Коротко об Арни / акт 4

Я отпаивала Арни крепким чаем уже часа два, гладила по волосам, целовала руки, а он все никак не мог придти в себя. Он, то начинал тихо плакать, то вдруг вскакивал как ужаленный, и откинув со лба непомерно длинную челку, нервно мерил шагами комнату. И в том и в другом случае, Арни не мог поведать, что с ним все-таки случилось, потому как голос его переходил попеременно, то в истерический смех, то в плач. Собака визжала и путалась под ногами, от всей души, желая заменить ему  домашние тапки с огромными помпонами. 
Арни явился с рассветом, материализовавшись на кухонном подоконнике, что явно указывало на его крайнюю растерянность и торопливость. Обычно ему нравилось делать все по правилам. Его крайне забавляла игра в реальность. Он любил ключи и входные двери, и весьма гордился тем, что ему доверяют такую ответственность. Один раз он даже попробовал сам постирать и испечь пирог, но об этом лучше не вспоминать.
Я снова попробовала заговорить с Арни, но он так страшно завращал на меня глазами, что я быстро ретировалась за новой порцией чая. 
Вообще мне было совершенно некогда с ним возиться. Квартира сегодня представляла собой караван сарай. Мебель была цела только частично, везде валялась битая посуда. Люстра от чего - то не переставала раскачиваться, а Голубь привел, кажется, всех своих знакомых. В доме было так тесно, что ступить было некуда. В воздухе витали голубиные перья и густая кирпичная пыль, хотя я проверяла – стены, на удивление, были целы. 
Пока чай для Арни заваривался, я решила для начала избавиться от голубей. Распахнула балкон и бросила горсть семечек за поручень. Голуби, ведомые древним инстинктом, бросились мимо меня на улицу, и я, издав победоносный клич, быстро захлопнула дверь, и устало огляделась вокруг. Наш с Арни родной Голубь кружил возле окна с той стороны и крутил кончиком крыла, где то в районе маленькой голубиной головы. Я решила, что это однозначно относится ко мне, отыскала в холодильнике вишневый торт, подала голубю в форточку, он козырнул и наконец-то отвязался. 
Может проще запустить реку в эту конюшню, чем пытаться прибрать здесь? Я даже Яну просила о помощи, но у нее как всегда все было отлично. Янина квартира блестела нереальной новизной. А сама Яна почему-то сидела в кресле качалке, вязала чулок и мою просьбу совершенно проигнорировала. «Бедняжка, - подумала я. - Наверно стареет потихоньку. Вот и очки нацепила, правда, почему то без стекол». Я посмотрела в окно через ее плечо. Стекло было покрыто морозными узорами, шел густой снег, засыпая незнакомый мне темный город. «Север наверно, - оценила я. - Тайга. Романтика». Я как можно более жалостливо взглянула на Яну и с достоинством удалилась. Однако, как только дверь за мной закрылась, в квартире тут - же раздались веселые крики, женский смех, звон бутылок и бряканье гитарных струн. Я приникла ухом к дерматиновой обивке: за дверью кто- то кричал, что он, мол, великий русский поэт, кто-то в ответ на это заявление, грозился его побить, а некто третий крыл обоих отборным матом Я, зарычав от злости, потянула дверь на себя - тайга. Тихо. Яна даже успела надеть слуховой аппарат в придачу. Пришлось уйти ни с чем. 
Пока я воевала с голубями и бегала к Яне, Арни начал худо- бедно приходить в себя. Он перестал мелко трястись. Глаза приобрели знакомое мне выражение. Жесты стали мягкими и царственно величавыми. «Ах, вот оно что!» - догадалась я. На столе стояла початая бутылка рома, рядом стакан колы и вазочка со льдом. 
В комнату постепенно заползали вечерние тени. Арни повернулся, так, что бы последние лучи солнца как можно более выгодно подчеркивали его печальное лицо с заплаканными огромными глазами и начал свой рассказ. 
«О, женщина, - обратился он ко мне. - Знаешь ли ты, несчастная, где я был?» Вопрос явно был риторическим и я молча ждала продолжения. Арни выдержал театральную паузу и зловещим шепотом произнес: «Я был в аду». Что бы не портить эффект от паузы я в ужасе отшатнулась и закрыла лицо руками. Он извлек из кармана монокль и довольно посмотрел на меня. «Вообще понимаешь, я и не думал, что отправляюсь в ад. Я отправлялся на собрание лингвистов, которое проходит раз в сто лет. Я привез им в дар совершенно новый язык. Язык образов и символов. Я собирал его по букве всю свою жизнь. Я не спал ночами. Я ощупывал в писках новых звуков каждую подворотню, каждую прокуренную кухню. Я собирал капли дождя с троллейбусных проводов. Мне даже с тобой пришлось познакомиться ради этого! Мне пришлось бояться собак и привыкнуть к тому, что люди, почему то любят прикасаться друг к другу губами и ладонями. Ты ведь знаешь, мне даже пришлось заиметь ключи от квартиры. Хотя я всегда ненавидел дома. И все это ради него, моего нового языка». 
По щекам Арни снова покатились крупные слезы, и я поспешила наполнить и протянуть ему стакан. 
- Так вот, - грустно продолжал он. - Я был уверен, что меня поймут и примут за своего. Но не тут, то было. Меня совершенно никто не понимал. Ты не поверишь, глупая, еще немного и меня заточили бы в Бедлам! Я плакал, я плакал как заблудший ребенок, пока на меня стучали копытами и вопили нечеловеческими голосами. Там практически все больны и стары. У кого зуд, у кого потуги. Мне было просто страшно заразиться! Там было крайне мало личностей, которые как и я бродили по закоулкам этого странного места, не находя себе ни покоя ни сна. Они впрочем и сейчас не находят себе ни того ни другого. Насколько я знаю, эти благородные, должно быть, люди, не порочащие громкое звание лингвистов, собрались у Яны, что бы обсудить создавшееся положение.
- Знаю, - помрачнев лицом, вставила я. - Слышала я твоих благородных… Ну скажи мне, ну объясни мне, ради Бога, с чего ты решил что тебя кто-то поймет? 
- Не знаю даже, - потупил глаза Арни. - привык наверно. Знаешь, я думаю, что скоро придет огромная свежая и сильная волна. Соленая терпкая пенная она смоет все, что было до нее. Разрушит за минуту все эти незыблемые глупости. Мы с тобой построим ковчег и, проплывая мимо зараженных, будем показывать им язык. Здорово я придумал?
- Ох, Арни, какой ты злой стал! Ты действительно веришь в это? Ну, в волну и все такое? 
- А ты веришь в тепло и нежность? - Совершенно невпопад ответил вопросом на вопрос Арни. 
- Нет, конечно, нашел дурочку, - фыркнула я. 
Тогда Арни улыбнулся и из махрового кармана халата достал котенка. Тот был крохотным, тихо попискивал, тряс кончиком хвоста и был невероятно пушистым. Я взяла этот маленький теплый комок и ощутила, как под пальцами совсем близко, бьется доверчивое кошачье сердце. Вот почему собака так кружила весь день вокруг да около, приревновала, наверное.
- Вот видишь, - прочистив горло, изрек Арни. - Это я там нашел, в аду. А ты говоришь, веришь, не веришь… 
Через полчаса Арни стал засыпать, как всегда неожиданно, как и все что бы он ни делал. Я успела довести его до кровати и лечь рядом. Он обнял меня и уткнулся носом  в щеку. Арнины волосы щекотали лицо, но я боялась пошевелиться, и разбудить его. Я боялась даже дышать и только пыталась мысленно говорить с ним: «Арни, милый Арни, ты поговоришь со мной на своем языке? Прошу тебя, пусть все рухнет и обратиться в пыль, только поговори со мной на своем языке».

