Коротко об Арни / акт 6

- Как мы здесь оказались, Арни?
- Я не помню. Слушай, я, правда, не помню.
- Куда мы ехали до этого? Ведь все время, куда-то ехали. Куда? И зачем?
- Да не знаю я! - прикрикнул на меня Арни. – Отстань, пожалуйста, мне нужно подумать
Я обиженно замолчала. Здание вокзала. Оно выросло неожиданно, как из-под земли. В голубых и почему-то желтых тонах, с больничными кушетками вместо диванчиков,  с цветами, которые разрослись так сильно, что горшков под ними не было видно, и стена напротив напоминала декорации к фильму о динозаврах. «Вот этот называется «тещин язык» - рассеяно думала я, оглядывая цветы. – А, черт!». Я обхватила голову руками, пытаясь вспомнить, что же все-таки произошло. Помню, мы ехали долго, вернее, сколько я себя помню, мы ехали, сменяя поезда на автобусы, автобусы на массивные фуры дальнобойщиков и остановок не было. Остановок не было никогда. Сейчас происходило что-то из ряда вон выходящее. Я очнулась на вокзале, оттого что ничего не движется и совершенно некуда  спешить. Что сейчас делать, было непонятно. Можно стоять, можно сидеть, можно сходить покурить ….
- Арни, пойдем, покурим.
Арни престал мерить шагами расстояние от угла до угла и подал мне руку.
Мы вышли на улицу. Ночь. Дождь. Сколько, интересно, времени, и скоро ли откроется окно кассира, который продает билеты? У нас с Арни часов с роду не было, а вокзальные часы замерли уже, наверное, очень давно, где-то между апрелем и маем. Иногда про дождь говорят, что он якобы плачет, этот не плакал точно - он выл во всю глотку. Холодные капли без перерыва поливали лицо, ветер был таким ледяным и пронизывающим, что казалось дул исключительно с кладбища. Я поежилась и попыталась отвернуться, чтобы прикурить. Первую сигарету, промокшую насквозь, пришлось выбросить
Арни наконец-то додумался распахнуть надо мной зонт. Я с трудом прикурила. Пальцы замерзли и слушались плохо
Зонт у Арни был черный и такой огромный, что, казалось, Арни выхватил кусок неба вместо зонта.  
- Я знала одного Оле … - проговорила я, подумав. - Так вот, ему не нужен был черный зонт. Он обходился одним цветным зонтиком для хороших снов.
- Он, вероятно, плохо кончил этот твой знакомый Оле? - спросил Арни заинтересовавшись.
- Да нет, с чего ты взял? - удивилась я.
- К таким, как ты, нельзя приходить с одним цветным зонтиком. Нужно всегда иметь при себе черный. На всякий случай.
- А он и не приходил ко мне. Я просто о нем слышала…
Меня вдруг осенило:
- А может, мы уже приехали? Может, это и есть место нашего прибытия?
- Я думал об этом, - вздохнул Арни. - Но почему вокзал? И часы стоят. Нет … здесь что-то другое.
Мы вошли обратно. Я попробовала устроиться на облезлой кушетке, и мне стало противно. Я сползла на пол и забилась в угол, пытаясь согреться. Одежда вымокла насквозь. Я очень устала и с трудом сдерживала себя, чтобы не устроить истерику. Сквозь полузакрытые веки я видела как моя рука, лежавшая на колене, мелко и часто трясется. Я силой взгляда попробовала успокоить хотя бы ее, но у меня ничего получилось. Как всегда.  Голова начинала гудеть. Шум появлялся где-то в висках и поднимался стальными шариками к затылку, а потом замыкал боль тяжелым железным обручем на лбу. Краем глаза я следила за Арни. Он снял со стены остановившиеся часы и теперь пытался их починить. Уж не знаю где, но Арни раздобыл где-то грязный сероватый халат, пинцет для работы, еще какие-то крохотные инструменты. На голове его помещался маленький яркий фонарик. 
