ДАР. Поэма в трёх частях. Часть Вторая

 

 

 

Кто есть мы, в этом бренном мире –

Премьер-министры? Президенты?

В особняке или в квартире,

В забытие или «в эфире» -

Мы, лишь, мгновенья… Лишь, моменты…

 

 

***

 

Вся шахта, будто, сплетена –

Ходов, путей пересеченье.

Коснись рукой, а там – стена,

Но вот, куда ведёт она –

На выход или в заточенье?

 

Иван очнулся или нет?

Он умер? Или сердце бьётся?

Вокруг, лишь, мрак. А был бы свет,

Он мог бы дать себе ответ…

(Сюда луч света не пробьётся…)

 

Он шевельнуться попытался –

Разбит весь, будто он стеклянный.

И в этот миг он догадался,

Что жив, что на земле остался –

Боль – спутник жизни постоянный!

 

Всё, в голове его, гудело,

Засохшей кровью лоб покрыло.

(Давно ли так меня задело?

Тянулось время иль летело?

Здесь чувство времени застыло…)

 

Всё темнотою поглощалось:

Все чувства, времени движенья.

Слегка реальность притуплялась,

И всё сильней пересекалась,

С игрой, его, воображенья.

 

И вот, Иван увидел свет,

Как дар от бесконечной ночи.

Откуда он – пока секрет.

(Быть может, наступил рассвет?)

Всё это было странным очень.

 

Иван, вдруг, чётко осознал,

Чем свет, с обычным, был контрастным :

Свет не горел, не освещал…

Иван сквозь мрак, вдруг, видеть стал,

Как будто, луч был, инфракрасным.

 

Иван доверился лучу.

И вновь настигли удивленья:

(Я думаю или кричу?

Молчу я, или я шепчу?

Реальны ли мои виденья?

 

Удар, похоже, черезмерный

По голове моей пришёлся –

Теперь я вижу сон трёхмерный.

Уж не проснуться мне, наверно…)

Из шахты выход, вдруг, нашёлся!

 

Вся боль ушла, вдруг, отступила,

И голова уж не болела.

Иван поверил в мысли силу:

(А я, списал себя в могилу…

А тут, смотри какое дело!)

 

Покинув темень заточенья,

Заторопился к  дому Анны.

(В ней жизни всей моей значенье!

В душе любви огня свеченье!)

…И тут всё показалось странным :

 

Бежал, земли, он, не касаясь!

Скорей летел он, если честно.

И бесконечно удивляясь,

Без света светом освещаясь.

(Всё необычно! Интересно!)

 

Иван у дома на пороге.

Везде темно, как в тёмной клетке.

И точно знают его ноги

Куда нести. И вот, в итоге,

Стоит он возле табуретки.

 

Он Анну хочет удержать,

Но руки сквозь неё проходят.

«Стой!!!» - он пытался закричать.

Лишь, окна начали стучать,

Но крики, к Анне, не доходят.

 

 

 

 

Но кожей чувствует она,

Что в темноте есть кто-то рядом.

В миг этот страшный не одна.

Но мрак скрывает, как стена,

И видит темноту, лишь, взглядом.

 

«Прошу тебя, остановись!

Слезь с табуретки аккуратно!

Жизнь оборвать не торопись –

К воспоминаньям обратись –

Счастливый миг верни обратно!»

 

Но табуретка развалилась.

Петля на шее стала туже…

Всё, жизнь её остановилась…

В миг этот Анна очутилась

С Иваном рядом, что был тут же.

 

«Иван! Любимый! Как я рада,

Что отыскал меня ты снова!»

И ужас уходил из взгляда.

(Иван со мной! Он здесь! Он рядом!)

Но всё, же было что-то ново…

 

Ивану стало, вдруг, всё ясно –

Его как Анна разглядела.

(Помочь пытался ей напрасно…

Висеть осталась… Так ужасно…

Здесь только образ наш, без тела… )

 

На улице, вновь, свет контрастный –

Как тьма полнейшая, но яркий.

Как будто, день был светлым, ясным,

Но только взору неподвластным.

Свет ни холодный, и не жаркий.

 

 

 

Туман, как белый лист бумаги:

Всё, что увидишь – воплотится!

В нём нет ни сухости, ни влаги,

Гербы отсутствуют и флаги –

Рисуй, что хочешь на странице!

