ДАР. Поэма в трёх частях. Часть Первая

 

Идут дожди. Бежит вода

В круговороте бесконечном.

Бегут часы. Бегут года…

И, лишь, Полярная звезда

Сиять на небе будет вечно.

 

Во всех веках, в эпохах разных,

Для сердца лишь любовь отрада!

Как созидатель чувств прекрасных,

Эмоций сильных, нежных, страстных!

Любовь – великая награда!

 

И в эру техники прорыва

Любовь не потеряла силу –

Она, волною после взрыва,

Способна ввысь поднять порывом

А может увести в могилу.

 

Весны дыханье. Наши дни.

Каштаны расцвели «свечами».

И город уж зажёг огни.

Весна зовёт! Она манит,

Лаская тёплыми ночами!

 

Движенье. Спешка. Будний день.

Троллейбусы, такси, машины.

Свет солнца поглощает тень –

Часы показывают семь.

Сияют вывески, витрины.

 

Открылась дверь. Вошёл клиент.

«Могу ль купить у вас посуду»?

«Мы подберём! Один момент!

У нас большой ассортимент –

Лежат наборы здесь повсюду!

 

Что нужно Вам? Сервиз для чаю?

Или большой комплект хотите?»

«Простите, сам ещё не знаю…

Хотя, вот этот выбираю –

Его в коробку заверните!»

 

Комплект уже был упакован.

Клиент на кассе расплатился.

Сил нет, чтоб выйти - будто скован,

Он девушкой был околдован…

Вдруг, учащённо пульс забился.

 

«Я тут подумал… Может быть…

Простите, что Вас отвлекаю…

Я бы хотел Вас пригласить

Кафе со мною посетить,

Иль прогуляться…» « Я не знаю…»

 

«Вас, Анна завтра буду ждать…»

«Как имя Вы моё узнали?!»

«А здесь и нечего гадать –

Достаточно, лишь, прочитать

То, что на «бейдже» написали!

 

 

 

 

Иван!» - он Анне улыбнулся.

Ладонь к ладони прикоснулась.

Он взволновался… Пошатнулся…

Он, будто, спал и, вдруг, проснулся!

И Анна, будто бы, проснулась…

 

Зашёл клиент. «Меня уж ждут!

Простите, нужно удалиться!»

«Нет, Вы простите! Я уйду!

Я буду завтра! Я приду!»

Читалась радость на их лицах!

 

***

 

Село. Болото. Камни. Лужи –

Прогресс не властен в этом месте…

Здесь каждый никому не нужен,

И в помыслах в печаль погружен.

Несчастлив каждый, и все вместе.

 

Здесь Анна,  некогда, жила,

С действительностью не согласна.

Она мечтала и ждала.

Настал момент –  и поняла,

Что над судьбой она, лишь, властна!

 

Казалось, всё предрешено:

Отец алкаш. Сосед ублюдок.

И падать некуда – уж дно…

«Бежать хоть в дверь или в окно!

Куда-нибудь! Лишь бы отсюда!»

 

…Автобус начал долгий путь,

При ней мечта и , лишь, два платья.

Сомнений не было ничуть –

Ей, даже, удалось уснуть…

И город ей открыл объятья!

 

И подхватило! Понесло:

Жильё нашла. Нашла работу.

И, вроде, оминуло зло.

Ей подфартило! Повезло!

Добро взяло над ней заботу!

 

***

 

Иван уж Анну ждал в машине –

По времени всё получилось,

Был в  маленькой, не в лимузине.

Погасли лампы в магазине,

И, вскоре, Анна появилась.

 

В руке Ивана был букет,

Когда он Анне шёл навстречу.

Она взяла цветы. «Привет!

Какой у них прекрасный цвет!»

«Быть тёплым обещает вечер.

 

Рад, что с букетом угадал!»

«Мне очень нравится! Спасибо!

«Вы долго ждали?» «Нет, не ждал!

Я рад, что сам не опоздал!»

(Подумал:  Как же ты красива!)

 

«Ну что ж, хотите погулять

Иль на машине покататься ?»

«Мне целый день пришлось стоять…»

(Не нужно было предлагать –

Я должен сам был догадаться!)

 

«Тогда прошу!» – дверь отворилась.

«Внутри – снаружи так различно!» –

Приятно Анна удивилась.

Она с комфортом разместилась.

«Согласен я – эргономично!

 

Но не забудьте пристегнуться!»

«А без ремня мне ехать можно?»

«А, вдруг, нам ямы попадутся?

Или препятствия найдутся?

Вы пристегнитесь – так надёжно!»

 

Иван помог ей пристегнуться –

Замок в фиксаторе закрылся.

Ему пришлось слегка нагнуться,

И, взглядом,  декольте коснуться –

Прекрасный вид ему открылся.

 

 

Сердцебиенье учащалось,

Ритм становился в такт дыханья.

Грудь Анны плавно подымалась.

В миг тот ей даже показалось…

… Ключ повернулся зажиганья.

 

Машина плавно покатилась

По тёплой улице вечерней,

Возле кафе остановилась.

И предложенье появилось:

«Давайте выпьем чай с печеньем!»

 

Чай был наполнен ароматом,

Печенье нежным и песочным.

«Мне кажется, есть в чае мята…

Вы были здесь уже когда-то?»

«Ни разу не был. Это точно!

 

Работа Ваша интересна?» –

Иван прервал момент молчанья.

«Не очень, в общем, если честно.

Но мысль об этом неуместна…

Живу на грани выживанья.

 

С трудом свожу концы с концами,

Жильё зарплату «пожирает»…

Разговорилась что-то с Вами!

Но я в душе полна мечтами –

Душа полёта ожидает!»

 

Ивану стало, вдруг, печально.

«Простите!» - Анна извинилась.

«Ну что Вы?! Что вы! Всё нормально!»

«Я как-то, словно, машинально,

Пред Вами сердцем, вдруг, открылась!

 

Простите! Мне пора домой.

Уж вечер наш к концу подходит!»

«Надеюсь, будет и другой?»

«Чуть прогуляетесь со мной?

Моя маршрутка здесь проходит».

 

 

 

 

«Зачем маршрутка? Есть машина!

Я с радостью Вас покатаю!»

«Но, это же, расход бензина…»

«Поверьте, это не причина!

В машину снова приглашаю!»

 

Ночь освещалась тусклым светом,

Машин, в сей час уж, было мало.

Иван внимал Анны советам :

«Сюда, на повороте этом!»

Она дорогу чётко знала.

 

«Вот дом, в котором я живу!»

Сей дом, когда-то, был бараком.

Порою зарастал в траву,

И вечно в сырость, в плесневу…

Сейчас укрыт кромешным мраком.

