Наверное, мы здесь.

-   Чертим свою линию, говоря, что сама она такая - Извилистая, пройдя по всем линиям цветов радуги. Нет. Чертим свою линию. - Произнес он с неким умиротворением, как будто прожил жизнь и вот на больничной кровати, под капельницей, при последнем вздохе, перед поцелуем со смертью. 

 После его фразы стояла абсолютная тишина, было слышно лишь тресканье древесины в камине. Вокруг полусумрак сплошной, сквозь тишину и тресканье древесины ворвался звук: как льется жидкость из одного сосуда, в другой. Елена повернулась к нему спиной, облокотилась головой об камин. Закрыв глаза, как будто вспоминала всё. Ноги её подкосились, она сползла на пол, повернув голову в сторону окна, Елена увидела именно тот цвет луны и рядом звезду, о которой он когда-то ей рассказывал. Про свою необычную прогулку в не коем «сонном бреду и опечаленную луну». Не произвольно слеза покатилась по левой щеке и дрожащим голосом, еле слышимым - она заговорила:

 - Ты снова не здесь. Меня очень часто пугает, что ты резко уходишь неизвестно куда. Вроде рядом, а так далеко душой. Откройся мне уже, наконец. Ты думаешь, я всегда смогу терпеть, когда резко пропадаешь и точно так же появляешься? Я как моряк среди большого, тихого океана, во времена Грану аль. Стою на палубе и жду, когда же прекратится этот штиль, когда ветер надует в мои паруса, и поплыву я дальше, в никуда. Но уже не одна. Я больше чем скажу, мне иногда кажется, что моя значимость для тебя равноценна одной сотой процентов из ста. Что, всё же значу для тебя? Мне не нужны твои деньги, подарки. Это так всё пошло и отвратительно смотрится, как будто для галочки в большом и длинном списке дел на сегодня, на завтра и etc. Я всегда твердила тебе, что я нуждаюсь в твоей душе… - под конец уже шепотом, не договорив, она резко встала. Впилась ему в глаза, с трепетом произнесла, так как ни одна актриса не смогла бы. Таким дерзко. и эмоционально она заговорила вновь, поддерживая себя жестикуляцией:

 - Кажется, я тебя поняла. Моя слеза была сладкой. Ты же всегда твердил, что мой шаг свободен. Что путь то есть.  Тот ленивый художник, это же я? Верно? Я срисовывала твою картину, а ты твердил, рисуй свою.  Ты всегда был со мной, как же я не видела этого то, а? Вот же, что меня держало рядом то. Чувствовать, не значит видеть… Столько вопросов в голове. Проклятье, какая же я дура. Какой же ты кретин, проще нельзя было?  

 

Как Елена закончила свою реплику, она прекрасно понимала, что всё. Она полностью свободна. Что ответы родились в её же голове, смотря лишь на него и его реакцию. Он был не возмутим, спокоен на первый взгляд. Но что - то его терзало изнутри, как только попытался он что - то сказать, сосредоточить свою мысль на чем - то, он сразу же, не произнося звука закрывал рот. Как будто перед собой увидел нечто необычное, красивое. Слово русалка проплыла под его нелепо - легкой шлюпки напротив бухты, которую обмывают блестящая от лучей солнца солёная вода. В конце - концов, по его выражению лица было видно, что он наконец - то сосредоточился и без какого-либо колебания произвёл свою речь:

- Ты только посмотри... как всё просто, а казалось - необыкновенно? Я, думаю вот твоя прелесть: В простом, видеть необыкновенное. Надеюсь, я смогу когда-нибудь жить тобой. Жить тем, как ты рисуешь... Жить как ты... Рисовать, петь, Выуживать из обычного - необычное. В себе завсегда видел обычное существование... - Голос его становился все тише и тише. Елена сложила свою голову ему на колено. Он в тоже время запустил свои пальцы в её роскошные, шелковые волосы.

- Да...Ты позволяешь мне чувствовать себя необычным... Ты властна. Я хочу сказать тебе спасибо, ты позволяешь мне быть больше тебя, зачем? Столько раз, каждый раз. Но ведь это не так же. Всегда управляли миром женщины…

Она схватила его за руку и укусила, не сильно, но достаточно что бы его заткнуть.

- Какую же нелепость ты несешь сейчас. Ты и есть необычный. Путешественник. Необычный путешественник своего разума с душой ремесленника моей натуры. Мне кажется, ты запутался в своем путешествии и что - то бормочешь себе под нос. Ты боишься? Чего ты боишься? - Елена произнесла шепотом, не выпуская его руку из своей власти. Стала как - то даже сжимать его руку, сильнее и сильнее.

