Легенды Зелёной Реки. Часть III. Зеркало и принцесса. Фрагмент 12.

 

***

 

Разбрасывающий кольца… Я слышала, что он – могучий тагъё́ри или даже король – из городов стороны Жары. Правых городов – если встречая Солнце, как ведётся здешними. Часть года – когда у нас холод – Разбрасывающий живёт во дворце и ведёт твёрдое. В тёплое время – поднимается до этих Гор, небу и Небу близких. Отрывается сюда, вольным-неуловимым – с запасом колец светлого металла. Живёт в Горах и водится с давними и Невидным, кого не знаю.

Слышала, ходит Разбрасывающий с дурацким посохом и нарисованным лицом, бежит своего – своего ли? – твёрдого, что народу в стороне Жары половину времени ведёт. И бросает кольца. Тут, меж камней – по Горам – где не ходят. Давние только ходят – за густыми близким Небом травами.

Да нужны ли им кольца? Нет, не нужны… Кому кольца?

Не знает Разбрасывающий, тем и отрывается от твёрдого, что пришло ему половину времени вести.

Что кольца? Простые, без надписи, чуть с узором каким.

Кто возьмёт? Мало кто. Даже редкие из людей Большого Города, кто бывает в Горах – делами Храма и зачем ещё – даже заметив блеск холодно-метальный среди холодно-метального блеска камней с близким здесь Солнцем – заметить ещё! – решат, что левое, опасное. На металл – сколько списать можно! Должно быть, на них проклятия водных – нестойких заклинателей ÿльчáри. Или никаких. Или давних колдунов нераздельных. Это и возьмёшь – потом прикинется к тебе – не отскребёшься. Не берут. Плюют, дуют, машут очистительным жестом.

А кольца – просто кольца.

Слышала, Разбрасывающий загадал, что пока все кольца не разберут,  не уйдёт он с Гор, так и будет бродить, оторвавшись и с нарисованным лицом. Давним кольца не нужны, сами – что лунный металл, Верхнему Небу близкие. Но, слышала, сговорились, что могут отпустить Разбрасывающего, подобрав все кольца. Но не подберут. Знают, что Разбрасывающий не хочет уйти. Не идёт ему быть весь год с твёрдым в городах стороны Жары.

Не хочет без близкого Неба. Кольца – что маленькая завязка, пуговка ему – к Горам, к Верхнему. Верхнему…

 

Такое думалось принцессе, и прохладный ветер и жаркое близкое Солнце. Чуять своё тепло, границы-грани его во внешнем холоде. Да, ночью будет холодно. Очень холодно. Горами – выше, и меньше неба над – укрыться от Верхнего и его холода. На что отдали её свои? Отдали – Горам, Верхнему…

Вели – днями и ночами. Твёрдо и заботливо. Тёпло и сытно, в удобной повозке – но вверх и вверх, в Горы. Когда кончились дороги, пересадили в шатёр на досках и понесли руками. Сами тагъё́ри Храма. Донесли почти до неба и к Верхнему Небу. И оставили. Поклонились, лица сдержав, смолчали и ушли. Как принесли Горам, Верхнему – вот, бери!.. Осталась…

 

Если… Ой. Если наступит ночь, потом ещё ночь. И не пути. Переход. Только так. Холодом переход… Страшно. Не верится… что свои могли на такое передать! Это… это в своё время, слышала, приносили принцесс Верхнему Небу. Оставляли в Горах, в камнях – с кучей металла посланием, с кувшином сýры, те незаметно переходили. Сейчас их кости потемневшие где-то в камнях сидят, из-под металла Солнцу улыбаются…

Нет! Они не могли так! Зачем говорили о Зеркале? Зачем вливали звуки и узлы языка его? Зачем прикасали Иной Водой?..

Холод. Скоро начнётся холод. Пьянящий, похожий на тепло.

