Экспонат

Воскресное утро выдалось солнечным, теплым и непривычно ароматным (похоже, в городском саду зацвело что-то экзотическое) – в такое утро было бы классно сидеть на веранде и потягивать кофейный коктейль из трубочки под Superstrings или  Shinobi Sisters… Но нет же, наша консервативная семейка не могла позволить себе такой бесполезной роскоши! Папа с мамой устроили вселенский кипеш, боясь опоздать в церковь, точнее в церкви, каждый в свою (папа – неометодист, мама – верная католичка) и затеяли небольшую, но шумную перепалку из-за пропажи папиного лучшего галстука. К тому, что домашнему репликатору можно приказать  наделать сотню таких же за минуту, они так и не привыкли. Заразы-двойняшки, проснувшиеся раньше всех, носились по заднему двору с одуревшим Буйабесом, у которого язык болтался как плоская розовая сосиска. Короче, из всей моей родни цивилизованно вел себя только Кэл, Средний Брат (на пять лет старше девчонок, на три года младше меня), он смотрел научные новости и медленно жевал шоколадные хлопья с молоком.

- Наконец-то!

- Что такое?

- Создано Объединенное Космическое Командование! Индусы перестали упираться и согласились упразднить свое старое космическое агентство вслед за Южной Америкой. Это круто, Шэн, я тебе говорю! – Кэл с шумом допил остатки молока из миски. – Может, теперь у проекта «Фронтир» есть будущее.

- А ты разве не идешь в церковь? – я думала, что отец наконец перетянул Среднего на свою сторону, - Ты вроде обещал.

- Кому? Папе? – наморщил лоб Кэл, - Да ему пофиг на самом-то деле, агитатор из него так себе. А мама даже и не пристает, у них община и так большая, от новеньких одни хлопоты.

- Милая, к тебе гости! – прокричал папа откуда-то из прихожей.

- Иду-иду! – отозвалась я.

Я ожидала увидеть Кайли или Брианну, на крайняк, Реджипа, но точно не…

- Шэн, доброго утра! Есть дело!

У калитки стоял Аарон.

- Может, зайдешь? Хочешь молока или сэндвичей? – это мама, конечно, со своим фирменным гостеприимством.

- Благодарю вас, миссис Дэлавер, но я не голоден! Спасибо!

Я сердито посмотрела на маму, но та только пожала плечами.  

Аарон… непонятный. Не отталкивающий и не то, чтобы совсем странный. Неприятным тоже не назовешь. Но… Он как человек-вопрос. На вид, кажется, мальчишка, каких полно, а что-то с ним и вокруг него не то.

Как будто кто-то специально захотел сконструировать очень типичного парня, а он все равно вышел каким-то «нетаким». Я не могла назвать его другом, хотя мы иногда перекидывались парой фраз в школе и один раз гуляли, так, от нечего делать.

- Привет, - я вышла и закрыла за собой калитку, - У тебя что-то важное?

- Да, - Аарон кивнул, - Есть велик?

 - Тебе обязательно курить, когда едешь на байке?

Мы проезжали стадион Боллтона, на котором, судя по доносившимся звукам, шел матч по бейсболу.

- Прости, пристрастился! Тебе это мешает?

- Еще как! Твой дым весь идет на меня!

- Прости-прости, - Аарон затянулся напоследок и выкинул недокуренную сигарету в удачно подвернувшийся контейнер.

- Ты где их берешь? Их же не достать сейчас.

Правительство жестко ограничило продажу табака лет пять назад – даже самые простецкие сигареты стоили теперь уйму денег, а купить их можно было только в специальных лавках, работавших по четыре часа в сутки. И, конечно, их ни за что не продали бы несовершеннолетнему – за этим следил отдельный департамент, в котором работал папин брат, дядя Клиффорд.

- Шон Дабли берет их в государственном киоске, а потом перепродает мелким с накруткой. Только это между нами.

- Окей, - серьезно сказала я, а сама подумала «тоже мне, секрет». – Этот Дабли как-то клеился к моей подружке.