 

«Мы здесь с подружкою, вдвоём,

Жильё снимаем - нам подходит.

Не с «шиком» всё же, но живём,

Но всё же, лучше, ищем, ждём –

Кто ищет, тот всегда находит!

 

Ну, я, наверное, пойду…

Благодарю за чудный вечер!»

«И Вам спасибо! Уже жду,

Когда, за Вами, я зайду,

Чтоб повторилась эта встреча!»

 

«Я завтра точно не сумею.

Но, очень бы хотела! Честно!»

«А я настаивать не смею!»

«На выходных, всего скорее,

Свиданье, было бы, уместно!

 

Вы в магазин перезвоните,

Есть телефон наш на пакете.

О планах Ваших сообщите!

Если, конечно, захотите…»

«Хочу! Сильней всего на свете!»

 

 

 

 

«Спокойной ночи! Сладких снов!»

В подъезде тёмном Анна скрылась.

Он подождал, когда окно

Наполнит свет. Там не темно…

Всю ночь обоим встреча снилась.

 

***

 

Луч света сквозь окно пробился –

Уж утро наступило в мире.

Иван поднялся. В душ. Побрился.

И крепким кофе ободрился,

На кухне, в собственной квартире.

 

Намедни, с Анной созвонился –

В нём родилась вчера идея.

О встрече с ней договорился.

Пока ещё не торопился,

Но время мчится. (Что ж, скорее!)

 

И вот, он снова рядом с домом,

В котором Анна проживает.

Вид дома был уже знакомым,

Но, в тоже время, вроде, новым…

Она его уж ожидает.

 

Она прекраснее чем прежде –

Ивану взгляд не оторвать!

Вся красота фигуры нежной

Была подчёркнута одеждой.

(Я мог ли о таком мечтать?!)

 

«Привет! Чего же Вы молчите?!» –

Немного Анна засмущалась.

«Да я задумался. Простите!

Прошу, к машине проходите!»

… И вскоре, пара вдаль умчалась.

 

***

 

День становился всё теплее,

И в окна ветерок врывался.

На небе облака белели,

А на деревьях птицы пели.

Пейзаж за окнами менялся.

 

 

 

 

 

 

Вдруг, звуки резкие раздались –

Машина в яму «окунулась».

Казалось, что небыстро мчались.

«Надеюсь, Вы не испугались?»

«Да, хорошо, что пристегнулась!»

 

«Простите! Буду осторожно!»

«Да уж, прошу Вас, постарайтесь!

Я Вас спросить хотела, можно?»

«Для Вас сегодня всё возможно –

Вы спрашивайте, не стесняйтесь!»

 

Немного Анна помолчала.

«Мне, правда, очень интересно!

Я раньше, ведь, о Вас не знала.

Вы расскажите, для начала

Чуть о себе! Но, только, честно!»

 

«А что скрывать? Я был когда-то,

Как Вы, сотрудник магазина.

День от рассвета до заката.

И тоже, с маленькой зарплатой…

Но я же, всё-таки, мужчина!

 

Потом попытки. Подработки.

Падения. После них подъёмы.

Как по ступенькам на «высотки».

А многие сдались, от водки…»

«Увы, но это мне знакомо…»

 

«Сейчас работаю в «конторе»  –

Пришлось подумать о дипломе.

Заказчиков у фирмы – «море».

Хоть, относительно, но вскоре,

Купил квартиру в новом доме».

 

«А Вы женаты?» «Нет пока.

Увы, пока не получилось…»

«А Вы?» - Иван охрип слегка.

«Нет! Без кольца моя рука!

Хотя, чуть было, не случилось…»

 

 

 

 

В окне картина изменилась,

Будто рассеялся туман.

Приятно Анна удивилась,

Когда авто остановилось

У входа в крепость Аккерман.

 

***

 

Величье стен. Дворы. Бойницы! –

Полнило Анну восхищенье.

«О ней, читала на страницах,

И в книгах, и в передовицах…

Но здесь другое ощущенье!»

 

«Да, в стенах память прошлых дней,

В которых крепость развивалась!»

Как будто храбрость всех людей,

Веками сохранившись в ней,

Казалось, кожей ощущалась!

 

Гуляли «местные», туристы,

Кто приоделся в платья, латы.

Как будто из кино артисты –

Все в настроении игристом.

Гуляли «рыцари», «солдаты».

 

«Хотите тоже нарядиться?»-

Жест пригласительный рукою.

«Есть платье дамы – Вам сгодится!

Вы выглядите как царица!»

«Увы, нет камеры с собою!»

 

«Но с этим всё не так критично –

Есть камера же в телефоне!»

Была модель от всех отличной –

Красивой, гибкой, эротичной!

В траве ль, в карете иль на троне!

 

… Двуручный меч, «в полтонны весом»,

Затем, стрельба из арбалета.

Смотрела Анна с интересом.

«Как люди жили с «вечным стрессом»,

И созидали же всё это?!»

 

И как-то, вроде, не заметно,

Но, всё же, время продвигалось.

«Я, что-то, вспомнил вкус котлетный –

Проголодался я конкретно!»

«И я, слегка, проголодалась!»

 

 

Не подвели и угощенья,

Что прямо там же подавались.

«Во мне такое ощущенье,

Что мой сегодня день Рожденья…»

У Анны глазки увлажнялись.

 

И в довершенье – пароход,

Его, слегка, волна качает.

Он мимо крепости плывёт.

Волна её подножье бьёт-

Ведь Крепость Днестр омывает!

 

«Хочу Вас поблагодарить!» –

На Анну снизошло волненье.

И, словно, натянулась нить…

Любовь рождалась, может быть,

Вот в это самое мгновенье!

 

***

 

Лежала Анна, уж, в постели –

Ждёт завтра встреча с магазином.

Но спать хотелось еле-еле.

Картинки перед ней «летели»…

Зашла её подруга, Зина.

 

«Ну что, подруга, как дела?»

«Всё хорошо! Всё получилось!»

«И где же ты весь день была?

Что, всё сбылось?» «Всё, что ждала!

Мне, даже многое не снилось!

 

Был день чудесный, как во сне!

Была и красота, и сила!

О, сколько счастья в одном дне!»

«Ах, как хотелось бы и мне,

Чтоб я такое ощутила!»

 

«Вокруг нас столько красоты –

К стыду, сама не замечала!

Ты не грусти! Поверь, и ты

Осуществишь свои мечты!»

«Смотри, ты мне пообещала!»

 

 

И Анна страстно говорила,

В ней от волненья сердце билось.

«Стрелой мишени поразила,

И платье дамы я носила…

Зинуль… Я, кажется, влюбилась…»

 

«Догадываюсь я в кого…» –

Сказала Зина, улыбаясь.

