Няка

Елена Клёнова

 

 

Няка

 

 

Инна – 35 лет

Лиза – 14 лет

 

Вечер. За окном темное небо, все в звездах. Кухня небольшой квартиры, все новое, чистота и порядок. Инна, надев фартук поверх брючного костюма, занимается несколькими делами сразу – то убавит газ под сковородкой, на которой что-то разогревается, то схватит со стола тарелку и отправит ее в раковину, затем вытрет руки полотенцем и повесит его обратно на гвоздь – множество небольших движений.

Лиза сидит за столом, почти не шевелясь, в противовес обилию движений матери. Она в шапке, свитере-балахоне и широких джинсах. Перед ней кружка с молоком, каждый раз, когда Инна поворачивается, пытаясь встретиться с ней глазами, Лиза тут же  подхватывает кружку и делает вид, что пьет, опустив глаза. Инна не выдерживая, отворачивается, вновь запуская круг своих дел.

Инна щелкает пультом телевизора, раздается голос диктора – прогноз погоды. «… ночью похолодает, возможны осадки в виде снега с дождем…» Инна поворачивается, пристально смотрит на Лизу, пытаясь поймать ее взгляд, но та снова утыкается в кружку.

 

Инна. Кружку поставь, пожалуйста.

Лиза молчит.

Инна. Лиза.

Лиза роется в кармане, на пол падает что-то маленькое, вроде ключа, Лиза оставляет кружку и наклоняется, пытаясь найти оброненное.

Инна. Я очень хочу с тобой поговорить.

Лиза, не найдя потери, сползает со стула и ныряет под стол. Ее совсем не видно.

Инна садится на освободившееся место, так, словно лишается сил. Молчит. Слышно лишь шебуршание под столом.

Инна. Лиза, я так не могу больше. Давай поговорим. Почему ты не хочешь поговорить со мной? Я так устала…

Шорох под столом на какое-то время стихает.

Инна. Ты совсем не хочешь меня понять... Да, я согласна, я редко с тобой бываю, когда я ухожу на работу, ты еще спишь, а прихожу довольно поздно, у нас почти нет времени ни на что… Но ведь ты понимаешь, мы с тобой одни, если я не буду работать, о нас с тобой никто не позаботится… В конце концов, все что я делаю, это для тебя…

Под столом тишина.

Инна. Я много раз обещала тебе, что скоро все наладиться, и мы вместе куда-нибудь поедем, и даже сможем провести выходные вместе… ну там, по магазинам прогуляться… Но у меня сейчас столько работы… я просто не могу позволить себе отдых…

Тишина.

Инна. Меня радует, что ты хорошо учишься, помогаешь мне по дому, но… Иногда мне кажется, что я тебя совсем не знаю. Ты так часто стала уходить из дома. Гуляешь где-то дотемна. Я никогда не видела твоих друзей, не знаю, с кем ты проводишь время… Лиза, да ты слышишь меня?

Лиза. Мяу.

Инна (хлопая ладонью по столу) Да ты можешь хотя бы со мной говорить нормально?!

Лиза (утвердительно) Мяу.

Инна. Прекрати свое дурацкое мяуканье! И вылезай наконец из-под стола! Ты можешь уважать меня хоть немного?!

На столешнице появляется рука с зажатым в ней ключом, потом Лиза выглядывает, и настороженно смотрит на мать. Шапка сползла ей на один глаз. Вся уверенность Инны исчезает.

Инна. Ну… Ты что?

Лиза. Мам…

Инна. Да?

Лиза. Ну, мам… Не сердись…

Инна. Как я могу не сердиться? Я… даже не знаю, что теперь с этим делать!

Вскакивает, ходит по кухне.

Лиза. Ну… ничего страшного же не произошло…

Инна. Ничего страшного?!?

Лиза. Никто ничего и не замечает…

Инна. Не замечает?! Ты и вправду относишься к… этому так спокойно?

Лиза. Ага. Ну, то есть… Я хотела сказать, что меня расстраивает, что ты расстраиваешься…

Инна. И только это?!

Лиза. Ну да. А на остальных мне наплевать.

Инна. Боже мой, Лиза! Как ты будешь дальше жить?! Ты хоть понимаешь, что это невозможно скрывать всегда! Не вечно же ты будешь ходить в этой шапке! Ты понимаешь, что это просто опасно.

Лиза. Щас многие так ходят. Это модно.

Инна. Какая глупость.

Лиза. И потом, я выхожу только когда уже темно…

Инна. Вот это самое главное, что мне не нравится. Куда ты ходишь? Зачем?

Лиза. Мам, я не могу тебе этого сказать.

Инна. Так… Это больше не может продолжаться. (бегает по кухне кругами) Я должна отвести тебя к специалисту, сама я не справляюсь. Но как же… Они решат, что ты сумасшедшая… Или хуже – заберут тебя в больницу – для исследований. Отнимут тебя у меня.

Лиза. Мам, да кого это может интересовать. В выходные я была без шапки в центре – никто и внимания не обратил. Ну, свистнули вслед какие-то пару раз…

Инна. Что?! Ты… ты была в городе, на глазах у всех, без шапки?! Лиза…

Лиза. Ну и что такого, мам? Там полно таких как я. Никто же не знает, что они настоящие!