 

 

Иван и Анна удивились,

Когда «животный» рык раздался.

«Мне эти звуки раньше снились!»
«Мы разве к этому стремились?!»

Но страшный рык, лишь, приближался.

 

Туман, стал менее густым,

Но с каждым шагом изменялся:

Он стал не бледным, не седым –

Полупрозрачным, словно дым,

Но, в тоже время, затемнялся.

 

Туман, в итоге, растворился,

Чего они, признаться, ждали.

И свет куда-то торопился,

Вслед, за туманом растворился,

И , вскоре, сумерки настали.

 

И всё ж, вблизи, стал виден лес.

Иван прижал к себе подругу.

«Тут появился интерес :

Я бы на дерево залез,

Чтоб сверху осмотреть округу».

 

«Иван, мне страшно!» «Ты дрожишь!

Ведь мы одни с тобой!» «Но, всё же,

Я просто в ужасе!» «Малыш,

Ещё чуть-чуть, и убедишь –

И я, бояться, буду тоже!»

 

Вблизи, был лес густой стеной.

Иван стоял у леса с краю.

Осталась Анна за спиной.

К ней обернулся. «Что за мной?!

Скажи Иван! Прошу!» «Не знаю!

 

Вперёд, любимая! Беги!

Доверься мне!» «Тебе я верю!

К нам приближаются враги? –

Я слышу быстрые шаги!»

«Это не люди, и не звери!

 

 

 

 

Нам к лесу нужно продвигаться!

Прошу, любимая, бодрее!»

Но не спешил лес приближаться –

Напротив, стал, как, отдаляться.

«Бежим, прошу тебя, скорее!»

 

Недружелюбное дыханье

За бегунами доносилось.

«И, вновь, борьба! И, вновь, страданья!

Во мне всего одно желанье –

Густая чаща чтоб открылась!»

 

Их ветки по щекам хлестали.

«Пригнись, прошу! Здесь осторожно!»

«Что, эти чудища отстали?!

И как мы в лес с тобой попали?!

Как это, милый мой, возможно?!»

 

Начало леса позади.

Рык злобный тоже отдалился.

«Боюсь, что сердца бой в груди

Усилится! Стой! Подожди!

Куда бежать определился?!»

 

«Нам нужно здесь остановиться,

И с направленьем разобраться!»

На дерево взлетела птица.

«Нам тоже нужно вверх стремиться –

По веткам дерева взобраться!»

 

Не так чтоб ветки были низко.

«Хочу, чтоб ветки наклонились!»

«Я слышу рык! Он очень близко!

С ним смешан запах полный риска!»

…Пред ними «хищники» явились.

 

«Сейчас не стоит колебаться –

За ветку крепче ты хватайся!»

Помог он Анне вверх взобраться.

«Попробуй крепче там держаться!

Подать мне руку попытайся!»

 

 

 

 

И Анна (просто похвала!)

Всё сделала, что было нужно:

Сама держаться там могла,

Ещё Ивану помогла –

На дерево взобрались дружно!

 

«Ты смог тех чудищ рассмотреть,

Которые за нами гнались?»

«Наполовину… Нет, на треть…

Не знаю, встретим ли их впредь,

Но раньше точно не встречались!

 

Глаза сияли красным цветом,

И челюсти в огромной пасти!

Размер гигантский их, при этом!

Чуть погодя, может, с рассветом,

Мы сможем разглядеть «напасти»…

 

«Но мне всё больше интересно,

Куда же, мы с тобой, попали?

Хотя, мне страшно, если честно…»

«Бояться здесь – вполне уместно –

В таком сне точно мы не спали…»

 

«Подняться нужно ещё выше –

Там ветки гуще, листьев больше!

Они послужат мягкой крышей,

Постелью также…» «Здесь потише!»

«Спокойный миг продлился б дольше!»

 

И ветки, с мягкою листвою,

Их приняли в свои объятья.

«Бояться нечего – нас двое»

«Преодолеем всё с тобою…

Жаль, нет с собой другого платья…»

 

«Пусть это будет самым страшным,

С тобой что может приключиться!

Для нас сейчас есть самым важным –

Не встретить, чудищ этих, дважды!»

«Кто знает, может что случится…

 

 

 

 

Иди ко мне, Иван, скорее!» –

В объятья Анна приглашала.

« С тобой друг друга мы согреем!»