- Правда? – Аарон улыбнулся, - Он такой!

Мы давно оставили позади городской парк и теперь ехали в сторону Олдривера.

- Ты просто вытащил меня покататься?

- Не просто.

- Тогда куда мы едем? И что ты хотел сообщить такого? Может, скажешь уже?

- Хорошо, я начну, - Аарон посерьезнел, прочистил горло.

На миг мне стало не по себе, даже немного страшно. Из-за знаменитой непонятности Аарона или же я просто испугалась, что он начнет длинно и по-мальчишески бестолково признаваться мне в любви – не знаю.

- Ты никогда не замечала ничего странного?

- Странного? Где?

- Ну… - протянул Аарон, - Здесь. Везде. В городе.

Ну все, парень точно псих. Может, стоило развернуться и умчаться от него на всех парах?

- Слушай, может, ты пересмотрел старых сериалов или наслушался Квентина Старски, но нет, Аарон. Я ничего такого не видела… Никогда. Мы живем в обыкновенном Столтоне, штат Орегон, здесь все так же, как и в тысячах таких же городишек в мире. Ну что тут можно найти странного?..

- Я серьезно.

- И я серьезно.

- Не замечала ничего? Совсем?

- Нет, - отрезала я.

Мимо нас пронесся огромный ховер «судзуки». Пауза, шанс сменить тему.

- Может, лучше в кино? – я была готова даже пойти с ним на фильм, лишь бы не участвовать в этом диалоге, от которого мне сразу же стало как-то неуютно.

Это тоже было странно, ведь за свои пятнадцать я насмотрелась на школьных фриков, ботаников и неформалов, которые несли чушь куда более дикую, чем Аарон со своим глупым вопросом. С другой стороны, никто из них не делал это с таким серьезным лицом.

Или я просто накручиваю?

Аарон пропустил предложение пойти в кино мимо ушей. Признаюсь, это слегка задело мое «эго». Чокнутый, да еще и гордый!

- Расскажу про себя, Шэн. Вот я странности видел много раз. Школьный повар Тайрон, знаешь такого? Конечно, знаешь. Так он никогда не работает по четным числам. Никогда! Вместо него Толстая Кларисса или Пабло. Почему?.. Непонятно. Или Билл Монсон, который никогда не снимает свое черное пальто – даже в жару. Он и под ливнем в нем ходит, хотя оно промокает до нитки и становится тяжелым, как туша дохлого моржа. А спросишь об этом – сразу убегает. А еще в семье Мертонов у всех разные глаза – у всех есть один карий, а второй у каждого какой-нибудь другой, своего цвета. И они не выносят сухую погоду. На памятник Основателю МакДаффу боятся садиться голуби. У собаки почтальона Дженкинса два хвоста и она умеет кричать как альбатрос. Триша Чински может не спать пять суток подряд. А ты видела талисман пожарной команды? Это же…

Я крутила педали, смотрела на залитую солнцем дорогу и слушала бред Аарона. Он обволакивал меня как теплое одеяло с очень странным и жутко красивым, завораживающим узором.

Очнулась я на траве, метрах в пяти от шоссе. Боли не чувствовала, ссадин и синяков тоже не было. Велосипед лежал рядом, вроде бы целый.

- Я не падала? Что за чёрт?..

Аарон курил, но увидев, что я оклемалась, выкинул сигарету на дорогу.

- Шэн, прости! Это я виноват, блин, со своим рассказом. Но раньше такого не было, и я не знал, что из-за них можно уснуть. Хотя и никому особо не говорил об этом всём, - он как-то грустно улыбнулся. – Увидел, что ты засыпаешь и успел тебя подхватить. Так что нет, вообще-то ты не падала. Не успела.

Не дай Бог, он еще будет хвастаться потом своим дружкам, как ловко меня спас! А дружки эти должны быть такими же съехавшими, как он сам.

- Ладно, проехали, - я встала и стряхнула с бриджей каких-то букашек, - Честно говоря, я не помню всего, что ты говорил, но, Аарон, это же бред.