Инна снова опускается на стул, закрывает лицо руками.

Лиза. Мам… ну, ма… Я же не виновата, что так случилось, я не знала… Ну что такого страшного… Я же здесь, с тобой. Мяу, то есть, мама…

Инна поднимает голову, смотрит на дочь.

Инна. Я боюсь, наступит день, и ты не сможешь меня понимать. Ты меняешься так быстро. Уже прошло две недели…

Лиза. Всего десять дней.

Инна. И главное, я не понимаю, я не могу взять в толк, это просто не умещается в моей голове – КАК ТЫ ЭТО СДЕЛАЛА?

Лиза. Ну… я же тебе уже рассказывала…

Инна. Не понимаю. Не могу понять. Такого просто не может быть.

Лиза. Ты же сама говорила мне, что если чего-то очень сильно хотеть, очень-очень, и думать об этом, то это обязательно исполнится. Ну вот, а еще можно загадать желание, глядя на падающую звезду. Вот я и решила попробовать…

Инна. Господи, но я же не это имела ввиду! Я хотела, чтобы ты стала более целеустремленной, серьезной, хотела стать кем-то, прикладывала определенные усилия. Но я никогда не думала, что ты…

Лиза. Да я не знала, что так получится! Я только решила попробовать, ради шутки! Я просто проснулась ночью и увидела, как за окном падала звезда. И в этот момент я сказала себе «Хочу стать кошкой».

Инна. Нет! Даже не произноси это!

Лиза. Ты сама спросила.

Инна. Я наверное сошла с ума. У меня жар. Я все еще не могу поверить. Этого просто не может быть.

Лиза. Открыть форточку?

Инна. Не надо. Да сними ты наконец свою глупую шапку!

Лиза. Но… ты же не можешь их видеть…

Инна. О чем ты говоришь? Мне не легче, когда ты в ней.

Лиза. Ну, ладно.

Лиза медленно стягивает шапку, глядя в пол. На голове у Лизы кроме обычных человеческих ушей, два пушистых кошачьих ушка, выглядывающих из ее рыжеватых волос.

Инна. О Господи…

Кошачьи ушки испуганно вздрагивают и чуть опускаются. Лиза смотрит на мать виновато и с жалостью.

Лиза. Мам… Прости меня… Ну, правда, я не знаю, что делать.

Инна. А может… может ты смогла бы… попросить свое желание обратно?

Лиза. Да ты же знаешь, что я пробовала! Ничего не получается. Наверное, это была такая особенная звезда, одна на миллиард, может вообще на всю Вселенную. Просто так получилось, что я увидела именно ее.

Инна. Нет, я все-таки не могу заставить себя в это поверить. Лиза, ты не врешь мне? Может, ты общалась с кем-нибудь… Ты не ела и не пила ничего странного?

Лиза. Да нет же, мама, ну ты же меня знаешь. Что я, совсем того, чокнулась?! Я таким не занимаюсь.

Инна. Да уж, ты у меня другая… Не такая как все… Я всегда это подозревала, а теперь еще и имею зримое подтверждение.

Лиза (успокоившись, снова садится на стул и принимается пить из кружки) Да ладно тебе, мам. Никто ничего не замечает, правда. Щас полно девчонок с кошачьими ушками, это увлечение такое. Их еще няками называют.

Инна. Да, знаю… Это все твое любимое аниме…

Лиза. Когда я по городу на роликах еду, вообще никто не смотрит, все уже привыкли. Как узнать, что это настоящие, мои ушки? Разве только если кому-нибудь придет в голову подергать меня за хвост…

Инна. Лиза!!! Ты… ты обещала мне, что ты всегда будешь ходить по городу в брюках…

Лиза. Ну ладно, мам. Один только раз. Было тепло, и я каталась в юбке.

Инна. О боже…

Лиза. И потом, мне не всегда удобно в этих штанах. Я уже сделала себе дырку в джинсах, чтобы хвост не мешал.

Инна. Я схожу с ума.

Лиза. Мам, тебе плохо?! Мам, тебе дать попить?

Хватает чайник, наливает воды. Инна пьет, опустив голову. Лиза садится рядом и смирно сидит. Инна приходит в себя.

Инна. Так. И что нам теперь делать?

Лиза. Ничего, мам. Жить как жили. Даже еще лучше. Мам, я заметила прошлой ночью, что стала лучше видеть в темноте.

Инна. Этого еще не хватало.

Лиза. Я стала бесшумно двигаться, быстрее, легче. У меня теперь не болит спина, как раньше, когда я долго сидела за компьютером. Я слышу даже шепот за закрытой дверью. Меня это немного пугает, но… это так интересно!

Инна. А еще ты стала любить молоко. Просто литрами его пьешь. Ты с детства его терпеть не могла.

Лиза. Ну да.

Инна. Хорошо еще, что пьешь не из блюдечка.

Лиза. Ма, ну я же не совсем кошка. Я девочка-кошка. Наполовину человек, наполовину зверь. Няка.

Инна. Няка?

Лиза. Ну да. Это от японского слова «неко» - кошка. Я же тебе рассказывала.

Инна. Все это так странно, что я ничего не могу понять, а тем более запомнить. Так ты правда, хотела стать этой… някой?

Лиза. Да.

Инна. Что только происходит в твоей голове? Зачем тебе все это было нужно?