«Сюда сейчас бы батарею…»

«… И чашка чая б не мешала…»

 

Стояло время или бежало? –

Не удалось определиться.

И не темнело, не светало.

И стая чудищ ожидала,

Не собираясь расходиться.

 

«Они похожи на собак

И на быков, одновременно!»

«И что же делать нам? И как?

Они ли только здесь нам враг?»

«Мы всё узнаем непременно!»

 

Был сон над ними не во власти –

Спать, просто напрочь, не хотелось!

«Моменты детства помню, части…»

«Да, в детстве были радость, счастье…»

«… И танцевалось там, и пелось!

 

Я часто с бабушкой ходила

На ферму. Там ей помогала.

Там очень интересно было!

Коров поила и доила –

Дояркой стать, тогда, мечтала!

 

Мне важно было лишь одно:

На ферме дольше оставаться!

Мне интересно было… Но,

Я, может, выгляжу смешно,

И хочется тебе смеяться?»

 

Иван серьёзно удивился:

«Что тут смешного? – Я не знаю!

Я в детстве сам всегда трудился,

В полях косить траву учился –

Тебя я, Анна, понимаю!»

 

 

 

 

«Ну, слушай! – Анна продолжала. –

На ферме, в день один прекрасный,

Вдруг, зашумело, зажужжало,

Слух напрягало, раздражало,

Поднялся шум, вокруг, ужасный!

 

Остановившись оглядеться,

Я в тот же миг остолбенела.

Стучало дико моё сердце.

Не скрыться, никуда не деться! –

Навстречу пыль одна летела!

 

Из пыли появился бык,

Что мчался прямо мне навстречу.

«Беги!» –   услышала я крик.

Сковало тело мне в тот миг –

Страх сдерживал меня за плечи.

 

Я видела глаза быка,

Что буйно кровью наливались.

Рога, что толще, чем рука.

И, в ожидании рывка,

Всё шире ноздри раздувались.

 

Тянулась цепь, как страшный змей,

Звеня ударами металла!

На протяжении жизни всей,

Недолгой, в тот момент, моей,

Я страха большего не знала!»

 

«И чем всё это завершилось?» –

(Иван, и в правду,  любопытный).

«Всё очень быстро разрешилось.

Спасение моё свершилось –

Угомонился зверь копытный!

 

Мужчины смелые там были,

По жизни что удар держали :

Цепь от быка они схватили,

Вокруг столба её скрутили –

Быка, тем самым, удержали!

 

 

 

 

С тех пор, быков боюсь я очень!

Был, лишь однажды, страх сильнее:

В последний день, точнее ночью,

Мне мрак закрыл собою очи,

И стала тьма ещё темнее!

 

Лишь помню, как окно звенело,

Глуша мой слух неслышным криком…

Я, просто, очень не хотела,

Чтоб в памяти запечатлело,

Ту грязь, последним жизни бликом!

 

Всё! Хватит! Не хочу об этом –

За это нету оправданья!»

«…Я помню, как-то в детстве, летом,

Поехали в деревню с дедом –

Теперь моё воспоминанье!

 

Недели две, мы там пробыли,

Всё это время было жарко.

Мы с пользой время проводили!

А у хозяев, где мы жили,

Была огромная овчарка.

 

И, в самый первый день, признала

Меня, как будто бы родного:

К себе свободно подпускала,

От радости хвостом виляла.

Её я гладил снова, снова.

 

И, вот, однажды, всё  обычно,

Беды ничто не предвещало –

Я в настроении отличном,

К ней подхожу, вполне привычно,

Она хвостом ещё виляла…

 

Но, вдруг, всего одно движенье,

И всё мгновенно изменилось:

Щека почувствовала жженье –

Огня прилив… Обмороженье…

И кровью всё лицо покрылось.

 

 

 

 

Ладонь вся мокрой оказалась,

На землю кровь с лица стекала.

Я думал :(Мне это казалось,

Жары давление сказалось…)

Но что-то по щеке хлестало…

 

Я оттолкнулся инстинктивно.

Собака на цепи осталась.

Сидела тихо и пассивно.

Мне было страшно, аж противно…

Часть уха не лице болталась.

 

И я, наверно, заорал,

Раз, во дворе засуетились.

Мне доктор швы на ухо клал,

Меня «счастливчик» называл…

Собаки зубы долго снились!»