Коротко об Арни / акт 4

Просмотров 3
Рейтинг автора 5.429 ?
Поделитесь работой в соц.сетях, приглашайте друзей для участия в проекте.
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
Коротко об Арни / акт 1
Арни появился в самом начале осени. Прогуливаясь взад и вперед мимо киосков, я сразу приметила его кепку и ссутуленные плечи. Он подошел, протянул мне
- Привет
Коротко об Арни / акт 2
«Да пошли вы все к черту! Я когда-то была полной, потом пустой. Потом снова наполнилась до краев так, что влага течет сквозь зрачки и улетает со
А, все равно все едино. Хорошо бы это самое единое в трех лицах достать из груди, подержать в руках, пощупать, поразглядывать. Оценить, измерить плотн
Коротко об Арни / акт 3
Арни таял. Я заметила это не сразу. Он же молчал, как партизан, и делал вид, что все хорошо. Хотя мне бы стоило и раньше догадаться, с того самого дня
Арни сидел на подоконнике, сдвинув горшки Герани в сторону и задумчиво обрывая с растений листья. 
Коротко об Арни / акт 4
Я отпаивала Арни крепким чаем уже часа два, гладила по волосам, целовала руки, а он все никак не мог придти в себя. Он, то начинал тихо плакать, то вд
Арни явился с рассветом, материализовавшись на кухонном подоконнике, что явно указывало на его крайнюю растерянность и торопливость. Обычно ему нравил
Коротко об Арни / акт 5
Вчера Арни придумал новую игру. Она называется «Спрячься, пока никто не видит». Мы осторожно как охотники джунглей пробирались по квартире
Реальность нас искала. Она топала, как слон, ежесекундно меняя формы. Один раз она превратилась в угрюмую женщину со спицами в одной руке и клубком в
Коротко об Арни / акт 6
- Как мы здесь оказались, Арни?
- Я не помню. Слушай, я, правда, не помню.
**
v3.02