«В кого?» «В клиента своего!»

«Нет не в клиента – а в НЕГО!»

Сказала Анна задыхаясь.

 

«Ты будь, подруга, осторожна,

Не увлекайся через меру!»

«Ах, Зина! В жизни всё так сложно!

Но он другой!» «Вполне возможно!

Храни в любовь святую веру!»

 

***

 

«Сегодня день как прорезинен!»

«Пойди в подсобку, выпей чаю,

Нет никого, ведь, в магазине!»

И Анна, вдруг, призналась Зине:

«Я без него уже скучаю!»

 

«Ну ты, подруга, и даёшь…

Гони тоску! Гони печали!

Сейчас пойдёшь, чайку попьёшь,

Потом немного отдохнёшь.

Видать, мы плохо ночью спали».

 

«Ну, наконец, зашли клиенты –

Ура! Пойдут сейчас покупки!»

«Коробку оберните лентой!»

Но Анна ждёт того момента,

Когда услышит голос в трубке.
 

«Скажи, что Анне позвонили!» –

На кассе девушка кричала.

(Ну, где же целый день Вы были?!

Боялась,  что меня забыли!

А я, ведь, так по Вам скучала!)

 

 

Она спешила, просто мчалась.

«Не нужно сильно торопиться!»

Совсем немного отдышалась.

И еле-еле удержалась.

Что б так, вот сразу, не открыться.

 

«Привет! Как Ваше настроенье?» –

Звучал Ивана голос в трубке.

«Спасибо Вам за впечатленье!

Приму любое предложенье!» –

Почти кричали её губки.

 

«Прошу прощения, но, увы,

Уехать должен по работе.

В поездках часто деловых.

И, встретимся, и я, и Вы,

Уже, я думаю, к субботе!»

 

«Ну, хорошо, не торопитесь –

Я буду ждать! Даю Вам слово!

Но Вы, как только возвратитесь,

Пожалуйста, мне «отзвонитесь»,

Чтобы назначить встречу снова!»

 

(Весь день часы, словно, тянулись!

Теперь и дни плестись начнутся!)

Но, вновь, клиенты «подтянулись».

(Чтоб мысли в дело окунулись!)

Забыться, чтоб потом очнуться.

 

***

 

Иван  давно в город приехал,

С тех пор прошло уже лет восемь.

Знаменовалась новой вехой

Дорога, в поиске успеха…

Похолодало. Была осень.

 

Он «налегке», без чемодана,

Лишь, с небольшою суммой денег.

Как оказалось, и без плана!

Быть может, это как-то странно…

(Но сколько нужно? Где здесь ценник?)

 

Но сдаться, даже при желании,

Уже нельзя – закрылись двери!

(Вся жизнь сплошное испытанье!)

Знакомства, встречи, расставанья…

Он сможет всё! Он в это верил!

 

Решил: (Подамся в магазины!)

И начал поиск он активный.

Что продавать? – (Хоть апельсины!

Хоть, сапоги из парусины!

Хоть, для спины крем эффективный!)

 

День первый в ноги дал усталость,

Вот, на работу, не разжился…

Луна на небе поднималась.

Вокзал. Скамейка. Места малость.

Иван присел и отключился…

 

***

 

…Луч света освещал надеждой!

(За сон вокзалу благодарен!)

С открытым сердцем под одеждой,

Шёл меж кварталов, улиц между,

И оказался на базаре.

 

 

 

 

 

 

«Иван!» – сознанье уловило.

(Ко мне ли это обращались?)

Уста улыбкою покрыло…

И ностальгия посетила…

«Семён! Сто лет мы не встречались!»

 

Рукопожатие с давним другом,

Для каждого приятным было.

Дружили в школе тесным кругом.

Уж не звонят друзьям, подругам.

«Ну как ты?! Где тебя носило?!»

 

«Студентом стать не получилось –

План развалился, мой, на части.

Попал в ряды». «И как служилось?»

«Всё хорошо. Там всё сложилось.

И вот, приехал я за счастьем!»

 

«А я торгую на базаре,

Тут не «ахти», но я не ною.

Имею что-то на товаре…

Послушай, может лучше в баре

Мы вместе посидим с тобою?!»

 

«Давай! Когда?» «Давай под вечер –

Сейчас работать нужно срочно!

Не загружайся – будь полегче!

Закусим, выпьем мы за встречу –

Отметить нужно!» «Это точно!»

 

В вечерний час Иван явился.

Семён закрыл уж «заведенье».

«А ты, брат, где остановился?»

«Пока нигде…» «План изменился –

К тебе есть «суперпредложенье»:

 

Давай, визит в «кабак» отложим.

Поедем-ка, ко мне в общагу!

Вещички там твои разложим  –

Совместно там жить будем, может!

Не вижу я в тебе бродягу!»

 

 

 

 

Друзья на остановке вышли.

Троллейбуса маршрут продолжен.

«Я думаю, не будет лишним,

Купить «пол-литры», соку вишни?

И посидеть спокойно сможем!»

 

«Не комната, а, прям, хоромы!»

«Да сильно ты не восхищайся!

Располагайся, будь как дома!

Здесь поживёшь, найдёшь знакомых…

Твоя кровать, располагайся!»

 

Кровать была самой обычной,

Лишь, не было на ней постели.

«Куплю бельё, завтра!» «Отлично!

Ну что, греть водку неприлично,

Да и пельмешки уж поспели!»

 

Беседа шла о том, об этом,

Об армии, о дедовщине.

«Уволен был недавно, летом.

Теперь с военным я билетом!

Он нужен, говорят, мужчине!»

 

Уж непонятно поздно ль, рано,

Дверь отдалась негромким стуком.

То был сосед – водитель крана.

«Прошу знакомится с Иваном,

Моим хорошим давним другом!»

 

«Борис» - Ивану он назвался.

«Иван» - в ответ услышал имя.

И вечер дружно продолжался,

За тостом тост «соображался».

…Хмель овладел уже троими.

 

«Послушай, Боря, есть проблема:

Быть может, есть у вас работа?

Иль опиши невесте схему.

И, может быть, что эта тема,

Ей ближе? Вдруг, найдётся что-то?»

 

 

 

 

…И, вскоре, Боря сообщил,

Что  всё в порядке. «Будет место!

Иван, чтоб завтра утром был

Ты бодр и весел! Полон сил!

Зайдёт, с утра, моя невеста.

 

Пойдёте с ней. Она всё скажет.

Всё сделает. Во всём поможет»…

Иван купил на распродаже

Рубашку, брюки, галстук даже,

И туфли прикупил он, тоже.

 

Все вещи разложил на стуле:

Одно другого было краше.

Стук в двери: «Вы там не уснули?

Я Борина невеста – Юля,

По поводу работы вашей!»