- А во лбу звезда горит, - продекламировала я. Арни обернулся
- Чего ты говоришь? – откликнулся он, мурлыкая какую-то песенку.
- Ничего, я говорю, этак скоро у тебя и клиенты появятся. 
Арни довольно хмыкнул. А вот я начинала бояться. Это самое паршивое, что могло случиться. Мне показалось, что за бледными стеблями, тянущимися до потолка, мелькает чья-то тень. Я закрыла глаза и попыталась дышать сосредоточено и глубоко. Я читала мантру, которую только что придумала:
Встретились трое
Потом стало двое
Расстались по одному
Кто не спрятался - 
Я не виноват.
Это почему-то не помогало. Я почувствовала на губах что-то теплое и соленое. Вытерла тыльной стороной ладони. Кровь. Теперь уже совершенно ощутимо - две тонкие алые струйки вытекали из носа. Я попробовала их слизывать, но меня тут же чуть не стошнило. Я уже испачкала все манжеты, а кровь все не останавливалась. Теперь я пыталась найти платок. Арни спросил не оборачиваясь.
- Чего ты там возишься?
- У меня кровь носом идет сильно, и голова болит, а еще мне очень страшно и мантры не помогают. Со мной что-то не то.
- Конечно не то, - согласился Арни, все еще не глядя на меня. – Раз уж ты тут оказалась, с тобой однозначно что-то не то.
- Да где тут? Где здесь? Ты говоришь загадками как белый кролик. И чего ты с часами возишься? Как будто сам не знаешь, что чинить часы времени нет. 
- А на что тогда время есть? Здесь у тебя времени часа четыре земных, может быть пять. 
- Времени нет вообще. Оно никуда не течет и ниоткуда не берет начало. Уж скорее оно похоже на глыбу льда. Можно довольно долго идти вдоль нее, но в каком бы месте пути ты не обернулся, ты всегда увидишь прямо за спиной себя самого, себя самого в начале пути. Все огромное бесконечное пространство похоже на черную коробочку, в которой ты заперт…
- Обернись!! – неожиданно крикнул Арни.
Я быстро обернулась, но никого конечно не обнаружила. 
- Ну и шутки у тебя - я чуть концы не отдала!
- Ну мне же надо было как-то прервать твой монолог. Теперь послушай меня. Я сказал, что тебе осталось не много. Ты предпочла это проигнорировать, но я не шучу. Скоро кровь пойдет еще сильнее. Ты потеряешь последние силы. Потом почувствуешь нехватку воздуха, а потом, довольно скоро, все кончится. Посмотри, ты не можешь себя контролировать. У тебя хватило сил придумать только эту убогую реальность, где нет ничего красивого, ничего ценного или веселого. Скоро у тебя не останется сил сдерживать ее течение. Посмотри, вон там, в углу стены уже расползаются, впуская внутрь Ничто.
Арни прервали. Дверь неожиданно распахнулась и в проеме возникла шатающаяся фигура. Фигура вошла в полосу света и оказалась пьяным в стельку матросом. Матроса в нем выдавала, конечно, тельняшка и огромный кулачище, с наколотым на нем якорем. Кулаком матрос потрясал в мою сторону и орал: «Блядина, ох и блядища! Щас я до тебя доберусь! Я тебе покажу!» «Это что еще за чучело?!» - завопил Арни, вскочил и принялся выталкивать матроса обратно. С трудом, но это все же ему удалось. Арни порылся в карманах и повесил на дверь большой амбарный замок. За дверью грохотало, орало и прыгало. 
- Зачем ты его придумала? – спросил Арни, морща нос и брезгливо отряхивая руки.
- Не знаю, ты же сам сказал, что я себя не контролирую.
- Я надеюсь это хотя бы не 17 год? – Арни посмотрел на часы. - Ох нет, всего два года назад. Нам повезло, а то от тебя всего можно ожидать! А почему Блядища?