Лиза. Ну… понимаешь… я и сама не все могу объяснить… ты просто поверь мне, что это здорово – быть кем-то другим и при этом оставаться такой же… Я чувствую, что все время меняюсь.

Инна. Кто знает, как далеко зайдут эти изменения? Быть может, я приду однажды домой, а ты с мяуканьем выбежишь ко мне навстречу на четырех лапках, и не сможешь понять то, что я тебе скажу…

Лиза. Мам, кошки многое понимают.

Инна. Впрочем ты и сейчас не хочешь меня понимать.

Лиза. Ну что я должна сделать, я просто не знаю.

Инна. Ты и в самом деле так хотела быть кошкой? Это было твое самое сильное желание?

Лиза. Ну… на тот момент да... наверное. Просто… мне было так одиноко, и я подумала… вот кошки, они такие независимые, они могут долго быть одни… и они никогда не плачут…

Инна. Плачут? Тебе было из-за чего плакать?

Лиза. Не из-за чего, а из-за кого.

Инна. Ах вот оно в чем дело…

Лиза. Ну, мам… Не спрашивай, я не хочу ничего рассказывать, ладно? Ну пожалуйста. Все уже прошло.

Инна. Ты у меня странная. Другие девчонки обсуждают друг с другом свои сердечные тайны. А ты всегда одна.

Лиза. Это не важно.

Инна. У тебя впереди вся жизнь, тебе только четырнадцать…

Лиза. Мама… не надо.

Инна. Да, я знаю, сейчас тебе кажется, что хуже, чем тебе, не было никому, и что хорошо уже никогда не будет. Это не так, просто поверь мне. Я знаю.

Лиза. Мам, а тебе… нравился кто-нибудь очень сильно? В школе, когда тебе было столько же лет, как мне?

Инна. Ну конечно, только… я была так занята учебой…

Лиза. Узнаю тебя.

Инна. Ты что, думаешь, что я всегда была вот такая?

Лиза. Нет, но…

Инна. Когда я была еще маленькая, мне иногда представлялось… когда я сидела на уроке, то смотрела в окно, на небо, и думала, что сейчас прилетит космический корабль, и заберет меня на другую планету, где я родилась, но потом каким-то образом попала на землю и забыла обо всем… Я долго смотрела в небо, за окном качались верхушки сосен, покрытые снегом, в классе было тихо, только учительница писала на доске примеры… Я ненавидела математику. И мне так хотелось, чтобы это случилось именно на уроке математики…

Лиза. Ну?

Инна. Что – ну?

Лиза. Они прилетели за тобой?

Инна. (смеется) Как видишь. По крайней мере, мне иногда кажется, что я и правда будто упала с луны.

Лиза. А ты и правда этого очень хотела?

Инна. Чего? Чтобы за мной прилетели?

Лиза. Угу.

Инна. Ну… наверное нет. Потом это как-то само забылось.

Лиза. Понятно.

Инна. Но был еще один странный случай. Примерно в твоем возрасте, мне стали сниться странные сны.

Лиза. Какие?

Инна. Даже не знаю, как сказать. Мне снилось, что я летаю.

Лиза. Нуу, мам, что же в этом странного. Многие летают во сне.

Инна. Да, но понимаешь, не я. В детстве у меня не было таких снов, мне они вообще не снятся.

Лиза. Ты их просто не запоминаешь.

Инна. Ну не важно. В общем, сны были не столько про полет, столько про то, что у меня есть крылья. Большие такие крылья, и я знаю, что они мои, такие же мои, как руки и ноги. Они были абсолютно естественны. Я не чувствовала никакого неудобства от их тяжести и размеров. И я знала, что могу ими пользоваться… Я стояла высоко-высоко на холме, мне в лицо дул ветер, а подо мной был лес и река… Я таких никогда не видела раньше, но во сне было чувство, что хорошо знаю эти места… И вот, я взмахивала крыльями, так же легко, как могла бы взмахнуть руками, и срывалась со скалы…

Лиза. А что было дальше?

Инна. А дальше я просыпалась…

Лиза. Нууу….

Инна. Что – ну?

Лиза. Так неинтересно… А ты рассказывала об этом кому-нибудь?

Инна. Ну… я старалась не думать об этом. И потом, когда просыпаешься, сразу все забываешь.

Лиза недовольна, но молчит.

Инна. Ладно, Лизка, опять мы сидим, а на дворе уже ночь. Быстро допивай свое молоко, и бегом спать. То, что ты кошка, еще не отменяет необходимости ходить в школу. Только обещай мне, что ты не будешь особенно… Что я говорю, об этом все равно когда-нибудь узнают все.

Лиза. Мне все равно.

Инна. Я за тебя беспокоюсь. Тебя могут обидеть, в конце концов.

Лиза. Это вряд ли. Я стала гораздо быстрее и сильнее многих.

Инна. Это ненормально.

Лиза пожимает плечами.

Инна. Я все же хочу, чтобы ты не привлекала к себе внимания. По крайней мере, делала это как можно меньше.

Лиза. Я сижу на задней парте. Вхожу в класс раньше всех, а ухожу самая последняя.

Инна. Вот это мне и не нравится. У тебя, похоже, нет постоянных друзей.