 

«Я видела за ухом шрамы –

Признаться, вовсе не заметно!»

«Да, это следствия от травмы…

Прошли уж годы с пор тех самых,

Но я собак боюсь «конкретно»!»

 

«Да, страхи детства всюду с нами…»

«… И, если кто-то их забудет,

Они ночами или днями,

К нам заберутся, в память, снами,

Пока нас что-то не разбудит.

 

А психике-то всё равно,

Чем суть её мы нарушаем :

Недавно было иль давно,

В реальности или в кино…

Себя мы сами разрушаем…»

 

«Меня, буквально, осенило!» –

Почти что Анна закричала.

«Что чудищами теми было

То, что сознанье породило,

Всё время! С самого начала!»

 

 

 

 

Иван ответил ей: «Согласен!

В твоих словах ответы крылись –

Их образ, что был так ужасен,

Миг рисовал, что был опасен!

Они здесь, как-то, воплотились…»

 

«Вновь чувство страха «накрывает» –

Я снова начала бояться…»

«Опасность что-то навивает…

Смотри, к нам что-то подползает!»

«Отсюда нужно нам убраться!»

 

Их страхи снова воплотились –

Ещё опасней предыдущих.

«Надеялась, что мы укрылись.

Они исчезли, растворились!

Что нам готовит миг грядущий?»

 

«Так, лес, достаточно, густой,

Здесь ветки меж собой в сплетении.

Мой план достаточно простой.

Иди за мной! Прошу не стой!

Поверь, я знаю, в чём спасенье:

 

По веткам, к верху, мы взберёмся,

Деревья сменим друг за другом,

Из леса, к выходу пробьёмся!

Там отдохнём, воды напьёмся –

Там, может, будет речка с лугом!»

 

План воплощён: За веткой ветка –

Лес, вскоре, начал расступаться.

И отворился, словно клетка.

«Нет места страху – вот заметка!»

«…А я, сейчас бы, искупалась!»

 

«Кошмар, надеюсь, позади…»

Хочу, чтоб он не повторился!

Я жду покоя впереди!

Тепла хочу в своей груди!»

…Вдруг, кот пушистый появился.

 

 

 

 

«Какой красивый! Кис-кис-кис!»

«Откуда здесь ты появился?!»

«Пушистый, ласковый сюрприз!»

«Упал, наверно, сверху вниз…»

Кот меж ногами мягко вился.

 

«У бабушки такой же кот

Когда-то жил, такой же масти.

Жил далеко не первый год,

Сам за собою вёл уход…

Напомнил детство! Радость! Счастье!»

 

«Смотри, Иван, там луг, вдали,

Травою мягкой зеленеет!»

«Слезаем с дерева! Пошли,

Пора коснуться нам земли!»

«Мне кажется, или светлеет?»

 

Пейзаж и в правду прояснялся –

За лугом озеро блестело.

«А где же зверь пушистый скрылся?»

«Не знаю, словно растворился.

Его я, как-то, проглядела…»

 

Они ногами ощущали

Поверхность твёрдую планеты.

Друг друга с Анной удивляли:

«А как же мы не замечали,

Во что, с тобою, мы одеты?!»

 

На них – зелёный камуфляж,

С подошвой толстою кроссовки.

«Мы чётко влились в антураж!»

«Да, увлеклись, вошли мы в раж,

Что не заметили обновки!»

 

***

 

С травой цветы ковёр сплетали,

Став разнокрасочным узором.

Над ними птицы пролетали,

В полёте песни распевали,

Своим чудесным птичьим хором.

 

 

«Я стала чувствовать траву!»

«И птиц недавно я расслышал!»

«Я точно знаю: я живу!»

«Здесь всё реально, наяву,

Но, только, чище, ярче, выше!»

 

Кроссовки с ног у них пропали,

Одежда стала белоснежной.

Травинки кожу щекотали.

Их мысли мягко наполняли

Мечты, желанья и надежды.

 

«О, как же всё вокруг чудесно –

Я каждым мигом наслаждаюсь!

Здесь, навсегда б осталась, честно!

Но, лишь, с тобой, Иван!» «Мне лестно!»

«В тебе всем существом нуждаюсь!»

 

К Ивану, телом всем, прижалась:

«Ты – Дар за все мои страданья!

Мне жаль, что та верёвка сжалась,

И ты пропал… Какая жалость…»

«Но тут, свершился миг свиданья!»