 

На стул пакет свой положила.

«Ну что ж, зайду за вами рано!»

В пакете с хлоркой что-то было,

И это что-то, отбелило,

Пятно на брюках, словно рану.

 

«Ой! Ой! Простите! Я случайно!

Я, честно, вовсе не хотела!»

Ивану стало так печально.

Сказал он как бы невзначай: «Но

«Обновка»-то все деньги «съела»…

 

И завтра не в чем мне пойти…»

«Что, всё так плохо?» «Да, печально».

«Ну что ж, придётся вас спасти –

Должны вам брюки подойти

Бориса! Будет всё нормально!»

 

Несмело Юля улыбалась.

Ивану стало, вдруг, приятно.

Всё как-то странно получалось,

И для чего предназначалось,

Пока что было не понятно…

 

 

 

 

***

 

Ивана на работу взяли,

Хотя, обратного боялся.

Сказать, что опыт есть – едва ли.

Но, пособить, пообещали –

Чтоб продавец в нём развивался.

 

Иван прижился в коллективе.

Его работа вдохновляла.

Большой успех, на этой ниве,

Был, может, где-то в перспективе.

Сейчас же денег не хватало.

 

Однажды, чей-то личный праздник,

Всем отмечали коллективом.

Культурно всё, не «безобразник»!

Закусок было много разных,

Их запивали водкой с пивом.

 

И после танцев и веселья,

Настало время расходиться.

На небе облака висели.

Все так «прилично» охмелели.

«…И надо ж было так напиться?»

 

«Ты, ведь, меня одну не бросишь?» –

Спросила Юля у Ивана.

«Само собой, коль ты так просишь!»

Такси. «Шеф, нас двоих подбросишь?»

Казалась Юля сильно пьяной.

 

По окнам дождик моросил.

Такси по лужам рассекало.

«Устал я. Просто нету сил.

А ты как?» - он её спросил.

Она спала. Она молчала.

 

«Всё шеф, спасибо что довёз!»

Закрылась дверь. Такси умчалось.

Не видно в небе было звёзд.

По небу ветер тучи нёс.

«Немножко, я бы, прогулялась».

 

 

… «Ну что ж, пора уже идти!»

Ночь становилась всё темнее.

Он Юлю должен довести,

Или, скорее, донести.

Держать пытался понежнее.

 

Дверь, Юля, в комнату открыла.

Иван зашёл в её жилище.

Чуть больше площади в ней было,

Чем по соседству. Не уныло.

Но только, вот, немного чище.

 

«Вся куртка мокрая твоя –

Сними её, дай просушится!

Не уходи. Мы, ведь, друзья?

В душ, не на долго, зайду я –

Мне нужно перед сном помыться!»

 

«А где Борис?» «В командировке!» –

Сказала Юля, и споткнулась.

Иван, при помощи сноровки,

Поймал её. «А ты не робкий…»

В халат махровый обернулась.

 

Душ справа был, по коридору.

Вошла она. «Чего стесняться?»

Сняла халат. Ивана взору

Открылись скрытые узоры.

Иван, слегка, стал протрезвляться.

 

Вода стекала вниз, по телу,

По шее, животу, по бёдрам.

Стояла Юля пред ним смело.

Казалось, что она хотела…

«Чего ты стал таким небодрым?»

 

«Иди ко мне…Да не стесняйся!

Все спят – никто не постучится!

Ты весь промокнешь! Раздевайся!»

«Возьми халат свой! Одевайся!

Уж поздно. Нужно расходиться!»

 

 

 

 

Ивана сложно не понять –

Быть с Юлей в душе не уместно!

«В глаза» Бориса уважать,

А «за глаза» с невестой спать…

(По крайней мере, так не честно!)

 

Не в шутку, Юля разозлилась,

Надев халат. Он следом вышел.

Вдруг, чья-то дверь слегка открылась,

А после, сразу же закрылась –

Их кто-то видел или слышал.

 

«Оставь меня! Иди к себе!

Я не хочу тебя здесь видеть!

Ты трус – стоял там и робел!

А я открылась вся тебе!»

«Прости, я не хотел обидеть!»

 

***

 

Тяжёлый будний день с похмелья.

Все, как успели, отдохнули.

На лицах нет следа веселья.

Все только пили, но не ели…

И тут Иван увидел Юлю.

 

«Привет! Ну как ты, отдохнула?»

«Иди отсюда! Не мешай мне!» –

Она Ивана оттолкнула.

С презреньем на него взглянула.

«Ты мне противен! Жутко! Крайне!!!»

 

Иван пытался успокоить.

«Да не кричи ты! Что случилось?!»

«Ты смог вчера меня расстроить!!!

А здесь, тебя смогли устроить,

Из-за меня – я поручилась!

 

А ты меня вчера отвергнул!

А я-то, дура,  так открылась…»

«Зато, пока, осталась верной!»

«Вот тут ты прав! Сказал ты верно!

Но дружба наша прекратилась!»

 

 

…Бориса встретив в коридоре,

Иван приветствовать пытался.

И в очень громком разговоре,

Узнал, что и с Борисом в ссоре :

«Ну всё,Иван – тут ты нарвался!»

 

Жаль, подтвердились подозренья,

Что кто-то ночью их увидел.

«Тебе, Иван, моё презренье!

Терзает совесть угрызеньем?! –

За доброту ты так обидел!»

 

***

 

Иван готовил в общей кухне,

На сковородке и в кастрюле.

Плита электро – газ не тухнет.

Коснёшься пальцем – сразу пухнет…

И тут заходит Боря с Юлей.

 

Они его «не замечают»,

Общаются, лишь, меж собою.

«Сейчас нагреем, выпьем чаю.

Он будет крепким – обещаю!»

Сковороду толкнув рукою.

 

Сковорода на пол упала,

Стряпня туда же полетела.

«Уйди отсюда, я сказала!» -

Стояла Юля и орала.

В Борисе тоже кровь кипела.

 

Борис ударил кулаком –

Лицо Ивана ощутило.

Иван парировал пинком.

Борис упал на пол комком,

Не мог он встать – его скрутило.

 

…«Конфликт на этом не закончен –

Семён, казалось, улыбался, –

Был комендант. Он строгий очень.

Сказал, к утру чтоб, после ночи,

Ты из общаги убирался!»

 

 

«Куда же мне теперь деваться?»

«Не интересно мне…» «Напрасно!»

«Не нужно было увлекаться,

С чужой невестой развлекаться!»

«За дверью ты был? Мне всё ясно!

 

Будем считать, что мы в расчёте –

Друг перед другом мы без долга!

Не спал я с ней, в конечном счёте!

А ты стукач – ты не в почёте!

Приклеилось клеймо надолго!»