- Даже сейчас ты мне доказываешь это, укусив мою руку, я как раб, просто заткнулся от кнута. Нежная. Нежного кнута... обдумав её слова, спустя несколько секунд он продолжил. - Да, действительно, кажется, я боюсь. Боюсь не найти верный путь, как обычно - ошибки. Нарисовать картину и потом жалеть, что начал не с того угла. Я боюсь перемены, которая грозит мне дальше. Так привык, к тому, что я имею. Чертова привязанность.

Елена подняла голову, с нежной улыбкой произнесла:

- Это и есть моя жизнь. Перемена, а не поиски в обычном - необычное. Я, хочу, чтобы мои перемены в одиночку прекратились. Моя последняя перемена... Ты моя большая перемена в жизни, чертова привязанность - как ты говоришь, и ответы, и ошибка, и верный путь. Я поняла это сегодня, ранее, часом назад может. Кажется, мой путь и есть ждать тебя - Необычный путешественник своего разума. В её голубых глазах были видно накатывающееся капельки слёз. Было отражение огня, исходящего из камина. Свет озарял её лицо. Голубые, яркие глаза на фоне черных, шелковистых и волнистых, длинных волос.

- Скоро в путь, снова перемены, от моего хотения не изменится ничего, и перемены. Одиночные перемены не прекратятся. Ты рассказывал, как когда-то сожалел, о том, что побоялся шагнуть вслед за ней. А потом, ты рассказывал мне о той лавочке среди деревьев. О том сквере, о том безликом фонаре, о твоей галлюцинации. Кинотеатр, ты и она напротив тебя. Как доброе, и

Прошлое... - она приблизилась к нему максимально близко, и на ухо шепча. - Поехали на встречу перемен, совместных? Нас там ждут, я уверена.

Елена отошла от него на полметра, смотря в его уже пустой взгляд. Он как будто переживает, всё прошлое заново. Все отрывки с ней... Он, посмотрев по сторонам, уставился на неё как на всё ту же русалку, на той же шлюпке, около той же бухты. Опустив голову, после вновь пережитого за секунду, произнес:

- Елена... Значит, скоро в путь?

Время уже было около четырёх утра. Они сели на ковер, напротив того камина. Укрылись одним клетчатым пледом и сквозь их шепот был слышен только треск горящей древесины. 

 

Уже светало, солнце над горизонтом давно обжигало то, на что падали лучи Солнца. Как только лучи попали на мои веки, сразу же проснулся от яркости светила. На своей груди я ощутил чью - то руку, пульсировав, нежно вонзала ногти. Повернув голову налево, я увидел спящую хозяйку моего сердца и её руки. Мы так, по всей видимости, и уснули под одним пледом, напротив камина. Посмотрев по сторонам, была такая же обстановка, только бутылка вина, лежала на полу с закрытым горлышком и полупустая. В камине древесина тлела, которое всё так же одаряло нас своим теплом. Не было больше того тресканья древесины, только огоньки словно гирлянда и дым, стремительно взлетающий вверх. Я поцеловал руку Елены и встал. Укутался в халат, подошел к окну, чтобы открыть его. Как только открыл окно, ворвался теплый воздух, с ароматом цветов под окном и умиротворяющее, утреннее пение птиц.

  В Голове образовалась картина: Дом, река, мимо протекающая мимо, сравнительно с шириной реки Нил посередине города Каир.

 Я вернулся обратно к Елене и смотрел на её ресницы, как они периодически, еле заметно шевелились. Я смотрел на веки и представлял её глаза. Чистейший голубой цвет глаз.  Ей видимо, что – то снилось. Была улыбка, длинная. Я ловил каждый момент движение её губ, боялся пошевелиться, спугнуть этот неистово вдохновляющий момент. Внутри боролось чувство примкнуть к ним и боязнь потревожить её. Наверное, прекрасный сон. Спящая Елена выглядела словно одуванчик, разлетающийся от легкого дуновения ветра. Я хранитель её спокойствия, её сна. Я не мог думать о другом, представить себе иное, мой разум был обнят ею без просвета, и солнца луч не пройдет. Там иное, прекрасное, она. 

