А где-то там, в мечтах парящим.
Средь лиц он видел лишь одну.

Волшебных карих глаз сиянье,
Тех, что любил в мечтах он страстно,
Каштан волос, вид одеянья.
Жан думал: «Сбылось ожиданье.
Я верил. Ждал я не напрасно»!

Жан взял венок златой руками,
Прошёл сквозь шумные трибуны.
Предстал пред ней. (А между нами,
Он, вдруг, расстался со словами,
Смотря в глаза красивой, юной).

И всё ж промолвил он: «Примите
Златой венок добытый мною!» 
«Герой, но я, всего лишь, зритель.
Я не могу принять. Простите.
И чести я такой не стою».

Ах, голос, голос! Нежный самый,
Как будто бархатные струи!
И Жан сказал ей тихо: «Днями,
И одинокими ночами,
Давно о Вас уже тоскую.

Ну что ж. Принять, коль, не хотите
Подарок мой – я подожду.
Я Вас обидел? - Вы простите!
Нет, ничего не говорите.
Я не хотел. Я ухожу».

В её глаза Жан глянул смело,
Взгляд оторвать сил не нашёл – 
В её глазах любовь горела,
Но слова молвить не посмела.
И рыцарь молча отошёл.

Он сел в седло, взял в руки вожжи,
И, взяв корону, произнёс:
«На празднике нет королевы? Что же,
Но вы простите меня всё же!»
Сказал, и конь его понёс.

                   ***

Дом. Жан сидит один в печали.
Но вот пришёл отец его.
«Тебя с победой поздравляю,
Ты лучший, сын мой. Я ведь знаю.
Но что тревожит тебя? Что?

Быть может то, что королевы
Не смог ты выбрать? Не тужи.
Но вот вопрос какой, о Небо!
Неужто нету лучшей девы,
Чем та, в которой нет души?»

«Ты что, отец? Так не бывает!»
«Бывает, сын мой. Вот она –
Не так давно здесь проживает,
Ещё не многих она знает.
Любовь ей только не дана.
Ещё. Она имеет мужа…
Сынок, куда тебя несёт?
Постой, а может ты простужен?
Иль был не свеж вчерашний ужин?
Ну ничего, оно пройдёт.

Так вот, я слышал где-то как-то,
Что муж не хочет с нею жить…»
«Отец, молчи! Прошу не надо!
Не говори так, Бога ради!
Я не могу её забыть!

Ну всё отец. Давай закончим
Сей разговор – был труден день.
О ней я думал дни и ночи.
Но жить так больше нету мочи…»
На землю опустилась тень.

                  ***

Прошло немало дней под небом,
И ночи мчались под луной.
И Жан давно негде уж не был,
Был дома. Думал только: «Где ты?
И почему ты не со мной?»

И вот однажды, в день погожий,
Был приглашенным в гости Жан.
«Приму я приглашенье всё же.
Вдруг с ней увижусь там. О, Боже!
За эту встречу всё отдам…»

Час наступил. Зажжёны свечи.
Жан с другом в комнату вошёл.
Был тёплым свежий летний вечер.
Жан всё надеялся на встречу,
На сердце было хорошо.

И вот вошла ОНА. И Жану
Как будто снова снился сон.
(Подробно я писать не стану – 
Надеюсь, вы поймёте сами,
Что испытал в миг этот он).

Звучат тосты. Идёт веселье,
И кубки полнятся вином.
Но Жан не от вина пьянеет,
А от того, что он лелеет
Ту, что сидела за столом.

Она была одна как прежде,
А муж её не смог придти.
Как будто дунул ветер свежий,
И Жан ей выразил надежду:
«Могу ль Вас к дому провести?»

«Я, знаете, сама не смела
У Вас об этом попросить.
Коль нет у Вас другого дела,
То я давно уже хотела –
Хотела я поговорить».

И вечер был уже окончен,
Горели звёзды там, вдали.
И вот, во власти тёмной ночи
Ничто не видел – только очи,
Которые полны любви.

«Вас Жан зовут? Права ли я? –
На празднике Вас представляли.
Прошу, простите Вы меня,
Что не смогла у Вас принять
Корону, что Вы предлагали.


Поймите, я, ведь, не одна – 
Я замужем уж больше года.
Но к мужу как-то холодна.
Я так и не была жена,
Для роли я жены не годна.

Нелепо как-то жизнь сложилась – 
Отец решил меня отдать.
А в мужа я и не влюбилась,
И время всё остановилось,
И мне хотелось убежать.

Ну, а куда бежать? Где жить мне?
Мой дом родной так далеко.
А сердце стынет! Тело гибнет!
И окончания не видно…
Жить без надежды не легко.

Простите, что так говорю –
Мне кажется, знакома с Вами
Всю жизнь. Я из-за Вас не сплю,
О встрече Бога я молю,
Чтоб подарил мне встречу с Вами.

Сама не знаю, что со мной –
Я чувствую такое счастье!
Сейчас я с Вами! Боже мой!
Ну где ж Вы были, мой герой?
Не разожгли Вы раньше страсти!»

Они гуляли не спеша,
Смотрели в небо и молчали.
А ночь была так хороша.
«Ах, как болит моя душа –
Мы поздно с Вами повстречались.