Лиза. Ты сама только что сказала, что не хочешь, чтобы другие обращали на меня внимание.

Инна. Да, но… что же это за жизнь для девочки? Ты должна быть окружена друзьями, весело проводить время… ну, я не знаю, чем сейчас вы увлекаетесь.

Лиза. Мне совсем не скучно.

Инна. И еще. Я хотела бы попросить тебя. То есть, я просто настаиваю, я твоя мать, в конце концов.

Лиза. Да?

Инна. Не уходи никуда ночью.

Лиза молчит.

Инна. Я очень, очень тебя прошу. Ты не представляешь, как я боюсь за тебя.

Лиза. Мам… я не могу… просто не могу…

Инна. Пообещай мне.

Лиза. Я постараюсь.

Инна. Я закрыла окно. Если ты попытаешься выйти, я услышу. Не делай этого, прошу тебя.

Лиза. Ладно, мам, ты сегодня слишком много нервничаешь. Я пойду спать.

Инна смотрит ей вслед, затем подойдя к окну, вдыхает свежий ночной воздух и закрывает форточку. Гасит свет на кухне и выходит.

Темнота.

 

Ночь. На полу кухни лежит квадратное светлое пятно. В его свете появляется тень с кошачьими ушками, и бесшумно двигаясь, приближается к окну. Раздается едва слышный звук, Лиза пытается открыть окно. У нее долго это не получается, затем она все же отворяет его и неслышно прыгает на подоконник. Какое-то время она видна в свете звезд, затем так же тихо исчезает…

Темно. Инна входит на кухню, держа стакан воды. Увидев открытое окно, она роняет стакан, он разбивается. Инна подбегает к раскрытому окну, смотрит в темноту, порывы ветра раздувают ее волосы. Она стоит у окна долго и смотрит в темноту.

Затем она включает свет, приносит совок и начинает сметать щеткой осколки.

Инна. Она опять ушла. Ушла. Я так просила ее… Мне что, привязывать ее?.. Что происходит?

Инна бросает совок и садится прямо на пол, опираясь спиной о стену.

Инна. Что-то не так. Что-то давно уже не так. И я не знаю, не могу понять, когда это началось… Все, что с нами происходит в последнее время, так мало похоже на нормальную жизнь… Я совсем не знаю ее, как будто она совсем чужой мне человек, как будто не было тех лет, когда я гуляла с ней, маленькой, держала ее на руках. Мне снится какой-то странный сон, как тогда, в детстве… Только я не могу очнуться от него, посмотреть ясными глазами на обычный мир за окном и успокоится, сказав себе, что все в порядке, ни о чем не надо думать, можно сосредоточиться на мелких делах… Но, я не знаю, даже если все когда-нибудь снова будет как прежде, смогу ли я быть самой собой? Во мне как будто что-то потерялось, и я не могу это найти, но чувство потери очень сильное… Мои сны… В конце концов, зачем об этом думать? Найдется кто-то, кто мне все расскажет. Этому должно быть объяснение. Но для начала, раньше всего, я бы хотела понять одну единственную вещь – КУДА ТЫ УХОДИШЬ ОТ МЕНЯ ЧЕРЕЗ ОКНО КАЖДУЮ НОЧЬ?

Темнота.

 

Наступает рассвет. Инна сидит за столом, положив голову на руки. В окне показывается Лиза и бесшумно спрыгивает на пол. Она видит спящую мать, осторожно обходит вокруг стола, открывает холодильник, вытягивает оттуда молоко и бутерброд, садится напротив матери, ест. На голове у нее снова шапка.

Инна, сильно вздрогнув, просыпается.

Инна. Лиза?.. Который час.

Лиза. Пять… Ма, ты бы шла в постель, еще рано.

Инна. Я ждала тебя…

Лиза. Ма, ну зачем! Ты же знаешь. Я всегда прихожу.

Инна. Я так просила тебя не уходить.

Лиза. Я… не могу этого не делать.

Инна. Что значит не могу?!

Лиза Я… должна искать.

Инна. Искать что?

Лиза. Пока не знаю. Но чувствую, что я ищу не зря.

Инна (устало) Это хотя бы стоит того?

Лиза. Думаю, что да. Да.

Инна. Больше всего я хочу, чтобы мы снова стали нормальными, такими же, как все. Чтобы не приходилось думать о странных вещах, ждать тебя по ночам, чтобы ты… снова стала такой как была раньше.

Лиза. А если это невозможно?

Инна. Я не хочу об этом ничего слышать. Не хочу!

Лиза вздыхает. Ставит кружку на стол, и идет к выходу.

Инна. Куда ты?

Лиза. Я немного посплю. Через два часа мне собираться в школу.

Выходит. Инна сидит, рассеянно передвигая кружку по столу.

Темнота.

 

Комната. Инна сидит на диване, в халате, щелкает пультом телевизора. Документальный фильм:

«… нет ничего, что не подвергалось бы изменениям. Бабочка проживает всего несколько дней, чтобы продлить свой род, гусеница становится куколкой, которая в свой срок превратится в бабочку…»

Инна. Вот черт.

Выключает телевизор, наступает тишина.

Хлопает дверь, через какое-то время в комнату заглядывает Лиза.

Лиза. Ма, привет, я тройку получила и пятерку!… ма, что с тобой?