 

Коснулся, Анны губ, губами –

Исполнен поцелуй любовью!

«Что б ни случилось дальше с нами –

Землетрясенье иль цунами…»

«Мы не расстанемся с тобою!»

 

Здесь время, как и расстоянье,

Текло своим, особым ходом.

Неощутимо осязаньем,

Необъяснимо  пониманьем –

Миг, может, оказаться годом.

 

Границы луга им казались,

В тумана гуще, плотно скрыты.

Когда же ближе оказались,

Как будто, образы создались –

Просторы новые открыты.

 

 

 

 

Пред ними горы появились,

Луг их касался основанья.

Горы изгибы плавно вились,

Вершины к небу, вверх стремились –

Шедевры чудо-рисованья!

 

И облака, размеров разных,

Собою небо украшали.

И шапки горные прекрасны.

В пространстве солнечном и ясном,

Они друг друга отражали.

 

«Мы на компьютерах «катались» –

Учились правилам движенья.

Пейзажи там в тени скрывались,

А после, чётко проявлялись

В игре, по мере приближенья».

 

«Я тоже, в детстве, так играл –

Погони, финиши и старты.

Вид появлялся, пропадал.

Картинки вид, моей, страдал

От видео, не лучшей, карты».

 

«Возможно. Я не разбиралась».

«Послушай, это так похоже:

Туманом все здесь покрывалось,

А с приближеньем  –  «рисовалось»!»

«Как и в игре, из детства, тоже!»

 

«И вот ответ на «почему?» –

Мы поняли, вдруг, это вместе:

Пейзаж мы видим потому,

Что приближаемся к нему!»

«…Лишь, только, в этом самом месте!»

 

«С видеокартою сравненье,

Конечно, в общем-то, простое:

Активно, ведь, не только зренье,

А мысли, формы, ощущенье…»

«… И чувство, может быть, шестое!»

 

 

 

 

«Одежда, тоже, изменилась

На нас, возможно, визуально:

В листве, зелёная таилась,

А посветлело – осветлилась :

Одеты здесь, лишь, номинально!»

 

Вокруг, всё больше изменилось –

Пейзаж штрихами дополняли.

Дорожки нить, всё также, вилась.

И, вскоре, речка появилась,

Чьи волны бликами играли.

 

В воде прозрачной отражались

Деревья, горы в шапках снежных.

«А помнишь, Анна, как купались,

Руками к звёздам прикасались?»

«Конечно, помню, друг мой нежный!»

 

Ногой воды коснулась Анна –

Вода тепло в себе таила.

«Мне вспомнился тот день… И ванна…»

Она смотрела на Ивана.

«Из Кубка Счастья я испила!»

 

Предались рыбки хороводу,

В свои объятья приглашая.

«Давай, уйдём с тобой под воду –

Посмотрим под водой природу!»

«Там глубина, поди, большая!»

 

Друг друга за руки держали,

Когда вода их поглотила.

Нуждались ль в воздухе? Едва ли –

Они, и вовсе, не дышали :

Вода их воздухом поила!

 

И вновь, одежда изменилась –

Пошёл процесс преображенья:

Она, как будто, растворилась,

Иль просто незаметно смылась…

Её сменило – обнаженье.

 

 

 

 

Река пред ними всё открыла –

Всё, до последнего секрета:

Деревья, горы – всё там было,

Водою только всё покрыло,

И с неба освещалось светом.

 

«Купанье вечно б продолжалось!»

Как птицы, рыбы, в такт, летели…

Но, вновь, картинка изменялась:

Дно, постепенно, поднималось,

Пока, не приравнялось к мели.

 

***

 

Песчаный берег открывался.

Всё повторялось, как ни странно.

Для взора, берег тот являлся,

Лишь малой частью. Весь скрывался

В густом покрытии тумана.

 

Вдруг, из тумана вышел кот,

Пушистый, мягкий и мурчащий.

«Смотри-ка, это тот же?!» «Тот!»

«Он – только образ иль живёт?»

«Я Кот! И самый настоящий!»

 

Иван подумал: (Доигрались –

Кота я голос, вдруг, услышал!)

И с Анной вместе удивлялись:

«Кота слова не показались?»

Но Кот сказал спокойно: «Тише…»

 

«Но, как ты, вдруг, здесь очутился?» –

Вопрос, скорее, риторичен.