 

Иван вопросами задался:

(Сюжет такой чего развился?

Если б, я в душе развлекался,

Конфликт, быть может, не создался,

Без дома я б не очутился…)

 

 

***

 

В дверь кабинета постучали.

Директор крикнула: «Входите!»

Иван зашёл. «Вас вызывали?»

«Я сам пришёл…» «Что вы сказали?»

«Такое дело…» «Говорите!»

 

«Меня прогнали из общаги…»

«Серьёзно? Что вы говорите!

А что случилось?» «Так, напряги…»

«Вокруг бардак? Соседи скряги?

Я слушаю. Что вы хотите?»

 

«Жильё «берёт» большую плату.

Надеюсь, Вы меня поймёте:

Прошу, добавьте мне зарплату!»

«Прибавить магазину трату?

Ну, если честно, вы даёте!

 

За вас же Юля поручилась –

Пришлось недавно отказаться.

И ситуация сложилась –

Карьера ваша подкосилась…

Вам  здесь бы просто удержаться!»

 

«Скажу как есть Вам – помогите!

К кому не знаю обратиться!»

«До вечера вы подождите.

Я рассмотрю, что вы хотите!

И думаю, вопрос решится!

 

Проблемы, к вечеру, успешно,

Как ожидалось, разрешились.

«Иван, не радуйтесь поспешно –

Добавим дел мы вам, конечно…

Сегодня спать вы где решились?»

 

«Переночую на вокзале».

«Серьёзно? Это не решенье!

Мне нравится,  что вы признали,

Что вы  в беде, на помощь звали!

В ответ, моё вам предложенье :

 

 

Я предлагаю раскладушку,

На кухне, возле батареи,

У себя дома. Дам подушку,

Нехитрый ужин, чая кружку,

И ванна хорошо прогреет!»

 

Иван, чуть-чуть, не прослезился.

Всё динамично изменилось.

Недавно, больно «приземлился»,

Не сдался, просто обратился,

И оказали ему милость!

 

…И в завершение вопроса.

Директор, вскоре, сообщила –

«Запомни адрес…Номер восемь…

Найдёшь хозяйку. Всё там спросишь…

На твоём месте, я б спешила!»

 

Иван на адрес тот явился,

Он  сделал всё, как и велели.

Вопрос его легко решился –

В квартире съёмной поселился.

И дни, немного, «просветлели»!

 

«Благодарю Вас!!! Как узнали,

Вы о сдающейся квартире?

Я передал, что Вы сказали –

О Вас там, даже, не слыхали…»

«Всё не случайно в этом мире!

 

По улице я проходила,

И разговор там услыхала.

Ведь это твой вопрос, решило!

Пришла, и сразу сообщила…

Задача в воздухе витала.

 

Вот как порою получается –

Бывает в жизни лёгкость, бренность. Но

Однажды, что-то разрушается,

И, как из пепла, воплощается…

Но, однозначно, своевременно!

 

***

 

Вся в сообщении долгожданном,

Казалось, Анна растворилась –

Раздался он, звонок желанный!

Поговорит она с Иваном,

И ушком, к трубке, приложилась.

 

Знакомый голос слух ласкает:

«Привет! Как жизнь? И как работа?»

«Спокойно время протекает,

Не тормозит, и не толкает…

Слегка мне одиноко что-то…»

 

Сотрудницы, что были в зале,

Удивлены. «Не дать. Не взять!»

Не то, что б сильно наблюдали,

Но, просто, не подозревали,

Что Анне есть о ком скучать.

 

«Вы не грустите понапрасну!

Я, к выходным, буду на месте!»

«Как хорошо! Нет, как прекрасно!» –

Был голос Анны нежно-страстным.

«Куда-то, может, съездим вместе!»

 

Был вечер пятницы. (Ура!

Ещё чуть-чуть, и будет встреча!)

Спать не хотелось, хоть пора.

За окнами, кто-то орал…

Стал неспокойным этот вечер.

 

На улице конфликт возник,

Между парнями в опьянении.

Ругались громко. Матный крик.

Им Зина крикнула в тот миг:

«Ругаться можно с меньшим рвеньем!»

 

Вдруг, в комнате окно разбилось  –

Что-то тяжёлое метнули.

Но, сразу, шайка удалилась…

Для девушек ночь долго длилась –

Под утро, только лишь, уснули.

 

 

…В окошко Анна посмотрела –

Машина там уже стояла.

Если б могла, то полетела!

А Зина на часы смотрела:

«Я б, по нему, часы сверяла!»

 

«Привет! Ну как командировка?»

«Всё хорошо! А что случилось?»

«Случилась ночью потасовка,

И завершилось «катастрофкой»!

Как следствие – окно разбилось.

 

А посему, сегодня планы

Придётся изменить. Простите!

Всему виной – те хулиганы!»

«А, может быть «вопрос стеклянный»

Помочь решить вам?» «Помогите!»

 

«Тогда в квартиру пригласите!»

Он поздоровался с соседкой.

«У вас есть «метр»? Принесите!»

«Нет, «метра» нет…» «А кусок нити? –

Воспользуемся ей, как меткой!»

 

Замер окна посредством нити.

«Я за стеклом!» «Я с вами, может?

Конечно, если Вы хотите?»

И Зину, за одно, спросите,

Поехать, вдруг, захочет тоже!»

 

Стекло купили, инструменты,

И петли в шкаф – в нём дверь провисла.

Окно разбито. С инцидента,

Пришли к ремонтному моменту.

Что не случилось – всё со смыслом!

 

«Чем угостим Ивана, Зин –

Немного круп, да соли пачка?»

«Мы на базар и в магазин!»

Иван в квартире был один.

Рубашку снял, чтоб не испачкать.

 

 

 

 

Лишь волосы в глаза – мешали.

Резинка для волос с «бананом».

Увидит кто его? Едва ли!

… И волосы его стояли

На голове цветным «фонтаном».

 

Процесс, по сути, был не сложен.

Всё сделал быстро, без «запарки».

Стекло на месте, петли тоже.

Лишь, только, жажда очень гложет –

День выдался, не в меру, жаркий!

 

А жажда просто «невтерпёж»!

(Мне нужно выйти за водицей!)

Из крана воду не попьёшь,

Ещё чуть-чуть, гляди помрёшь…

На улице встречались лица.

 

И улыбались все ему.

Росло в Иване удивленье :

(Да что случилось? Не пойму!

Сегодня, судя по всему,

Мой день! Ну, просто, наважденье!)

 

И в магазине, явный смех,

Все продавщицы подавляли.

(Чем я отличен так от всех?

В чём, интересно, мой «успех»?)

… И зеркала ответ подали.