Инна. Ничего, все нормально.

Лиза. Ма, ты плачешь?.. Из-за меня?

Инна. Да нет, все хорошо…

Лиза. Мама…

Инна. Как-то… неправильно все. Я не знаю, что с тобой происходит. Не понимаю. Так не должно быть. Мы должны что-то придумать, чтобы снова стать такими, как все.

Лиза. Мы?

Инна. Что?

Лиза. Ты говоришь – мы.

Инна. Ну да. Мне ведь тоже пришлось кое-что в себе изменить, с тех пор как… ты такая.

Лиза. Ма, ну что такого особенного произошло? Ведь я не так уж сильно изменилась…

Инна. Ну, если ты считаешь нормальным жить с кошачьими ушами и хвостом… Я – мать девочки-кошки! Мне так это следует понимать?

Лиза делает жест, сообщающий о ее невозможности что-либо объяснить.

Инна. Наверное, мне радоваться надо… Другим родителям приходиться иметь дело с такими страшными вещами… А у меня всего лишь дочь со слишком богатым воображением.

Лиза. Чего же ты тогда так боишься?

Инна. Это просто ненормально, понимаешь? Ненормально. Такого не должно быть. А если и должно, почему это произошло именно с нами? Что именно с нами не так? Почему? Ты пойми, я не желаю тебе судьбы изгоя, над которым будут все смеяться… С тобой просто не будут общаться. Ты не сможешь найти работу, ты просто останешься одна в конце концов.

Лиза. А мне ничего этого и не нужно.

Инна. Ты говоришь глупости, как все подростки. Это сейчас настоящее кажется тебе единственным образом жизни. Надо думать о будущем.

Лиза. А я не хочу такого будущего.

Инна. Чего же ты хочешь?

Лиза молчит.

Инна. Ты только и можешь, что твердить свое «не хочу». А ради чего все это, ты не задумываешься.

Лиза. Ты на себя посмотри.

Инна. Что?!... Что ты сказала?

Лиза. Ничего.

Инна. Ты как с матерью разговариваешь? Что с тобой вообще происходит?

Лиза. А с тобой? Ты тоже не такая, как раньше. Все время нервная.

Инна. Ну и что? Мне не легко приходится…

Лиза. Да, ты так часто это повторяешь.

Инна. И ты вместо того, чтобы помогать мне, еще и издеваешься. Никогда, никакого понимания! Смотришь пустыми глазами. За что мне это? За что…

Лиза. Я не хочу…

Инна. Ну, чего ты не хочешь?

Лиза. Я не хочу стать такой как ты! Ты сама говорила, какие сны тебе раньше снились. И вообще, ты была другая! Кто тебя такой сделал? Ты все забыла, чего ты хотела, о чем ты мечтала! Ты делаешь и говоришь только то, что от тебя хотят слышать другие! Ты все время думаешь о том, какое впечатление производишь. И меня хочешь сделать такой же. А я не хочу! Не хочу быть такой как ты!

Выскакивает из комнаты.

Инна сидит на диване, смотрит перед собой.

Темнота.

 

Ночь. Открытое окно. По комнатам холодный звездный ветер. Лиза опять ушла. В комнате и темно и светло – полосами. Инна ходит по светлым пятнам, прыгает, что-то шепчет.

Инна. Как? Как она это сделала? Вот так подошла, посмотрела в окно – и загадала желание? А как загадала? Может быть, попросила? Не знаю. Ничего я не знаю. Я совершенно ничего этого не умею.

Инна смотрит в окно, и шепчем, обращаясь к неизвестно кому.

Инна. Пожалуйста… Пожалуйста, сделайте так, чтобы все было как раньше… А если это невозможно, то… Но только это не может быть правдой… Что я говорю, я же себе обещала, что больше не буду говорить так… В общем… В общем, пусть будет так, как вы хотите… А кто – вы? Ой, я сойду с ума…

Садится на пол.

Инна. Мне хочется только одного – понять. Если это конечно возможно.

Вдруг Инна поднимается и начинает танцевать. Она и сама не понимает, что она делает, ее как будто носит порывом ветра. Выглядит это немножко неловко, но все равно красиво. Так она танцует, пока без сил не падает на диван, где и засыпает.

Темнота.

 

Утро. Лиза сидит за столом, как обычно, пьет молоко. Свитер у нее на плече разодран, и в целом одежда не очень чистая. Инна сидит и смотрит на нее.

Инна. Что-нибудь еще будешь?

Лиза мотает головой.

Инна. Может, ты все-таки расскажешь мне, где бываешь?

Лиза. Пока нет. Я не могу, правда-правда.

Инна. Но я за тебя беспокоюсь. Бегаешь по крышам как бездомная кошка.

Лиза смеется, Инна тоже.

Инна. Ну что мне с тобой делать, а?

Лиза. Ничего не надо, все хорошо, мам… Ма?

Инна. Что?

Лиза вскакивает, оббегает вокруг стула, испуганно смотрит на мать.

Инна. Ну, в чем дело? Что ты скачешь?

Лиза. Мама… У тебя…

Инна. Что?

Лиза. У тебя… горбатая спина… Как  будто что-то есть на ней…

Инна. Что ты опять там бормочешь? Разыгрываешь меня?

Лиза. Да нет же, мам, сама посмотри.