- Это правда, - пожал плечами парень, - Прости, но другой у меня для тебя нет. Только такая.

- Большая часть твоей… истории – это просто совпадения и чьи-то съехавшие крыши. Чувак может таскаться в пальто круглый год просто потому, что он псих. Тайрон тоже странный малый, вдруг это какое-то его карибское суеверие, а? Его мачеха приносит в жертву куриц и живет на пособие по безработице, вот и пасынок тронулся. И что-то я не припоминаю никакого почтальона Дженкинса и, тем более, странную собаку.

Аарон покачал головой, как бы говоря «Ты совсем не въезжаешь».

- Ты запомнила меньше половины.

- Мне и этого достаточно, Соломон Кейн ты наш.

- Допустим. Но то, что ты не знакома с этими фактами, еще не значит, что я их выдумал.

- Не значит, - легко согласилась я, чем, похоже, смогла удивить Аарона. – Но даже если все это есть на самом деле, что это доказывает, Аарон? В любом месте на Земле есть свои странности. И даже на лунной базе, наверное, кто-нибудь из астронавтов чудит по мелочи. Потому что везде есть люди со своими тараканами.

- Не люблю это выражение.

- Брось придираться, Капитан Логичность!

- А ты та еще вредина.

- Я тебя пну сейчас, - я встала в псевдо-боевую стойку, как в древних гонконгских фильмах.

Врезать я вполне могла.

- И как Макс вытерпел тебя целых пять месяцев?

Я сдержала обещание и ударила сбрендившего Аарона куда-то под колено.

- Б-больно, блин… - он даже на траву присел.

- Не пять, а шесть. И он не терпел. И вообще, не хочу об этом говорить, тема закрыта! - я буквально отчитывала его, как мисс Робсон дурака Каспера, - Давай серьезно, Аарон. Уже почти вечер, я устала и у нас обоих гора домашки. А еще у меня планы. Так что, честно, мне не улыбается дальше слушать твои странные истории, будь каждая из них хоть трижды правдивой. Хотел вытащить на свидание – мог бы прямо предложить. Или слабо? Ну так что?

- Это не свидание, - ответил Аарон с таким видом, будто это было очевидно.

- Ну что ж, хотя бы что-то прояснилось. Тогда, может, поедем по домам?

- Поедем. Но сначала я хочу тебе кое-что показать.

Да-да! Полный бред, но я почему-то согласилась и поехала смотреть «кое-что» с непонятным Аароном. Узнай об этом кто-нибудь из подруг – подняли бы на смех. И не без причин. Ладно, любопытство победило.

- Я думаю, что все эти аномалии должны складываться в узор, кем-то специально созданный, - сказал Аарон.

Мы даже странно опустевший Олдривер оставили позади и ехали навстречу горизонту, где маячили горы и почти черная полоса леса. Из вечернего воздуха будто высосали все запахи.

- Мы вроде не собирались в поход.

- Похода и не будет.

Вот уже часа два нам не попадалось не одной машины, хотя обычно это трасса более-менее оживленная. Я заметила, что Аарон нервничает.

Вдруг мы оба остановились. Не специально. Крутили педали дальше, но велосипеды никуда не ехали, будто мы завязли в густом невидимом желе.

- Слезай.

Я подчинилась. Велосипеды постояли несколько секунд, а потом упали на дорогу.

- Это что за хрень?

- Мы уперлись в Заслон.

- В заслон?

- Да, - Аарон посмотрел мне в глаза, так пристально, будто боялся больше никогда не увидеть.- Я называю его так. Это что-то вроде силового поля, как в фантастике, купола над городом и окрестностями. Дальше он не пускает. Или… Или как в старой видеоигре – дальше просто ничего нет, и поэтому игроку некуда идти, есть только нарисованный горизонт. Это шокирует, я знаю.

Сказать мне было нечего – стало очень страшно, холодно, некомфортно. Внезапно весь бред Аарона показался просто ерундой по сравнению с реальностью, с невидимым заслоном, о который можно было биться, стучать, но, который все равно тебя никуда не пустит.