 

Вид, прямо скажем, был ужасен –

С резинкой жёлтой был «банан»!

Лица цвет стал багрово-красен.

Всех привлекал, что так «прекрасен»

На голове «волос фонтан»!

 

Иван снял с головы «скульптуру».

Несмело продавцы «косились».

Иван открыл свою «натуру»:

«Я продвигаю субкультуру!»

… Все звонким смехом разразились!

 

 

 

 

… «Шурупы в шкаф уже ввернулись,

Стекло стоит уже на месте!» –

Как вскоре, девушки вернулись.

«Дороги, словно, растянулись

За ночь, на километров двести!»

 

«Прошу, работу оцените!»

«Окно прозрачней, даже стало!»

«И, дверью шкафа, не скрипите!»

«От нас спасибо Вы примите!»

… Его оценка возрастала!

 

«Простите, можно ли умыться?

День жаркий, пылью я покрылся».

Они успели насладиться

Ивана торсом. Силой в мышцах…

Иван за дверью ванной скрылся.

 

Вся их квартира, вместе с ванной,

О быта скромности твердила –

Кровати две, и нет дивана.

Такое тоже у Ивана,

Давно, когда-то, в жизни было…

 

Хозяйки были мастерицы –

Что надо блюда получились!

Не из «фастфуда» или пиццы,

А из салатов, мяса птицы!

И чаю, тоже, все напились.

 

«Иван, а Вы спиртное пьёте?»

Уже давно  совсем не пью !

Оно мешает и в работе,

Не помогает и в заботе…

Ещё, к тому же, не курю !»

 

Да, было истинным везеньем

С Иваном, Анне, повстречаться!

И в  этот миг, с особым рвеньем,

Лететь бы с ним дождём весенним!

Иль облаком по небу мчаться!

 

 

 

 

«А что хотели предложить,

Когда на встречу приглашали?»

«Сходить куда-то, может быть.

За город, к морю прокатить…

Но Вы, наверное, устали?»

 

«О, нет! Нисколько! Я согласна!

Вам от меня не отвертеться!»

«Тогда поехали!» «Прекрасно!

Готова ехать я сейчас! Но,

Хотелось бы переодеться!

 

Вы, не могли бы, подождать

Меня на улице, в машине?»

«Я сам хотел это сказать!»

«Я быстро! Может, минут пять!»

«Пока!» - он обратился к Зине.

 

И Анна, как и обещала,

К машине вышла очень быстро.

Шла так легко, будто порхала.

Фигура, платьицем, играла,

Как будто, режиссёр артистом.

 

Иван глядит. Он зачарован –

Иначе, просто невозможно!

Сидит в машине, словно, скован.

Всецело взгляд его прикован…

Но Анна расковала: «Можно?»

 

«Простите, что-то замечтался!»

«О чём? Мне стало интересно!»

Иван сначала колебался,

Но, всё же, Анне он признался:

«О Вас!». И это было честно!

 

По телу, словно холодком,

Волна эмоций пробежала.

И сердце било молотком,

Порхали чувства мотыльком,

Низ живота, слегка, зажало…

 

 

 

 

«На всё согласна – что хотите!»

Поправить туфельку нагнулась.

«Поедем за город?» «Везите!

О, мой прекрасный восхититель!»

…Ремнём, конечно, пристегнулась.

 

***

 

Стемнело. Звёзды стали ярче.

И всё светлей луна сияла.

Ночь становилась, будто, жарче,

Как Золотая рыбка старче,

Всё, что угодно обещала…

 

Они стояли на вершине

Утёса, метров, эдак,  в двести.

«Не представляла я, доныне,

Что так вот можно, на машине,

Быть в этом чудном, дивном месте!»

 

Не будем задавать вопроса,

Что чувствовала в миг этот Анна.

Луны дорожка мчалась косо.

И Анна, на краю утёса,

Была в объятиях Ивана.

 

«Я чувствую себя как птица –

Настолько чувство непривычно!

Мне кажется, что это снится!»

«Хотите, можем мы спустится

К воде – там тоже необычно!»

 

Вода ласкала нежной пеной,

Глазурью тёмно-голубою.

И разгоняла кровь по венам!

«Я б отдалась воде мгновенно!

Жаль, нет купальника с собою…»

 

«И всё? Лишь в этом вся причина?»

Дрожь, в сердце Анны, колотила.

И сердцу дорогой мужчина,

Провёл рукой за её спину,

И змейка в платье опустилась.

 

Уж сердце бьётся как мотор!

Казалось, в страсти всё тонуло!

И с ними рядом, лишь, простор!

Она, почувствовав напор,

Ему рубашку расстегнула.

 

 

И капли на телах играли,

Узором нежным, мелодичным.

А волны мягко накрывали…

И был тот страстный миг, едва ли,

Не самым, в жизни, эротичным!

 

Как будто в Космосе открытом –

В воде все звёзды отражались!

Всё явно то, что было скрыто!

И ночь всю, на песке покрытом,

Они объятьям отдавались!

 

***

 

Проснулись. Солнце высоко.

Была жара. В цене был холод.

Уж ночь, казалось, далеко.

И очень хорошо! Легко!

Лишь только, мучил лёгкий голод.

 

Нет рядом никого – чудесно!

«Пора обратно собираться!»

«Мне хорошо с тобою, честно!»

Ивану слышать это лестно,

И не хотелось расставаться.

 

«Поехали ко мне с тобой?

Задач твоих не нарушаю?

Заедем в магазин любой,

И привезём еды с собой!»

«Ты приглашаешь?» «Приглашаю!»

 

В квартире чисто и прохладно,

Комфортно и, вполне, прилично.

«Помою руки в ванной, ладно?»

Всё на местах. Всё чисто. Складно.

(Ещё раз плюс оценке личной!)

 

Иван тарелки расставлял,

Когда зашла на кухню Анна.

«Тебя давно здесь представлял –

Твой образ в голове ваял…

Ты в доме этом долгожданна!»

 

 

Иль голод стал ещё сильнее,

Иль на столе накрыто густо.

«Не ела ничего вкуснее,

Разнообразней и сытнее!»

В тарелках скоро стало пусто.

 

«Признаться честно, есть усталость,

Поеду я домой, наверно».

«Побудь ещё немного, малость!

К тому же, ванна уж набралась –

Побалуй кожу нежной пеной!»

 

Под пеной Анны скрылось тело,

Когда Иван спросил: «Мне можно?!

«Тебе, конечно, можно смело!

Я попросить тебя хотела:

Потри мне спинку осторожно!»

 

«Как хотелось бы, пеной стать в ванне наполненной,

Чтоб собою покрыть бархат кожи твоей!

Быть желаньем заветным, что стало исполнено,

Иль прохладным дождём, посреди жарких дней!