- Без понятия. Наверное, потому, что я его очень сильно люблю, но обязательно предам.  
- Кого? Матроса любишь? – удивился Арни.
- О, Господи, да нет же. Я Его люблю.
- Ах, Его! Ну, тогда мне все понятно.
- Не ерничай, - попросила я. – А почему это все происходит со мной. Ну, все это вокзал, кровь, часы …Я не хотела, что бы так вышло. Я думала нам будет хорошо. Просто иногда хорошо вместе…
- Ты застряла, как Вини Пух в кроличьей норе. Ты пожадничала и взяла на себя слишком много. Я тебя не виню, ты и правда не знала, что будет так паршиво. Ошибка в том, что ты разучилась играть. Ты теряешь ориентиры. Времени нет, нет пространства, нет ничего – есть только игра.
- А зачем?
- А ни за чем. Просто по-другому нельзя. По-другому вон вокзалы, матросы пьяные. Тебе еще крупно повезло – у тебя есть фантазия, а то так бы сразу из окна вниз и вся недолга. 
- Что же мне делать?
- Начни играть снова. Ты потеряла все ориентиры, найдя единственную достойную точку опоры, на твой взгляд. Теперь ты можешь улететь, но можешь и остаться, если хочешь. Для начала надо почувствовать, что у тебя есть тело.
Я провела пальцами по лицу. Посмотрела на кровь.
- По крайней мере оно болит. Значит есть.
- Вот, потом надо определить себя во времени и пространстве. Это не так уж и сложно, если знаешь точку зрения большинства. Никто же не заставляет тебя верить, что, мол, год действительно такой-то, что времени столько-то. Просто прими, так легче.
- Ну, допустим.
- После этого достаточно знать свой статус. Посмотри вокруг себя, и ты поймешь, какаю роль ты здесь играешь. Это самое неприятное условие игры, но совершенно необходимое. После этого четко определи, что ты должна делать, чтобы сохранить свой статус. Так ты закрепишься в реальности. А уж потом можно начинать настоящую Игру! Давай попробуем. Покурить хочешь? Обычно помогает. У меня есть с собой.
Мы задымили оба, сидя на полу. Когда все стало казаться гораздо проще, вокзал милым и уютным, а Ничто сочащееся из угла показалось забавным, я решила сыграть с Арни. Только одну партию. Так, ради интереса. 
Я закрыла глаза и прислушалась. Я услышала людей. Они подходили к кассе и вставали в очередь за билетами. Кассиром была Яна. Она переругивалась с очередью и не на шутку сцепилась с каким-то старичком. «Люди, - подумала я, - главный элемент реальности. Хотя и противно это все, конечно, но без этого нельзя …» Сквозь шум людских голосов я услышала голос матроса. Он угрожающе матерился и видимо искал меня. Вот привязался! Я придумала милиционеров. Они взяли матроса под белы рученьки и повели в буфет пить чай. Еще я решила, что не плохо было бы заиметь солнечное ясное утро, свежее и прохладное и конечно голубей, воркующих на окнах. 
Потом я открыла глаза. Все было так. Ну, или почти так. Часы шли! Они тикали громко и фальшиво отсчитывая новое несуществующее время. Арни стоял в очереди за билетами. Они  с Яной, как всегда, язвили в адрес друг друга и кокетливо похохатывали. Арни почти по плечи влез в окошечко кассы и все требовал Янин телефон, и грозил ей пальцем, и обещал напоить кофе. Я посмотрела в окно. Утро у меня не получилось. Оно было хмурым, серым и каким-то липким. Ну, да ладно. Я еще научусь. Зато голуби были, и я обрадовалась им как старым знакомым. Арни наконец-то оторвался от Яны и победоносно направился ко мне. В правой руке у него было два билета. Я отсалютовала ему окровавленной ладошкой и улыбнулась. Он обнял меня за плечи, и мы направились к выходу. «Умничка, - говорил Арни смеясь. -  Я же говорил, получится. Надо просто попробовать. Ай да я!» 