«Мы спим, наверно? Ты приснился?»

«Я б так сказать не торопился –

Ваш сон,  совсем уж, необычен!»

 

«Но, как ты можешь говорить,

И речь твоя понятна нами?!»

«Слова свои могу творить,

Могу их, даже, повторить,

Совсем не шевеля губами!»

 

Сказать, что Анна удивилась,

Или Иван под впечатленьем?

Не то… Сознание кружилось,

И, будто, что-то, вновь, открылось,

С Кота, в тумане, появленьем.

 

«Да, нет  предела простоте…

Явились здесь зачем? Откуда?

То, что вы были в темноте,

И оказались, вдруг, в мечте –

Всё это просто! Кот – вот чудо!»

 

 

Чудес уж много повидали –

Не всё согласно с пониманьем.

Но речь – впервые услыхали,

Её прекрасно понимали,

Пускай, и от Кота, вещаньем.

 

«А как мы можем понимать

Твой голос, очень, даже, внятно?»

«А как могли вы не дышать?

Одежду с обувью менять?

Всё это вам, друзья, понятно?!»

 

«Ты кот, совсем уж необычный –

Едины мы в своём решении!»

«Кот может быть плохой, отличный,

Чужой, соседский, просто личный,

Лишь, к человеку в отношении!»

 

«Ответил не совсем ты внятно!»

«Сказал простыми, я, словами!»

«Из слов твоих одно понятно,

Что судим о котах превратно?»

«Мы спутники, по жизни, с вами!

 

Мы спутники в едином круге!»

«А как собаки, те, что лают?»

«Собаки, кони – это слуги,

Кто на цепи, кто в тяжком плуге…

Коты, лишь, где хотят, гуляют!»

 

«Какую миссию несёте –

Ведь вы, почти, всё время спите?»

«Боюсь, вы сразу не поймёте –

С одной, лишь, стороны живёте…

Но объяснить могу! Хотите?

 

… Коты –  спят в вашем понимании.

По сути – грань пересекают.

И здесь они полны вниманья.

Там – применяют свои знанья.

Проснувшись, вас оберегают.

 

 

 

 

Вы называете «предвидеть».

«То, что случиться, уже знаешь?»

«Вдруг, что-то хочет вас обидеть…»

«Невидимое можешь видеть?»

«А ты, Иван, соображаешь!

 

В опасный миг оберегаем,

Для глаза это незаметно.

Когда приходит зло – мы знаем,

Не страшно, если пострадаем –

Себя бросаем беззаветно!»

 

«Прости, а можно уточнить,

Где это «здесь» и что есть «там»?

«Там – это где могли вы жить,

Работать, мыслить и любить…

«Здесь» – отданы своим мечтам».

 

«Что ж получается, мы – «здесь»,

То «там» мы умерли наверно?»

«Да, доля правды в этом есть:

Здесь, как бы, жизни – смерти смесь.

Но ближе к жизни. Это верно!»

 

«И снова не совсем понятно,

Я до конца не разобралась…»

«Спокойно вспомни, аккуратно,

Что видела глазами внятно

Пред тем, как здесь ты оказалась?

 

Иван, ты тоже постарайся,

Признаться, что же ты запомнил!

И тут, пытайся не пытайся,

Ты, Анна, помнишь мрак! Сознайся!

Тебя, Иван, лишь, мрак заполнил!»

 

«Ты прав, кот, мрак нас погружал,

Пронзил насквозь нас, словно стрелы!»

«А здесь туман вас окружал,

И мысли ваши отражал –

Он тот же мрак, но только белый!

 

 

 

 

Иль чёрный, или белый мрак,

Пугал собой с огромной силой!

Ответите, что в нём «не так»?»

«По сути, страшно, просто так…»

«Сознанье ужасы растило!

 

Как только, я здесь появился, –

Кот появление напомнил, –

Вид стал добрей, преобразился –

В нём мир красивый отразился.

Туман всё красотой наполнил!

 

Отсюда вывод: мир пред вами

Такой, каким его хотите :

Его рисуете вы сами,

А после, видите глазами –

Что заказали – получите!»

 

«Так монстры образами были,

Их рык был, лишь, в ушах звенящим?!»

«Вы это слишком упростили!

Поверьте, вы бы ощутили,

Ущерб, от монстров, настоящий!»

