Грустная история...

Ей так хотелось быть красивой,
Она старалась для него…
Чуть-чуть родной, чуть-чуть любимой,
Немного ласки и всего…

И для него она наряды
Меняла, словно осень цвет.
Ей ничего совсем не надо,
Лишь проводить ещё рассвет…

К нему прижаться посильнее,
Уткнувшись в шею, прошептать;
С ним чуть спокойнее, теплее,
Чем можно было ожидать.

А он ходил с ней в магазины,
Едва-едва не обругав…
Она смотрела на витрины,
Бежала к туфелькам стремглав…

И на свою малышку-ножку,
Красивый туфель с каблуком…
«Куда тебе их, моя крошка?
Ты ж цокать будешь на весь дом!» -

Он всё смеялся, чуть с издёвкой.
Ему на чувства наплевать…
Но всё же с толком, с расстановкой,
Он с нею продолжал играть…

И, наконец, придя домой,
Она, счастливая, обнимет…
«Я так люблю тебя, родной!
Никто нас больше не отнимет…»

*************************************************************
Ложилась спать, укрывшись пледом,
А он её не целовал,
Ведь всё ему казалось бредом,
И он к другим в ночи сбегал…

Она-то что? Ещё дитя…
Она так предано ждала…
И беспокоясь, не шутя,
Опять ночами не спала…

Он приходил под утро, пьян,
И, похмелившись, засыпал…
И чей-то женственный дурман
В ней снова ревность вызывал.

Она, без всяческих скандалов,
Из дома просто уходила…
Её тепла ему хватало,
Она его всю жизнь любила…

*********************************************************************
И вновь зима, опять густыми
Комками падал белый снег,
Её глаза были пустыми,
Ушёл любимый человек…

Точней, она сбежала снова,
Чтобы глаза его не видеть!
Чтоб вновь не стало ядом слово…
Он сильно мог её обидеть…

На лавке сидя, у крыльца,
Глаза её – как будто льдинки.
И со стеклянного лица
Сползали вниз её слезинки…

И вот, опять, вот та лохудра,
Что целовала так его!
Помада, тени, тушь и пудра –
И нет ни капли своего…

Опять всё в памяти проснулось:
Она и он… Вдвоём, в постели!
Вся жизнь опять перевернулась…
Она дышала еле-еле…

И вот, минута, там, машина!
Так обернись же!!! Поздно… Всё…
И не нужна была причина,
Чтобы оплакивать её…

«Дыши, дыши, моя родная!
Ещё немножечко, дыши!!!
Я жизни без тебя не знаю!
На небо сильно не спеши!

Моя малышка, ну хоть слово!
Хоть слово пророни из губ!
Я быть хочу с тобою снова!
Прости, что был чрезмерно груб…»

************************************************************************
Опять молчание, больница,
Без всяких слов, без всяких лиц…
Он рядом с ней и он боится,
Что не откроет та ресниц…

Сжимая руку, чуть дыша,
Сидел почти вторые сутки…
Ему казалось, что душа
Вновь фильм показывает жуткий…

И врач пришёл, неся бумагу.
Что же за лист в его руках?
«Она не ступит больше шагу,
Стоять не будет на ногах» -

Вот все слова, что произнёс…
Поправив плед ей, он исчез;
И всё закончилось всерьёз –
Не будет более чудес…

*************************************************************************
Спустя часы, глаза открыла,
И руку сжала вновь в своей.
И, пусть ей очень больно было,
Она была его, ничьей.

Всё так же лишь его любила,
И так хотела отпустить…
Она его за всё простила,
Пусть он счастливым сможет быть…

Он не ушёл, не уходил,
Лишь гладил шёлковые пряди,
И рядом третьи сутки был,
Своей рукой её погладил…

И тут, зашевеля губами,
Чуть слышным шёпотом, ему: 
«Что будет дальше, милый, с нами?
Что дальше есть? Я не пойму…

Теперь забуду о туфлях,
И о прогулках в день, с тобой…
Ходить теперь на костылях?
Или лежать вообще, родной?

Зачем теперь такая, если
Я не смогу во век ходить?
Всю жизнь на инвалидном кресле
Теперь мне остаётся жить...»

Он боле слов не проронил,
Обнял её и вытер слёзы…
Он к ней в палату приносил
Едва проснувшиеся розы…

И пусть она ходить не сможет,
Её он не покинет больше.
И нет ему её дороже,
Только жила б она подольше…

*********************************************************************
И тут, как день, ясна мораль:
Коль любишь сильно человека,
Так раздели с ним боль, печаль,
И будь с ним до скончания века…

21 марта 2015 г.
Adetta Dietrich Fon Brown

Грустная история...

Просмотров 10
Рейтинг автора 17.528 ?
Оценка 82
Оценили 1
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
v3.02