Желание жадно схватить ладонь Елены, как ребёнок плюшевую игрушку меня не покидало, в конце – концов, я не сдержался. Прижал крепко к губам своим её ладонь, надеясь, не достаточно крепко, чтобы нарушить её сон. Но всё же моё неловкое движение привело к тому, что на лице улыбка стала шире и глаза Елены открылись. Елена находилась всё в том же положении, смотрела на меня и тихонько произнесла: «Доброе утро» и потянулась ко мне руками. Я обнял её крепко и с таким ощущением - Как будто я не видел её очень давно. Как будто прошла вечность и неловкое ощущение, от которого в голове кружилась мысль: «С Чего же тебе начать рассказывать, с последней нашей встречи?» Я вдыхал аромат её волос и не мог надышаться. Каждый вздох как первый раз, дурманит. Руки Елены скользили по моей спине, сводя с ума от ощущения: «Она рядом!», «Я проснулся с нею рядом!».

Елена, укусила за мочку моего уха, видимо, чтобы привлечь моё внимание к себе и нежным голосом произнесла: «Это ты…». После, была тишина и только изредка, врывалось утреннее пение птиц. Конечно же, Елена проявила свою активность, она резко встала и набросила на себя мою рубашку. Бросив друг другу, какие-то нежные фразы. Елена, пританцовывая, скрылась за стеной. 

Я сидел все там же, напротив камина, на том же пледу. В голове, словно слайды менялись картинки одна за другой. Всё так же её образ не выходил из моей головы, я не мог ни о чем другом думать, кроме неё. Ни смотря на то, что Елена, наконец – то была рядом, буквально за стеной. Танцевала. Словно исполнившаяся мечта, я мог в любой момент обнять её. Только сейчас я начал понимать, как мимолётен этот момент. Мне ничего не оставалось, кроме как запечатлеть его так, как я умею. Встав на ноги, я подошел к своему столу, где находилась моя печатная машинка.

 Вставил лист бумаги и буквально четыре минуты я сидел и просто смотрел на клавиши, прокручивая все те слайды вновь. Вечер, эмоции, слёзы. Яркость глаз, каждое слово, каждую нотку в голосе. Абсолютно всё. Любое изящное, на мой взгляд, движение руки Елены, брови, губ, шаги, движение груди при каждом вздохе, что видел я. 

 На секунду я представил Елену в поле. Она была жива и в тоже время, словно скульптура настоящего гения. Стояла, не шевелилась. Глаза широко открыты, и по лицу видно было, что она дико смеялась. Елена стояла, счастливая... на этом прервалась моя картина, и больше ничего не успел запечатлеть.

 Наконец, я собрал мысли в кучу и сосредоточил своё внимание на расположение букв и первой фразы:

    "Наверное, мы здесь."

Оно взлетало ввысь, так стремительно.... 

 

__проза.

Нижний Тагил

Наверное, мы здесь.

Просмотров 8
Рейтинг автора 1.548 ?
Поделитесь работой в соц.сетях, приглашайте друзей для участия в проекте.
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
Разве мы способны..?
Феи
Это ощущение...
Оно мне не знакомо... 
Наверное, мы здесь.
-   Чертим свою линию, говоря, что сама она такая - Извилистая, пройдя по всем линиям цветов радуги. Нет. Чертим свою линию. - Произнес 
 После его фразы стояла абсолютная тишина, было слышно лишь тресканье древесины в камине. Вокруг полусумрак сплошной, сквозь тишину и тресканье д
__проза. Перрон №4
  Когда все мои знакомые усердно спали, я был в пути. К неизвестности. Пока все были уверены, что у них будет через 2 часа. Я был уверен, чт
 
__проза. Музыка.
Эти ноты вливались в мои уши, обрисовывая картины. Ноты вливались словно водопад. Картины были как бы яркие фотографии, голые фотографии. Именно так,
 Эти ноты летали в моей голове. Взмахами крыльев повелевали облаками, в свою очередь рисуя блаженство. Ощущения были подобно тому... ничему они н
__
Хах, как безнадежно и беспечно пали крылья ангела. Стрела сломилась под давлением человеческого разума.  Который усердно боролся с сердцем, вскор
    Я, наверное, буду долго скучать по твоим фразам, вставленным «просто так» без идеи и умной темы. Забавным смехом и стол
***
Я теряюсь в мыслях,
Киваю головой, решаю ребус,
***
Фундаментальность моего сознания, возможно, ложь. Любой принцип, впрочем как и история - слишком гибкие. Гибкое все: жизнь, цель, правда, ложь, мнение
- пойми же ты наконец, все что есть у тебя благодаря лишь тому как ты живешь. Не больше.
v3.02