Инна заводит руку за спину.

Инна. И ничего там… Что это такое?

Лиза. Не знаю…

Инна спускает халат с одного плеча, поворачивается к Лизе.

Инна. Посмотри пожалуйста.

Лиза. Сейчас… Мам.

Инна. Что? Ну что там?

Лиза. Только не кричи. Пожалуйста. Там… перья. Пестрые перья.

Инна. Чего? Какие еще перья? Из подушки что ли? Вытащи их.

Лиза. Мам, я не могу. Они… ну как бы это сказать… Они из тебя растут, вот.

Инна. Что за шутки.

Заводит руку, чувствует перья, дергает, тут же сморщивается от сильной боли.

Инна потрясена.

Инна. Что это такое?!

Вскакивает, бежит в ванную. Через какое-то время оттуда раздается дикий вопль.

Лиз бежит за ней. Теперь кричат два голоса.

Инна вбегает в комнату.

Инна. Боже мой, что это! Что со мной!!!

Бегает кругами по кухне.

Лиза. Мама! Мама! Успокойся!

Инна. Кошмар! Что это?! Откуда это взялось?!

Лиза. Мама! Сядь, успокойся! Мама же!

Инна садится на стул, обхватывает себя руками.

Лиза приносит ей воды, та не глядя залпом выпивает.

Инна. Что. Это. Такое.

Лиза. Ты только не переживай, ничего страшного.

Инна. Я спокойна. Просто скажи мне, ЧТО ЭТО.

Лиза. Ну… кажется… это крылья.

Инна. Нет. Невозможно (смеется). А что ты хотела. Ты сама просила. Ты просила и получила.

Лиза. Ма, ты чего?

Инна. Ну да.

Лиза. Мам, у тебя крылья. Правда. Они такие маленькие, хорошенькие.

Инна (как бы приходя в себя). Маленькие?

Лиза. Небольшие. И пестрые.

Инна. Пестрые? Как это пестрые?

Лиза. Ну да, такие – серенькие с белым. Коротенькие.

Инна. Ничего не понимаю. Я же просила… А на что они похожи?

Лиза. Как на что? На крылья. На таких может и не полетаешь особенно, но это они.

Инна. На крылья какой птицы?

Лиза. Ты знаешь, мам… Ты только не расстраивайся… Обещаешь?

Инна. Я мужественно приму, все что ты скажешь.

Лиза. Они – куриные. Курица.

Инна. Что?...

Лиза. Ну вот, я же просила. Не волнуйся пожалуйста. Они красивые, очень красивые. Курицы ведь тоже красивые.

Инна. Курица? Курица.

Смеется.

Инна. Курица! Не могу!

Лиза. Да все нормально, мам. Курица тоже птица.

Инна. Курица. Ну да, чего еще я заслуживаю. Только куриных крыльев. Спасибо еще, что с перьями.

Лиза. Ты загадала желание? Вчера ночью, да? Ой, мамочка, как я рада, что у тебя все получилось!

Инна. Что ты такое говоришь, я совсем не этого хотела. Я представляла себе… ну… какие-нибудь крылья.

Лиза. Ну так вот, они есть!

Инна. Но не куриные же! Впрочем… я так давно ни о чем таком не мечтала… неудивительно, что они такие… Какие мечты – такие и крылья…

Лиза. Почему у человека должны быть птичьи крылья? У человек должны быть человеческие крылья… А ты ими шевелить можешь?

Инна. Страшно… Ну, вроде, да… Только под одеждой им неудобно… Как я сейчас буду их прятать?

Лиза. Накинешь шаль какую-нибудь. Вот так.

Инна. И вот так мне придется все время ходить?

Лиза. Не знаю. Хочешь, сделаем тебе дырочки для них во все платьях?

Инна. Еще чего. Лучше уж так…

Лиза. А в воздух они тебя могут поднять?

Инна неуверенно подпрыгивает и машет крыльями. Потом еще раз.

Инна. Получается!

Прыгает еще и еще раз. Радуется. Очень увлечена прыганьем.

Инна. Я летаю!

Лиза старается не смеяться.

Инна. Ну как?

Лиза. Ну, в общем… хорошо… Для первого раза очень даже неплохо.

Инна. Правда? И мне тоже так кажется! Давно не летала! Очень давно. Это так удивительно!

Лиза. Тебе нравится!

Инна. Очень! Конечно, они маленькие, но… Так их легче спрятать! Кстати, мне уже пора собираться на работу. Интересно, я смогу теперь добираться быстрее? Быть может, чтобы не стоять в пробках, я буду просто пролетать какие-то расстояния?

Лиза. Нет!

Инна. Что это с тобой? (перестает прыгать).

Лиза. Мама, только не это. Ты не должна летать в городе. Если тебя кто-нибудь увидит… Ты представляешь себе газеты: «В центре города появилась женщина с крыльями»! Нам тогда никогда уже не будет покоя.

Инна (беззаботно, она слишком увлечена своими новыми возможностями) Мне кажется, ты преувеличиваешь. На тебя же никто не обращает внимания.

Лиза. Ма, я подросток. Мы все такие – странные.

Инна. Да, ты права. То, что простят ребенку, взрослому не простят никогда. Начнут спрашивать, сочувствовать, а еще подумают, что это какая-нибудь болезнь… Но как же я буду скрывать это постоянно? То есть, даже не крылья, а сознание того, что они у меня есть?