Я заплакала.

- О черт, о черт, зачем я… - Аарон не стал сдерживаться и закурил. Вонючий дым летел к заслону и, конечно, через него не проходил.

Он дал мне выплакаться. Я и не думала, что во мне найдутся силы, чтобы успокоиться и не сойти с ума прямо здесь и сейчас, но они нашлись. Неожиданно для себя я оказалась тверже, чем думала.

- Аарон, дружище, но ведь этого не может быть.

- Не может. Но есть, - он постучал по невидимой поверхности «поля» или «заслона».

- Тогда как в город привозят грузы? Как в него вообще кто-то приезжает? Откуда и куда ехали все те машины, которые мы видели по дороге, а, Аарон? «Судзуки» же ехал куда-то… А самолеты? Они летают над этим куполом, получается? Это же всю картину мира ломает, весь мир… И, если уж на то пошло, почему никто раньше не говорил о куполе? Может, это мы с тобой аномальные и только мы его видим? А для остальных его и нет вовсе… А?

- Версия жизнеспособная, хоть и такая же странная, как и реальность, в которой может быть… - он поднял глаза к небу, будто отчетливо видел сам заслон, - …такое.

- Может, это секретная программа правительства? И над нами ставят какой-нибудь эксперимент…

- Я не знаю, Шэннон, - Аарон сел на теплый асфальт и полез за второй сигаретой. – И прости, что втянул тебя в это.

- Ты не виноват. Всё это существует не из-за тебя.

- Теперь не знаю, стоит ли тебе показывать, чему я научился.

- О чем ты?

- Один раз я провел у заслона целый день – взял с собой еду и даже палатку на случай дождя… Никто меня здесь не видел, машин не было. Короче, не знаю, как, но я смог вот что.

А потом он встал, сделал шаг в сторону «заслона» и по локоть просунул через него руку. Потом вторую. Так Аарон начал… нет, не рвать поле, а, скорее открывать в нем дверь, как если бы это была дверь на невидимых липучках.

Получился овальный проход, за которым не было... вообще ничего. Строго говоря, никакого заслона тоже не существовало.

В проходе плескалась тьма.

- Смотри! – я дернула стоявшего ко мне спиной Аарона за рукав.

- Осторожнее, блин! Портал наверняка нестабилен и… - парень все же обернулся, - О, проклятье!

Метрах в ста от нас рычал тот самый черный ховер «судзуки» с тонированными стеклами и старомодной антенной. Один за другим из машины вылезали странные создания, что-то вроде гигантских гекконов в офисных костюмах. В лапах гекконы держали непонятные предметы, явно служившие оружием.

- Быстро! В портал! – громким шепотом сказал Аарон.

И мы оба шагнули в тьму.

 

Это сон, сон! Реальность не может быть такой! Я тру глаза, щипаю и кусаю себя, но невероятный мир вокруг не уходит, а, кажется, наоборот, становится только ярче, громче и страннее. Не выходит! Ничего не выходит, и пытаться проснуться, похоже, бесполезно.

Тогда я открываю рот, чтобы кричать, но чья-то очень сильная рука накрывает его, и звук застревает в горле – я издаю только жалкое сдавленное мычание.

Меня несут.

Несет металлический гигант, вместо головы у которого – ярко пылающий шар без глаз, ушей, рта и носа, только со сложным черным украшением вроде диадемы.

Гигант бежит очень быстро – это ясно по тому, с какой скоростью проносится мимо нас… неизвестно что. Какие-то странные сооружения, назначение которых угадать невозможно, смесь кранов и ворот, циклопические рамки, удивительные системы зеркал и труб. Все это пульсирует, переливается разными цветами и мигает, вокруг конструкций мельтешат непонятные летающие механизмы, некоторые очень уродливые.

Над нами – небо или просто титанический потолок в комнате для живых небоскребов, из-за полупрозрачных облаков проглядывает поразительный узор, изображающей то ли волны океана, то ли жизнь огромных моллюсков или улиток, сражающихся за пищу. Сияет маленькое ненастоящее солнце.