Я не смогу надеть фату,
Коль Вы мечтаете о свадьбе.
Быть может, Вы нашли не ту,
И разуверились в мечту?»
«Ах, разве в этом дело? Разве?!»

«Ну вот пришли. Я здесь живу.
Забудьте всё, что Вам сказала.
Я Вам открылась одному,
Хотя не знаю почему».
И ласково поцеловала.

О, губы эти слаще вин,
Что только есть на белом свете!..
Ах, поцелуй. Он был один,
Но не сравнение другим.
Она и ночь. Она и ветер.

«Как Вас зовут? Скажите мне»!
«Марина»- дама отвечала.
И приходила вновь во сне.
«Марина!»- Жан кричал во след.
К утру, Марина исчезала.

***

Но после этого свиданья
Судьба им встречи не дарила.
Но Жан не чувствовал отчаянья,
В нём было лишь одно желание,
Оно давало ему силы.

Любовь! Что есть прекрасней в мире?
Порою больно ранишь ты!
Жан пел под звуки старой лиры,
Стихи написаны им были,
О женщине его мечты:

«Я ходил по дорогам, но не знаю зачем…
Толи зов был души? Толи зов был из дали?
Много видел я стран. Много разных людей.
Много счастья и много печали.

Я их видел, но я понимал, что не тех,
Я ищу столько времени, силы теряя.
Я искал лишь одну – что была лучше всех,
И красива как ангел из Рая.

Я её не нашёл, хотя долго искал.
И решил, что пора, наконец, возвращаться…
Стало рушиться всё – всё, о чём я мечтал.
Было грустно с мечтой расставаться…

Но, вернувшись, домой, я увидел её – 
Моей радости искренней не было края!
Всё, что я так искал – в ней одной было всё!
И красива – как ангел из Рая!»

Отец стихи услышав эти,
Спросил у Жана: « Сын, скажи,
Неужто нет на белом свете
Другой? Сынок, прошу, ответь мне.
Скажи хоть что-то! Не молчи!»

Быть может, есть, отец, не знаю,
И постройней, и помилей…
Но я любить их не желаю.
Марину я не променяю -
В других того нет, что есть в ней».

                     ***

Тем временем, Марина дома,
Сидела, думая о нём.
И повторяла в мыслях снова:
«Увы, принадлежу другому,
А сердце полнится огнём!

Где Жан сейчас! Ты где, мой рыцарь?
Надеюсь, помнишь обо мне.
Я верю, всё же повторится
То, что всё время будет сниться
В одном, лишь, самом сладком сне.

Я жду Вас, рыцарь! Приходите,
Услышьте сердцем голос мой!
Ну где Вы? Где, мой победитель?!
Тоску во мне Вы разгоните,
Не нужен мне никто другой!»

И Жан услышал сердцем голос.
Примчался к ней он на коне.
И нежно гладил её волос,
И говорил любви её слово.
«Мы не расстанемся! Нет! Нет!»

«Что ты подумал после встречи? -
Что я слаба пред лаской рук?
И сразу бросилась на плечи?
Коль думаешь так - я не перечу,
Но ты не прав, мой милый друг.

Лишь от тебя я опьянела.
Лишь только ты меня пленил.
Я никогда так не хотела -
Любви желает моё тело,
Чтоб только ты меня любил!»

« О нет, звезда моих мечтаний!
Что говоришь ты? Что с тобой?
Судьба назначила свиданье,
Но не назначит расставанья.
Я, ведь, дышу тобой одной!

Где ты была? Я долго ждал.
Я бредил карими очами.
И одинокими ночами,
Когда вокруг мир видит сны,
Я в мыслях образ создавал.

Как ты жила? С кем ты смеялась?
Кому дарила глаз сиянье?
Слова «Люблю!» как заклинанье?
В лучах луны, при свете звёзд,
Кому в объятья отдавалась?

Молчишь? Ну что ж. Мне всё равно.
Мне всё равно что с тобой было. 
Я счастлив, что ты полюбила
Меня. А всё и все потом.
Меня волнует лишь одно -

Меня волнует твоё тело.
Твой голос. Губы, словно розы.
Когда ты плачешь – твои слёзы.
Когда ты спишь в ночи – твой сон.
А до других мне нету дела – 
Я лишь тобою поражён!»
«Ну что же ты? Возьми меня,
И напои меня любовью!
Я вся сгораю от огня!
Я лишь твоя! Я лишь твоя!
Жан, как мне хорошо с тобою!»

Глаза горели, сердце пело,
А губы молвили «Люблю!»
«О, как красиво твоё тело,
И без одежды королева.
Как я судьбу благодарю!»

***

Ну всё. Я занавес спускаю –
Оставим их наедине.
В любви пусть души их витают,
А мы им только помешаем,
Счастливым самым на земле.

И вот сбылось в конце концов
О чём мечтал Жан дни и ночи –
С души он сбросил вес оков,
И, наконец нашёл любовь…
А я часть Первую окончил.

Остров Любви. Часть Первая. Ожидание (поэма)

Просмотров 15
Рейтинг автора 6.118 ?
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
v3.02