 

«Постой! Понять всё не успела:

А как же быть тогда с дыханьем? –

От бега задыхалось тело,

В воде дышать же не хотело?»

«Дыханье – не было желаньем:

 

Вначале, ваше поведенье

От обстоятельств не менялось.

Но, постепенно, представленье

Претерпевало измененье,

И, вскоре, вами применялось.

 

И стало больше получаться –

В вас развивалось пониманье.

Вы начали со мной общаться…

А не дышать иль задыхаться,

Не больше, чем воспоминанье!»

 

 

 

 

Насколько можем мы понять,

Всё то, что здесь мы ощущали,

Смогли мы сами пожелать?

«Да, правы вы, ни дать ни взять,

Но, видно, мало пожелали…»

 

«Такое только здесь возможно,

По эту сторону сознанья?»

«С желаньем нужно осторожно,

Спокойно, тихо, не тревожно –

Ведь, воплощаются желанья!

 

В Пространстве есть всё, что угодно –

Представить всё – невероятно!

Всё, что захочешь, всё пригодно,

Бери, что в этот миг свободно,

Но, повторяю, аккуратно!

 

И что бы вы ни пожелали,

В Пространстве это уже было –

И раньше люди, ведь, мечтали!

Не все, но, всё же, признавали,

Мечты огромнейшую силу!»

 

«И в жизни так, возможно, тоже:

Лишь, пожелай – и всё получишь?»

«По сути, всё вокруг похоже,

Но разница во всём есть, всё же…»

«Надеюсь, Кот, ты нас научишь?»

 

Хотелось Анне разузнать,

Как можно было б всё исправить:

На табуретке не стоять,

Верёвкой шею не сжимать –

В другое русло жизнь направить.

 

««Здесь», лишь, подумай – воплотится!

Миры, вот в этом различимы:

Мечте «там» нужно зародиться,

Созреть. Потом, лишь, воплотиться…

Вы ж, в обстоятельствах, пленимы.

 

 

 

 

Но, обстоятельства, есть цепь

Причинно-следственных движений.

Не каждый может видеть цель –

Печаль отсюда на лице…

Полна «копилка» поражений.

 

Последнее «там» – темнота.

А  «здесь» туман был белый очень.

И, вот, мой друг, момент настал:

Как будто, с чистого листа,

Рисуй здесь всё! Всё, что захочешь!»

 

«А как смогу я применить

Те знания, что мне открылись?»

«Иван, ты сможешь лучше жить!

… А Анна оборвала нить –

И двери перед ней закрылись…»

 

«И что же, шанса больше нет?!» –

Как сильно Анна сожалела!

«На твой вопрос пока ответ

Не знаю я. Пока секрет…»

«Прости, Иван… Я не хотела…»

 

«Мы были прежде – будем впредь!» –

Иван настроен позитивно!

«А можно, как-то, посмотреть,

На мир.  Глазком, хотя б на треть,

Без настроенья – объективно?

 

«Вопрос я должен вам задать:

Вам нужно это пониманье?»

«Уверены, хотим мы знать!»

«Я, просто, вам хотел сказать:

Незнанье – сила, как и Знанье!

 

Познать всё сразу – невозможно :

В сознании сбои, вдруг, начнутся.

Со Знанием –нужно осторожно!»

«А чем грозит?» «Вполне возможно,

Вы «там» не сможете очнуться…»

 

 

 

 

Хочу напомнить вам опять:

Труднее будет возвращаться –

Ответы могут вас умчать…

Котам приходиться молчать,

Чтоб с вами «там» не проболтаться!»

 

«Мы повторим: хотим вдвоём –

Должны желанья выполняться!»

«Ну, хорошо, тогда пойдём!»

Деревья, горы, водоём,

С туманом стали растворяться…

 

 

 

***

 

Был город среднего размера,

С другим, особо, не различный.

Пейзаж, вокруг, был блекло-серый,

Такой же, в целом, атмосфера…

А, вот народ, был необычный.

 

Точней, вниманье привлекали,

Две, очень тоненькие, нити:

Из плеч, как будто, прорастали,

Куда-то, вверх, они врастали –

Небес с людьми соединитель.

 

Из нитей этих создавались

Вверху огромные сплетенья.

Там собирались, сохранялись,

То находились, то терялись,

Надежды, страхи и сомненья.

 

С Пространством каждый подключён –

Тем самым, в общем-то, друг с другом.