И без движения. Шерстяной плащ – тяжёлый и тёплый, и подстилка тёплая. Холод… что даёт почувствовать тепло в себе. Что ещё тёплая…

И сýры не дали. И хорошо. Буду собой. Чёткая, прозрачная. Но зачем о Зеркале, язык, Вода?.. Или с переходом – не меняемся, и всё будет и за гранью. Быстрее…

Быстрее, что он тоже перешёл. Обещанный. Господин Зеркало. Что нет его среди здешних – и не здесь я с ним буду. Не среди живущих. Одна из сестёр-зёрен, что танцуют перед Ним, проговорилась, что теперь в Зале лишь пустая метальная пластина, а сам Он ушёл, сгинул. Но призываю тебя, где есть, Зеркало, Таиэ́йсиэ, я готова быть с тобой. Хоть мало знаю тебя, и не знаю, что тебе телом теперь, и где ты. Но меня не вели быть с другим, и в нашей земле нет никого, с кем бы я могла быть. Я принцесса, и во мне здешнее крепкое держание, тáгъё – хочу я этого или нет, но это так. И, следуя тáгъё, я буду с тобой.  Я доверяю. Хотя… долго ли осталось?.. Моё имя – тоже на твоём языке – Афрэ́оди. Не обещаю, что много смогу сказать тебе, но ты хотя бы сможешь меня назвать…

 

Афрэ́оди чувствовала себя такой затерянной среди скал и ползущих облаков. Как маленький подарок кому-то, свёрток с дорогим внутри. Завёрнутая в шерстяные покрывала, в своём платье – поздне-красном, с мехом быстрого зверя. Серый мех и рыжеватые волосы – блестели чуть метальным среди блестящих с близким Небом камней. И совсем одна, заброшенная, казалось, как подарок, запрятанный до времени. Но как смотрели вокруг незнаемые. И верхние смертельные птицы, что здесь бывают и внизу, когда смотришь со скалы.

И мелкие, яркие такие цветы в жёсткой, влажной облаками ползущими, траве. И тропинки кем-то – кем? – протоптанные. И чьи-то ещё взгляды.

Но не видела, была в своём.

Синее близкое небо. Яркое Солнце, но уже ниже. Голова кружилась от голода и тяжести неба. Воды тоже не дали. Всё…

Смотрела на Горы. Те, дальние, самые высокие, что со снегом. И не понятно уже, где снег, где облака. И Река из этих мест начало берёт. Может и с Ней увидимся… Быстрее, не увидимся уже…

Низкая трава и камни вблизи. Чуть с низким Солнцем сверкнули – разбросанные кольца. Вот, до одного дотянулась. Серебра – лунного металла. Небольшое, узкое, размером – на человека. Покрутила в пальцах. Ни рун ба́з га, ни узлов Зеркала. Только штрихи-засечки по кругу.

Померила. Чуть большое. Чуть бóльшему – впору будет.

– Не терплю нестойких, но ты стоек в нестойкости своей, о тот, кто разбрасывает кольца! – Слабо улыбнулась. – Возьму. Придёт – Ему дам. – Сжала в руке.

Солнце ниже, и уже не щуриться. И холод подступает, и тени ползут – горами – друг на друга и от облаков. Уже не щуриться… И вдруг – в том, что видится – что-то новое. И всё ближе. Не точкой еле заметной на одном из соседних склонов. Но здесь, по эту сторону – из-за скалы поднимаясь – сначала голова, плечи, в полный рост. Неблизко, некрупно, но видно – человечья фигура. Идёт сюда. Спокойно, твёрдо идёт. Одеждой – что-то свободное, серое или поздне-зелёное. Голову разглядела. Лицо – не человеческое. Что-то длинное, по бокам – как рога торчат.

Горный демон! Пришёл меня взять. Обидно. Но уже не важно. Имя и узлы языка будут со мной, их стянуть не сможет… Что там лицо? Длинное что-то, без рта, без носа, но чуть грань в середине выпуклым – как у ползучих и водных. Два маленьких глаза с темнотой. Нет, не глаза – дырки. Глаза за ними. Маска. По бокам – вроде пальцев с бахромой поздне-красным, чуть в воздухе трепещет. Маска саламандры-близнеца, невеликой из тварей Реки – здесь, вблизи неба и верхнего Неба, на самом верху здешнего!

Маска саламандры-близнеца… И кто-то под ней.

 

Человек (человек ли?) смотрелся могучим, гордым. Высокий. Широкие плечи. Длинные, чуть с тёпло-метальным волосы… Волосы, первым путём прямые, в здешнем воздухе складывались в уже петляющие звуком на языке узлы. Взгляд здешне-зелёных глаз давал спокойствие и казался знакомым.

Кольцо успело потеплеть в руке.

 

// öч са // 

Екатеринбург

Легенды Зелёной Реки. Часть III. Зеркало и принцесса. Фрагмент 12.

Просмотров 4
Рейтинг автора 4.97 ?
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
v3.02