 

Быть холодной зимой в сапоге тёплой стелькою,

Чтобы ножки твои оставались в тепле.

Или утром остывшим согретой постелькою…

Быть повсюду с тобой, словно нитка в игле!»*

 

«Вот полотенце – я оставлю.

Набрось рубашечку на плечи.

Я там постель тебе заправлю.

А здесь бросай всё, я поправлю.

И брошу в стирку твои вещи.»

 

 

Постель сияла белоснежно.

И Анну сном накрыло сразу.

Она лежала безмятежно,

Подумав: (Чтоб вот так вот, нежно,

С ней обращались? Нет! Ни разу!)

 

 

* «Нежность». Сборник стихов «Звезды далёкой яркий свет…»

 

 

Иван прилёг тихонько рядом,

Чтоб не мешать её покою.

(Рубашки нет!) – заметил взглядом.

А ей, сквозь сон, прижаться надо,

Обняв себя его рукою.

 

***

 

Уж будни. Выходные в прошлом,

И в будущем, конечно, тоже.

Сварился кофе. «Осторожно!

Горячий, не остыл, возможно!»

«Какой же ты, Иван,  хороший!

 

Тысячекратное спасибо

Тебе, Иван, за это чудо –

Рассвет на море! Как красиво!

Я не была такой счастливой!

Вовек, всё это не забуду!

 

…Дорога – пробки и заторы…

«Вся жизнь моя, как пепел серый .

Ты будто снял, Иван, мне шоры,

Разрушил стены и заборы!

В любовь мне подарил ты веру!

 

Отец всегда «в хмелю» валялся,

Не знаю я , в чём там  причина,

Ко мне, бывало, что цеплялся.

И, в целом, образ состоялся,

Что быть таким должен мужчина:

 

Лишь маты и татуировки,

С бутылкой пива на кровати.

И в «литрбол», лишь, тренировки.

И что б в момент, без подготовки,

Его инстинкты были «кстати»!

 

Прости  меня! Сама не знаю,

Как снизошло, вдруг, откровенье?

Поймёшь, надеюсь…» «Понимаю!

Я сам, когда-то, был у края…

Нужны, здесь, воля и терпенье!

 

А большинство хотят всё сразу!

А меньше – ну никак не нужно!

И всё – в депрессию все разом,

Потом спиртное тупит разум…

И так спиваются все дружно…

 

 

А в жизни место есть для всех –

Необходимого – в достатке!

Есть счастье, радость и успех!

Но человек хватает грех,

И не ослабит крепкой хватки!»

 

… «Желаю радостного дня!»

Уста сомкнулись в поцелуе.

И нежно он её обнял.

«Звони! Не забывай меня!»

…Дела, заботы «захлебнули».

 

 

***

 

Средина дня. Заходит Анна

К руководителю отдела.

«Зашёл знакомый мой нежданный,

Из прошлой жизни. Очень странный…

Простите… Тут такое дело…

 

Он сообщил – отец мой болен,

Просил у всех, кто повстречает,

Мне передать – не свижусь боле…»

«Езжай дня на четыре, что ли…»

«Надеюсь, может, полегчает…

 

И я, сейчас прямо, поеду –

Клиентов, вроде бы, немного.

Куплю билет, как раз, к обеду».

(Не повстречаться бы соседу…)

Была нежданной та дорога.

 

…Иван всё для себя решил:

(Сегодня Анна переедет!

Как без неё я раньше жил?!)

Грядущих дней узоры шил.

О ней мечтает! Ею бредит!

 

Но, каково же удивленье,

Когда узнал он в магазине:

«Что Анны нет, что в увольнении,

Мол, получила сообщенье…»

Тогда он обратился к Зине.

 

«Признаться, точно я не знаю -

Всё, как-то слишком быстро, было.

К отцу, сказала, уезжаю.

В свою деревню, полагаю…»

Названье пункта сообщила.

 

 

 

 

 

 

 

 

***

 

Автобус ехал по дороге,

Точней сказать, по направленью.

Идти пешком – сломаешь ноги.

Автобус тряс людей немногих,

Что с Анной ехали в деревню.

 

Погода, словно в дополненье –

Дождь и туман… На сердце тоже…

Печаль дополнила волненье.

(Или подняться мне с сиденья,

И возвратиться в город, может?)

 

Заметны были колебанья –

С соседних мест за ней смотрели,

Две женщины, что в жизни ранней,

Без напряженья и стараний,

Себя «забросив», постарели.

 

И вот, конечный пункт маршрута.

(Лет триста, это мне б не снилось…)

Застыло время здесь, как будто,

Нет изменений, почему-то.

Вот, только, Анна изменилась.

 

Повсюду были грязь и лужи.

Одежда вся, почти, промокла.

Промокла обувь вся к тому же.

(Жаль без сапог. И плащ здесь нужен.)

День становился серо-блёклым.

 

И вот тот двор – антоним цвету,

Повсюду, те же, грязь и лужи.

И пёс добавил свою «лепту».

(Отца, надеюсь, дома нету.

Но, в дом войти мне, всё же, нужно.)

 

Внутри давно не убирали.

И смрадом там несло. Воняло!

Наверно те, кто там орали,

Нужду свою, видать, справляли,

В ведро, что перед ней стояло.

 

 

По звукам, там играли в карты –

Ругались сильно, и кричали.

Кто просто так, кто от азарта,

Кто от того, что нету «фарта».

Её, пока, не замечали.

 

Но вот отец взглянул на Анну:

«И где же шлялась ты так долго?!»

Он был вполне здоров. (Что странно…)

Сказал кому-то, голос пьяный:

«Бери её – в оплату долга!»

 

«Отец! Сказали мне, ты болен!

Я сразу же к тебе примчалась!»

«А ты б сама примчалась что ли?

Сработал план – и я доволен!»

Плохое что-то намечалось…

 

Поднялся кто-то, с грозным взглядом,

С, подобием волка, оскалом.

«Бояться ничего не надо:

Я – победитель, ты награда,

Не буду брать я долг свой «налом»!

 

«Да что такое происходит?!

Какая я кому «награда»?!»

«А я смотрю, что не доходит!» -

И к Анне медленно подходит,

Тот, с кем «должок закрыть бы надо».

 

Сильнейшей, чувство, тошноты,

Вдруг, к горлу Анны подступило.

«Не подходи! Стой ! Слышишь, ты?!»

И как во сне, мгновенный тык…

И в животе всё, вдруг, застыло.

 

Во рту, вкус крови появился,

Дышать, вдруг, стало очень сложно.

Пейзаж в глазах, как растворился.

Над ней обидчик наклонился:

«Я твой хозяин. Мне всё можно!»

 

 

 

 

За волосы её поднял –

Сама подняться не сумела.