Бред! Бред! Сон! Ну же, просыпайся, Шэн, просыпайся, дура! Зачем ты послушала этого… этого…

Аарона рядом нет. Да и вообще, кто такой Аарон?..

Неожиданно я понимаю, что мой «спаситель» с кем-то говорит – издает короткие рокочущие звуки, такие не назовешь словами.

Я приподнимаюсь в «люльке» из могучих металлических рук и заглядываю за блестящее плечо. За нами летит маленькая угольно-черная коробочка с фасеточным голубым глазом и бежит, едва поспевая, метрового роста… лемур или кинкажу в доспехе. Кинкажу о чем-то громко говорит, кажется, ругается с пламенным великаном, коробочка хранит молчание.

Над нами с ревом проносится что-то живое и бронированное, размером с автобус, и гигант ускоряется.

«Ты была экспонатом, человек Шэн, частью художественной матрицы Собирателей, корабль-музей «Ловец моментов».  Инсталляция номер пять-шесть-три-три-ноль, «Человечество с-ветви, Америка, 2031 год от Рождества Христова». Отныне ты свободна. С Днем Воплощения, человек Шэннон и да будет твоя воля несгибаемой! Сюда ты больше не вернешься» - произнес мягкий голос, неземной и бесполый.  

Безумная гонка продолжается.

Позже я узнала, что со мной говорил космический корабль, а я никогда не жила на планете Земля, жизнь на которой исчезла за два миллиона лет до того, как меня освободили из плена художественной матрицы.

* * *

- Мое полное имя Шэннон Дэлавер, но я давно привыкла к Шэн или Хаск, что на Всеобщем значит «непреклонная». Я капитан разумного корабля-иглы «Бэнкси» и занимаю эту должность больше трех веков оптимизированного субъективного времени, со дня смерти капитана Гилл-До, да растворится его душа в вечном Покое. «Бэнкси» входит во флот Воплощения восемь тысяч и сто семнадцать стандартных лет, мы – его второй полноценный экипаж, так что корабль молод, а наша воля несгибаема. Список воплощенного и освобожденного нами вы найдете в первом вложении – неразумное, неодушевленное и неклассифицируемое передано Опекунам, живые и квазиживые присоединились к Воплощению или отпущены на свободу. Последний посещенный нами порт – Лабиринт Ветров, на момент отбытия имел статус нейтрального, но находился под сильным культурным давлением Возрожденных. Через три тысячи стандартных лет после того, как сделана эта запись, наша диверсионная эскадра настигнет корабль-музей пост-цивилизации Собирателей «Восторженный коллекционер» и освободит всех пленников извращенного Искусства. При моей гибели полномочия капитана переходят к Бегущему-За-Солнцем, старпома – к Дильтензии, имеющее ценность имущество в равных долях распределяется между членами экипажа «Бэнкси» или утилизируется в соответствии с Кодексом. Да будет наша воля свободной! У меня всё. Запись закончена.

Категория записи: «личное». Уровень кодирования: «стандарт-02». Схема доступа: 08.  – отрапортовал куб и отключился.

- Мама, папа, сестрички, Кэл… Я уже иду, - говорю это на Всеобщем, не сумев вспомнить английский, и ложусь в нейтро-камеру.

В Н-пространстве ко мне подплывает огромный полосатый кит, любимая аватара «Бэнкси». Я сажусь на его иссеченную шрамами спину, кладу ладони на теплую толстую кожу, слышу, как начинается длинная китовая песня об океане, у которого нет края… Некоторое время я с тревогой думаю о миллиардах душ, томящихся в страшных матрицах, которые Собиратели и их клиенты считают произведениями Искусства, но через какое-то время эти мысли уходят. Во сне, тем более перед важной миссией, нельзя волноваться, к тому же спать оставалось совсем недолго.

Всего три тысячи лет, почти мгновение. 

Екатеринбург

Экспонат

Просмотров 7
Рейтинг автора 2.924 ?
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
v3.02