Лиза. Вот видишь! А сама что мне говорила? Что я должна постараться быть такой как все, несмотря на свою непохожесть. Теперь понимаешь, как это трудно?

Инна. Да… Наверное, я чего-то просто не знаю… Но как же это произошло? Ты хочешь сказать, что можно вот так просто загадать все, что хочешь и ты это получишь? Но почему тогда…

Лиза. Не знаю. Наверное, надо очень-очень, очень этого хотеть.

Инна. Хм… Ну ладно. Мне пора на работу. Ты давай тоже собирайся в школу. Женщина-курица отправилась на работу, чтобы накормить девочку-кошку. Ну ладно. Я полетела, то есть пошла.

Лиза. Пока, мам!

Темнота.

 

Вечер. Инна в вечернем платье с открытой спиной стоит у зеркала и полуобернувшись, разглядывает свои крылья. То одним плечом повернется, то другим.

Лиза. Мам, ты не знаешь… Ой, какая ты красивая!

Инна. Сто лет не надевала это платье. Никогда не думала, когда оно мне понадобится.

Лиза. Тебе очень идет.

Инна. Что – крылышки или платье?

Лиза. И то, и другое. Ходи теперь так всегда.

Инна. Еще чего. Нет уж. Ты знаешь. Мне кажется, они стали подрастать за последнюю неделю. Тебе не кажется?

Лиза. Нет… Ну, если только чуть-чуть…

Инна. Я к тому, что если так пойдет и дальше, то мне их уже не скрыть. Как я тогда объясню это все на работе? Со мной просто перестанут иметь дело.

Лиза. Тебя и правда это беспокоит.

Инна. Ну, как тебе сказать… С ними конечно, хорошо, они мне как родные… но… где же я найду работу, если меня уволят, по причине того, что у меня они есть?

Лиза. А тебя уволят?

Инна. Не исключено.

Лиза. Мам… сегодня ночью я опять уйду… Пожалуйста, не закрывай окна.

Инна. Уйдешь? Опять? Ты уже давно этого не делала… Может, наконец, скажешь, куда?

Лиза. Нет, я не могу. Правда не могу. Этого нельзя делать. Я дала слово.

Инна. Кому? Ты во что-то вязалась? Почему ты ничего не говоришь мне. Думаешь я, как глупая курица, должна сидеть дома и оставаться в неведении, когда моя дочь, в сущности еще ребенок, бегает по крышам? В общем так. Или ты берешь меня с собой, или ты никуда не идешь. И точка.

Лиза. Нет, мам, я не могу этого сделать! Пожалуйста!

Инна. Значит, ты останешься дома.

Лиза. Мама, пойми меня пожалуйста! Я не могу!

Инна. И говорить ты не можешь, и остаться дома ты не можешь. Ты считаешь, что я должна тебе все позволять? Нет, хватит. Ты никуда не пойдешь.

Лиза. Мама, так будет лучше и для меня и для тебя. Правда. Пожалуйста, поверь мне!

Инна. Если ты не идешь на мои условия, значит, я не иду на твои. Больше я не желаю говорить об этом.

Уходит, закрывает дверь.

Темнота.

 

Ночь. Инна сидит за столом, ждет. Открывается дверь, тихо входит Лиза, подходит к окну, слышно, как отодвигается задвижка. Когда Лиза уже готова выбраться в окно, Инна подбегает, и хватает дочь за руку.

Лиза. Мама!

Инна. Нет. Только не сегодня.

Лиза. Но потом может быть поздно! Вдруг сегодня тот самый день!

Инна. Что ты опять говоришь.

Лиза. Мама, отпусти меня!

Инна. Нет.

Лиза. Хорошо. Сегодня я никуда не пойду.

Забирается обратно, Инна закрывает окно.

Инна. Иди ложись спать.

Лиза молча уходит.

Темнота.

 

Утро. Инна, зевая, входит в кухню, ставит чайник. Смотрит в окно, и замечает, что оно открыто. Некоторое время она остолбенев, смотрит на него. Подбегает, смотрит вниз, оглядывается, бежит в комнату, ищет Лизу. Снова вбегает в кухню.

Инна. Ее нет. Ее нет! Что же это такое. Она ушла. Она НИКОГДА не уходила днем. Почему она до сих пор не вернулась. Раньше она была всегда дома в это время.

Ходит по кухне кругами.

Инна. Искать ее. Но где? Где она бывает, кроме школы. Дома. И по ночам – на крыше… Все, что я знаю о своей дочери. У нее кошачьи уши и хвост.

Вдруг видит лежащую возле окна шапку.

Инна. Так. Только спокойно. Она ушла без шапки. Днем. Когда ее могут заметить и поймать. Почему она это сделала. Почему? Почему? Она забыла об опасности. Быть может, с ней уже что-то случилось. Ее поймали. Или увидели и побежали за ней. Она испугалась. Бросилась бежать и… Она же не совсем кошка, и не совсем человек. Няка. Нет. Нет. Нет. Нет. Нет. Нет!

Инна распахивает окно и кричит. Падает на пол и плачет.