«Теперь жить будешь у меня!»

«Не буду!!! Никогда! Ни дня!»

… И снова боль накрыла тело.

 

Внезапно Анна увернулась,

Из дома выбежать пыталась.

Но, у порога, вдруг, споткнулась,

А после, в луже поскользнулась,

И в ней всем телом оказалась.

 

Уж сумерки. День потемнел.

«Упала? Так тебе и надо!»

Обидчик сразу подоспел,

И прямо там ей овладел,

Среди болота, грязи, смрада…

 

Истошный крик… Скорее стон,

Сорвался из груди невольно:

(Зачем был дан тот сладкий сон,

Иван в котором был влюблён?!!!

Быть может, не было б так больно…)

 

В лохмотья платье превратилось,

Покрыла грязь собою тело.

(Окончен сон - я пробудилась.

Всё то, что было, растворилось!

Умчалось… Смылось… Улетело…)

 

***

 

Иван не мог найти покоя  –

Уж третий день ему не спится.

И не понятно, что такое?

Но в сердце что-то колет, ноет,

Как будто, пламя там искрится.

 

(Как утомило ожиданье!

Не сплю, а потому не снится.

Мне без неё, не жизнь – страданье!

Хочу продолжить написанье

Романа нежного страницы!

 

Сидеть и ждать уж нету мочи!

Я чувствую – случилось что-то…)

Дождавшись окончанья ночи,

За руль сел. Волновался очень –

Покрыт испариною пота.

 

Дороги нет. Проехать сложно.

Туман в окне, просмотра нету.

Авто его, вполне, надёжно,

Но ехать нужно осторожно –

Где здесь найдёшь потом «карету»?

 

Туман плотнее становился,

А в зеркале – день прояснялся!

Иван в авто остановился.

(Впервые вижу!) – удивился,

И, как-то, вдруг, заколебался…

 

Как будто, жизнь разделена:

Туман манит. Вся ясность –  в прошлом.

(Не хочет, может быть, она

Быть с ним? А потому одна…

Нет, думать буду о хорошем!)

 

И знак, что проржавел давно,

Оповестил: Иван на месте!

(Не был, в таких местах, давно…)

И память, будто бы кино,

Несла в себе печали вести.

 

 

Ивану нужно оглядеться

Вокруг, что б представлять картину.

От грязи никуда не деться –

Решил слегка переодеться,

Взял зонтик, и закрыл машину.

 

Ходил он по деревне этой,

Пытался в окна он вглядеться.

Но в окнах было мало света,

И нет людей. Пропали где-то.

Вдруг, бешено забилось сердце.

 

Мельком, он взглядом прикоснулся

К какой-то девушке немытой…

Он как прозрел…Он как проснулся….

Чуть побледнел… Чуть пошатнулся…

«Ты почему  вся так избита?!»

 

Она, распухшими губами,

Пыталась как-то отозваться.

От слёз, кровавыми глазами,

Смотрела, будто бы в тумане…

Тряпьём пыталась прикрываться.

 

Хозяин дома появился.

К ней подошёл, толкнул рукою.

Увидев гостя, удивился:

«Отсюда, по добру б, «котился»!

Иначе – разберусь с тобою!»

 

Иван смотрел в глаза мужлана,

И понял, с кем имеет дело –

(Из-за него страдает  Анна!)

Без подготовки и без плана,

В атаку бросил своё тело.

 

Кулак губу разбил о зубы.

Второй удар сбил ритм дыханья.

Мужлан был с Анной очень грубый,

А тут о нём умолкли «трубы» -

Он сам стал жертвой избивания.

 

 

 

 

Иван с цепи, будто, сорвался,

Его обидчик бит – за дело!

Но собутыльник подобрался.

Иван на крик не отозвался,

И в голове, вдруг, загудело.

 

Но, на ногах, он удержался –

Удар был сильный, но не точный.

И пожалел тот, кто «нарвался»-

Он так на улице остался,

Трубы лежать, близ, водосточной.

 

Но тут, мужлан, нашёл, вдруг, силы,

Пока вниманье отводилось.

Вбежал в сарай, чтоб взять там вилы.

Иван за ним. Но наступил он

На грабли. Всё, вдруг, прекратилось.

 

 

Мужлана видел он рывками –

Из рук победа ускользает…

Мужлан берёт тяжёлый камень,

И бьёт Ивана меж висками,

И всё – картинка исчезает…

 

… Нет звёзд - на небе только тучи.

Нет фонарей здесь – мрак кромешный.

«Навеки сгинул твой попутчик…

А ты чего стоишь?! Уж лучше

Нам закопать его поспешно!

 

И с собутыльником подняли

Ивана. Вывезли в телеге.

Они давно про шахту знали,

И люк в той шахте раскопали.

«Здесь будешь в вечном ты ночлеге!»

 

 Тот люк засыпали  землёю,

И сверху камни набросали.

«Об этом знаем мы, лишь, двое.

Теперь повязаны с тобою –

Контракт мы кровью подписали!»

 

 

 

Три дня она его прождала.

(Иван уж больше не вернётся…)

Жив или нет, она не знала.

Но, что всё в прошлом – понимала.

И сердце нежное не бьётся.

 

(Здесь жить не буду ни за что! –

Мне нужно, лишь, найти одежду…

Вернуться в город? Ну и что?

Жить «дом- работа»? Дальше что?!)

Она утратила надежду.

 

И вот, когда «братва» уснула,

Свеча, лишь, в комнате горела.

Верёвку Анна натянула,

Петлю рукою затянула,

И голову в неё продела.

 

Свеча в руке её коптится,

Фитиль поспешно догорает.

Здесь темнота – всему царица.

В ушах звенит! Окно стучится!

И ужас Анну накрывает.

 

Свеча погасла. Чувства тоже.

Лишь страх под кожу заползает.

Что человек боятся может

С петлёй на шее? Но и всё же,

Боится. А чего -  не знает.

 

(Такого страха я не знала!

Ни разу! Не сказать, чтоб, редко.

Как я вообще сюда попала?!)

Рука петлю с шеи снимала,

Но пошатнулась табуретка…

 

И всё… Конец уж Первой части.

Ушли мечты, в огне сгорая.

Казалось, что настигло счастье,

Но, вдруг, разбилось всё на части…

 

…И вот, подходит часть Вторая…

 

ДАР. Поэма в трёх частях. Часть Первая

Просмотров 36
Рейтинг автора 4.182 ?
Оценка 100
Оценили 1
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
Алексей Палысаев Поэма в трёх частях "ДАР" о Любви и Дружбе, Жизни и Смерти, с попыткой заглянуть за грань Реальности...

 
11 декабря 2014, в 18:13
Ещё...
v3.02