Мальчики твои

Олег громче всех смеется. Рядом с ним минуты радужными пузырями лопаются. Весело, в общем. Смешно. Так бы и хохотать плечом к плечу. Днями напролет. Ощущать упругость живота. «Гусиные лапки» зарабатывать. Но – борода. Чешется после нее всё. Еще и рыжая! Не нравится тебе такая борода. И ему без бороды не нравится. Так и хохочете – вместе, да по отдельности.
Артем – он поэт. Он носит шарфы на худой шее и блокноты в тощих руках. Пальцы артистичные чернилами мажет. На табуретку встает, кашляет. Глаза синие в потолок закатывает. Возмущается: небо где? Небо? И льет на тебя с высоты табуретки горячие, ароматные строки. Ты слушаешь, вся в карамели, и приятно так… И нежно, и приятно. Он мог бы каждым вечером пальцы чернилами мазать. И тебя потом – карамелью. Шоколадом. Но нет ведь… Холодный он слишком. И бледный, к тому же. Вот он ляжет ночью под одно одеяло с тобой. Начнет прижиматься ледяными ступнями. Руками холодными тянуться. А за окном-то – снег итак. Ты отодвинешься. А он обидится. А поэтов нельзя обижать. Пусть лучше так: издалека. Восторгается и пишет. Муза ты. Муза.
Кирилл – джентльмен. Он пылинки с тебя сдувает. Замочки на сапожках расстегивает. Сумки с продуктами таскает. Вкусненькое готовит. Спрашивает заботливо: кофе со сливками или без? Сколько сахару? С ним можно вот так: сесть на диван. На ногти накрашенные дуть. И ничего не делать. Ни-че-го. Красота. Мечта просто. Он и зарабатывать будет. Чтобы тебе зимой тепло в новой шубке было. Чтобы ты на завтраки, обеды и ужины только свежее кушала. Только лучшее. Но боже! Скучный. Носится вокруг. Воркует, как петух. А ты ладонями зевоту прикрываешь. С ним только болеть, наверно, хорошо. И молоком горячим напоит. И пледом укроет. Но ты же жить собираешься. А не болеть.
Любят. Любят они тебя. Сядете втроем за столом. Кирилл – торт низкокалорийный режет. Артем – Ахматову шепчет, как молитву кухонную. Олег – пепел с сигареты стряхивает и все шутит. Подмигивает. А ты шелковыми волосами встряхиваешь. Глазами их обводишь. Они и замирают. А еще говорят, сильный пол… 
Подруги говорят: счастливая. Никогда не одна. Никогда. Снег припорошит. Твои следы маленькие по нему петляют. И обязательно – сзади – чьи-то покрупнее. Обязательно. А тебе от этого – не легче. Выбрать-то не из кого.
Вот Аринка. У нее мужчина – один и на всю жизнь. Да, некрасивый. Нескладный весь какой-то. А у нее и выбора-то не было. Чего дали, тому и рада. И голова не болит.
А у тебя, то, у тебя! Все вроде бы ничего… Но не то. Нет. Не то. Пусть они кружатся вокруг. Как бабочки у цветка. Это же так приятно. Ну найдется ведь рано или поздно среди них тот. Тот самый. Который твой. А пока – пусть кружат. Пока тебе двадцать. Пока волосы шелком. И кожа бархатом.
И вы расходитесь в ночи после кухонных посиделок. Они смотрят тебе вслед. Долго и грустно. Они… нет, не соперники. Они… друзья по несчастью. Коллеги… по необузданной любви ко вчерашнему ребенку. Они дрожат – от холода, и от волос твоих. Они мечтают чувствовать бархат щек каждое утро. Каждый – по своему. И все – одинаково.
А ты идешь неторопливо, цокая каблучками. Сейчас себе ванну горячую наберешь. Будешь пену в ладонях рассматривать. И вспоминать взгляды. Вспоминать день. Какой он был чудесный! Как, в общем-то, и все предыдущие.
А Олег взъерошит устало рыжие волосы. Достанет телефон. И позвонит той самой румяной хохотушке с курса. Которая все смотрит на него задумчиво. Давно так смотрит.
А Артем прочитает стихи под балконом соседке твоей. Катеньке. Катенька любит поэзию. И Ахматову любит.
А Кирилл – он подаст руку поскользнувшейся незнакомке. Может быть, ее зовут Наташа. Может быть, Полина. Какая разница? Он доведет ее до дома заботливо. И укроет пледом. И чаем напоит. Чтобы не простыла.
А ты улыбаешься в своей горячей ванной. И думаешь, в чем пойти завтра на встречу со своими мальчиками. А ямочки на щеках у тебя самые очаровательные. Правда. Самые замечательные на свете.

Мальчики твои

Просмотров 27
Рейтинг автора 18.126 ?
Оценка 76
Оценили 1
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
v3.02