Инна. Приходи… пожалуйста, только приходи… Я все сделаю, все что захочешь…

Только вернись. Я знаю, ты вернешься. Я поставлю вот сюда, на подоконник, блюдце с молоком, и никогда не буду закрывать окно. Я знаю, ты придешь…

Инна встает, садится за стол и смотрит в окно. Она ждет.

Инна. Чего я жду. Я должна идти за ней. В конце концов, если я и не умею бегать по крышам, у меня есть крылья. Пусть они куриные, но этого вполне достаточно чтобы…

Инна забирается на подоконник и стоит, собираясь перепрыгнуть на соседнюю крышу.

Звонок в дверь.

Инна не реагирует, продолжает смотреть в окно.

Темнота.

 

Снова звонок, затем в двери поворачивается ключ. Слышен голос Лизы.

Лиза. Мама? Мам, я дома!

Лиза вбегает в кухню. Она пустая. Окно открыто.

Лиза. Мам? Ты где?

Ходит по кухне, замечает свою шапку, поднимает ее, выглядывает в окно. На подоконнике маленькие пестрые куриные перышки.

Лиза. Мама…

Садится на пол и плачет.

Окно вздрагивает и в окне появляется рука Инны. Она хватается за подоконник, и пытается подтянуться.

Лиза вскакивает, и тянет мать в комнату. Инна взбирается на подоконник. Ее крылья в ужасном состоянии, многих перьев не хватает, они торчат в разные стороны, падают с ее спины.

Инна. Ты… Где ты была?

Лиза. Ой мам, мне надо тебе столько рассказать! А что ты делала? Что с твоими крыльями? Ты… ты упала?!

Инна. Нет… я летала…

Лиза. Ты летала?

Инна. Да. Я хотела найти тебя!

Лиза. Да вот же я, мамочка, вот, все хорошо, со мной ничего не случилось!

Инна. Ты ушла… Я ничего не знала…

Лиза. Ну прости, прости меня пожалуйста! Я больше так никогда не буду!

Инна. Ты… говоришь неправду.

Лиза. Нет! Я больше никуда не пойду! Я нашла что искала! Пойдем! Тебе понравится, правда!

Инна. Куда? Зачем?

Лиза. Ну, понимаешь, это долго рассказывать… В общем, я захотела узнать, есть ли место, где такие как я, могут жить и ничего не боятся, есть ли мир для нас, таких как ты и я! И мне приснился сон, что я должна каждую лунную ночь, когда на небе есть луна и звезды, выходить и искать вход. Но пока я не найду его, никто не должен знать об этом! Я не говорила тебе потому, что дала слово там, во сне.

Инна. Опять сны…

Лиза. Ну да. Сначала я думала, что это где-то на крыше, на чердаках, ближе к звездам. Но я ничего не нашла. А тут я увидела маленькую дверь, прямо в стене нашего дома. И я вошла туда и увидела…

Инна. Куда ты опять ходила?! Разве я не говорила тебе, что нельзя входить в незнакомые дома…

Лиза. Я понимаю, мам, но только на этот раз я точно знала что это оно, то самое место! Вот увидишь! Пойдем!

Инна. Стой, да куда ты меня тащишь?! Что это еще за место?

Лиза. Ну, там такой же мир как здесь, только немножечко лучше. Там все летают, или бегают на четырех лапах, или… да все что угодно! Там много таких как мы! И как ты, крылатых людей! Пойдем скорее туда!

Инна. Как это – пойдем туда?

Лиза. Ну, ты должна это увидеть!

Инна. А наш дом? Наш мир?

Лиза. Да мы можем сюда возвращаться в любую секунду! Только вряд ли тебе захочется жить здесь после того, что ты увидишь там. Там у нас тоже есть свой дом! И сад! И там так красиво! И никто никогда не покажет на тебя пальцем за то, что у тебя есть крылья!

Инна. Но я вовсе не уверена, что хочу жить в другом мире! Мне нравится этот.

Лиза. Да, мама, ты же видишь – я была там и вернулась. И ты сможешь сделать то же самое! Пойдем, прошу тебя! Я так долго искала этот мир!

Инна и Лиза выходят из квартиры, закрывают дверь.

Темнота.

 

Утро. Инна и Лиза сидят за столом, пьют чай. У Лизы нет ушей и хвоста, у Инны – крыльев.

Инна. Ну, мне пора идти. Ты слышишь?

Лиза. Угу.

Инна. Позвони мне, если задержишься.

Лиза. Хорошо, мам.

Инна. Ну ладно, пока.

Лиза. Пока.

Инна уходит. Лиза допивает чай и тоже выходит.

Темнота.

 

Солнечный свет. Лиза с кошачьими ушками и Инна с большими белыми крыльями стоят и смотрят в окна дома.

Инна. Как думаешь, никто ни о чем не догадался?

Лиза. Нет, конечно. Теперь, когда мы там, мы выглядим как все.  А когда здесь…

Обе смеются.

Лиза. Ну ладно. Побежали?

Инна. Скажи лучше, полетели!

Лиза. Тебе легко говорить…

Инна смеется.

 

Конец.

 

Посвящается моей маме, всем мамам-птицам и всем девочкам-кошкам.

 

 

 

Екатеринбург

Няка

Просмотров 14
Рейтинг автора 14.061 ?
Оценка 100
Оценили 1
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
v3.02