На улице оказалось, что вокзал был речным и у причала нас ждал пароход. На пароходе двое растягивали плакат: «Ура Создателям реальности!». Я поморщилась и посмотрела на Арни, но Арни ничуть не смутился. Мы поднялись по трапу и очень скоро отбыли в неизвестном направлении
Мы плыли уже довольно долго. Не знаю, может быть пару суток. Может быть, несколько часов. Арни кидал в воду камешки, которыми, как всегда, были полны его карманы. Я совсем успокоилась и чувствовала себя довольно сносно. Игра меня действительно забавляла. Я только поняла одну вещь, которую не знал Арни. Я поняла, что такое совершенство и неизбежность совершенства. Мне было заранее жаль его. Я знала, что ждет нас за следующим поворотом. 
Река сделала невероятный поворот, и вдалеке показалось здание вокзала. Точно такое же, как и первое, или то же самое. Матросы с виноватыми и расстроенными лицами сворачивали плакат. 
- Я люблю его, Арни. Я так его люблю. Люблю …Мне так плохо без него, так плохо. Я больше не могу играть. Я не вынесу ни минуточки. Арни, помоги, избавь меня от этого!
Я размазывала слезы по лицу. Мне снова стало страшно. Арни обнял меня и стал что-то приговаривать тихо, на чужом мне языке, иногда перемежая его с французским. Я не понимала, но мне казалось, что говорит он о любви. Арни гладил меня по волосам. Целовал в щеки, в нос, в губы. Грел мои пальцы своим дыханием. Обнимал так крепко, что мне казалось, я задохнусь. Он брал мое лицо в свои руки, смотрел в глаза и говорил, говорил, говорил. Так ласково, так непривычно, так непонятно …
Арни сломался. Арни изменил себе. Он понял, что спасти меня может только тепло. Обыкновенное человеческое тепло. Хотя бы немного, хотя бы чуть-чуть тепла. Уже даже не важно чье оно будет. Уже вообще ничего не важно.

Коротко об Арни / акт 6

Просмотров 0
Рейтинг автора 4.719 ?
Поделитесь работой в соц.сетях, приглашайте друзей для участия в проекте.
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
Коротко об Арни / акт 1
Арни появился в самом начале осени. Прогуливаясь взад и вперед мимо киосков, я сразу приметила его кепку и ссутуленные плечи. Он подошел, протянул мне
- Привет
Коротко об Арни / акт 2
«Да пошли вы все к черту! Я когда-то была полной, потом пустой. Потом снова наполнилась до краев так, что влага течет сквозь зрачки и улетает со
А, все равно все едино. Хорошо бы это самое единое в трех лицах достать из груди, подержать в руках, пощупать, поразглядывать. Оценить, измерить плотн
Коротко об Арни / акт 3
Арни таял. Я заметила это не сразу. Он же молчал, как партизан, и делал вид, что все хорошо. Хотя мне бы стоило и раньше догадаться, с того самого дня
Арни сидел на подоконнике, сдвинув горшки Герани в сторону и задумчиво обрывая с растений листья. 
Коротко об Арни / акт 4
Я отпаивала Арни крепким чаем уже часа два, гладила по волосам, целовала руки, а он все никак не мог придти в себя. Он, то начинал тихо плакать, то вд
Арни явился с рассветом, материализовавшись на кухонном подоконнике, что явно указывало на его крайнюю растерянность и торопливость. Обычно ему нравил
Коротко об Арни / акт 5
Вчера Арни придумал новую игру. Она называется «Спрячься, пока никто не видит». Мы осторожно как охотники джунглей пробирались по квартире
Реальность нас искала. Она топала, как слон, ежесекундно меняя формы. Один раз она превратилась в угрюмую женщину со спицами в одной руке и клубком в
Коротко об Арни / акт 6
- Как мы здесь оказались, Арни?
- Я не помню. Слушай, я, правда, не помню.
**
v3.02