Заходит-входит сквозь плечё,

Как будто в жилах кровь течёт,

Таким же, бесконечным, кругом.

 

«Что Человека отличает

От всех существ, что есть на свете?»

«Наверно, то, что созидает,

Осознаёт и понимает…»

«Ты прав, Иван, в своём ответе!

 

Проблема сводится к тому –

Есть в Человеке разрушенье!»

«Да, это свойственно ему…»

«И, вот, в Пространстве, потому,

Есть и погибель и спасенье.

 

В «копилке» тоже есть пределы!

И вот, по мере поступленья,

К вам возвращаются уделом,

Иль наказанием, иль делом,

Все ваши личные вложенья.

 

 

Но с многократным умноженьем!

А потому, считайте сами:

С каким, к другим, вы отношеньем –

Таким же будет отраженье:

Кошмаром или чудесами!»

 

«А что же много так печали? –

Хотим постигнуть пониманья!»

«Две стороны есть у медали…

Но вами долго управляли,

Лишь, зависть, с жаждой обладанья.

 

Ваш телевизор, Интернет,

Носитель Меганегатива!

И в Чудо веры уже нет…

Вы сами дайте мне ответ:

Какая ждёт вас перспектива?

 

Девчонки, словно паровозы,

Все курят. Что же вы хотите?

В коротких юбочках в морозы…

Приходит время: сопли, слёзы –

Стоят с табличкой «Помогите!!!»

 

В вас здравый смысл стал изгоем…

Конечно, можно всё исправить!»

«Да, разрушаем, потом ноем…»

«Мы не одни, Иван – нас двое –

Хоть, что-то, сможем мы исправить!»

 

«Но мне, пора уж, просыпаться,

А потому, я здесь исчезну…»

«Приятно было повидаться!»

«А вам – счастливо оставаться!»

«Общенье было нам полезно!

 

Ещё хотела я узнать…»

Но Кот, бесследно, растворился.

Но смог ответы показать,

А не словами рассказать –

Кадр вслед за кадром устремился:

 

 

 

 

На белом полотне тумана,

Потоком, быстро и обильно,

Как будто бы с киноэкрана,

Из ниоткуда, чудно, странно,

Ответы шли в формате фильма.

 

…Кусок, как будто, пластилина,

Был на большой кирпич похожим.

Была, быть может, это глина.

Не просочится волосина –

Так, мягкий камень, был положен.

 

Стена всё выше поднималась,

Величьем, поражая, вида!

И, вскорости, из стен собралась,

И над пустыней возвышалась,

Времён Загадка – Пирамида!

 

…Затем, сюжет переменился:

Учёный «в кадре» показался.

Он что-то познавал, учился,

Искал, боролся, и стремился…

В итоге, труд его воздался:

 

Во сне таблица появилась,

В Науке он остался вечен!

Она, не только ему снилась,

Но, с ним одним, лишь, проявилась –

Он был один готов к той встрече!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

***

 

Картины мира, вновь, менялись:

Явились горы, русла рекам.

В нём виды жизни появлялись,

Они росли и развивались,

С венцом творенья – Человеком.

 

Но Человек стал развиваться –

Никто с ним, в этом, несравнимый.

Над всеми, стал он, возвышаться –

Мир стал меняться, разрушаться.

Но Человек – неумолимый.

 

И Человек познал секреты,

И, снова, стало всё меняться.

Дарованы ему ответы…

Но порождало жажду это –

Он с Небом пожелал сравняться!

 

И стало ему в мире тесно:

Он захотел сменить реальность,

Чтоб оказалось всё уместно,

Разнообразно, интересно…

И появилась Виртуальность.

 

Стал Человек в ней находиться,

Менять он стал своё сознанье.

И стало там уже храниться,

Теряться, быстро находиться,

Ему дарованное Знанье.

 

Уж книги не шуршит страница –

Всё точно знает Интернет.

Всё, что скопилось, может скрыться,

Исчезнуть, напрочь удалиться,

Одной, лишь, кнопкою  «Делет».

 

Но, что же Анну ожидает –

Дано с любимым быть, и впредь ей?

Всегда ли сила побеждает?

И прав ли тот, кто убеждает?

… Узнаем с вами в части Третьей!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДАР. Поэма в трёх частях. Часть Вторая

Просмотров 19
Рейтинг автора 4.14 ?
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
v3.02