Больные стихи

Стихи Альберта Сытникова публикуют в таких даром не нужных почти никому журналах как "Новый мир", Урал", "Нева", "Звезда", "Октябрь"... Альберт отсылал несколько раз свои подборки на почту "Сноба", но ему не отвечали, видимо там они не пришлись по душе, а может были восприняты как спам.

Альберт живет с мамой и старшим братом. Мама на пенсии. Брат Женя нигде не работает, второй год приходит в себя после пьяной бычки в кафе "Радуга", где ему пробили голову стулом. 

Женя, пролежав 2 месяца в больничке, ничего не делает, только ест, спит и ходит по коридору квартиры, иногда орет на мать: "Пошла в жопу!" На улицу почти не выходит. Сидит дома. 

До травмы Женя мечтал разбогатеть, купить себе в ипотеку квартиру, найти девушку, которая стирала шмотки и готовила бы еду. После травмы он стал плохо соображать, мало что помнит, реакция заторможенная. 

Мать верит, что он придет в себя, Альберт сомневается в этом, Жене это уже не столь важно, полувегетативное существование его вполне устраивает, телевизор в его комнате почти не выключается. Но есть и положительные стороны:

- Теперь у меня Женя не пьет и не курит, - говорит мама, встречая во дворе соседок по подъезду. 

Действительно после травмы Женя бросил вредные привычки. Но нельзя сказать, что он поумнел хоть как-то. Да, ему не хочется пить и курить. Жене вообще ничего не хочется делать, но он по этому поводу не парится. 

Альберт как-то поставил своему брату посмотреть сериал "Ходячие мертвецы", чтобы тот поглядел на зомби и задумался бы о своей жизни. Брат на одном дыхании заценил оба сезона, но арт-терапия, придуманная Альбертом, не подействовала. 

Иногда Женя заходит к Альберту в комнату, спрашивает:
- Можно я посижу у тебя на кресле?
- Сиди, - отвечает Альберт. 
- У тебя сквозняк. Закрой окно, - Альберт закрывает, - Включи какой-нибудь фильм. 
- Жень, я пишу, иди к себе, ты мешаешь. 
- Пошел в жопу, - говорит Женя, встает, уходит, ему 34 года.

Альберту 29, он пишет крутые стихи, но эти крутые стихи полные всякого разного экзистенциального смысла, любви к людям, сострадания к нашей безразличной в отношении человека эпохе... эти стихи никому ненужны.

Даже лет 100 назад стихи несильно пользовались спросом, если ты конечно не классик, который уже помер. В наше время стихами современных поэтов интересуются по большей части только конченые задроты, страдающие социопатией, очень одинокие люди и те, кто их зачем-то пишет. 

Альберт работает на автомойке. Никто из его коллег даже не догадывается, что вкалывают с живым поэтом, которому даже наше похуистическое министерство культуры платит небольшую стипендию (2 косаря рублей в месяц) .

Зарплата на мойке и стипендия от министерства уходят на продукты, за квартиру, на лекарства матери. 

У Альберта нет друзей, его одногодки с кем он рос на районе либо женились, либо сторчались, либо в тюрьме, либо переехали. А девушек понять у Альберта пока не получается. 

Одну из них он даже любил, хотел от нее детей, верности, быть с ней рядом. Она хотела от Альберта его 27-и сантиметровый хер, но не чаще, чем несколько раз в месяц. На стихи Альберта ей было положить, она ни разу так и не попросила Альберта почитать их вслух, а ему так этого хотелось, чтобы она его попросила, но нет... А сам он стеснился читать, когда его об этом не просили. 

Они провстречались 5 лет, после она обвинила Альберта, что он заразил ее какой-то болезнью и перестала брать телефон. Альберт сходил провериться к доктору, сдал анализы, но никакой болезни у него не обнаружилось... Может быть она имела в виду какую-нибудь другую болезнь, которая передается не половым путем, а как-то по-другому? 

С их последней встречи прошло 2 года. Вчера Альберт зашел на ее аккаунт в соцсети посмотреть фотографии и обнаружил, что она замужем, поменяла фамилию и покрасилась в рыжий. Альберт напился с горя и на следующий день решил попробовать поменять свою жизнь, снять себе квартиру и начать с чистого листа, чтобы было веселей, он позвонил знакомому художнику:

- Привет, Стас, как жизнь?
- Нормуль... Рисую обложку для диска. 
- Я вот тут подумал, не хочешь снимать со мной хату? Нам уже почти по тридцатки, а мы все живем с мамами. 
- Да, давно хочу! Круто, давай снимем. А как телок будем водить?
- Ну мы двушку снимем. Ты в одной комнате будешь, я в другой. 
- Так-то тема! А по сколько платить?
- Я узнавал двушку можно за 18 снять. Платить по 9 будем. 
- Круто, все, со следующего месяца, я за! 

Проходит 3 месяца. А хату они так и не снимают. Все время находятся у обоих какие-то отговорки. Альберту становится все невыносимей и невыносимей, он чувствует себя как будто взаперти. Звонит другу художнику, но тот не отвечает на телефон. 

И вот он сам набирается решимости, потому что уже не может находиться в 4-ех стенах с мамой и с братом-зомби, и вовсе не потому что он их не любит, просто не может и все, сам не понимает почему.

Уже немолодой парень, всю жизнь пишущий охуенные стихи, берет себя в руки, курит на балконе сигу и звонит в агентство по съему хат. Ему назначают встречу, он едет в офис, но в метро его начинают грызть сомнения: 

Зачем мне это надо? Что измениться если я сниму хату? Я люблю свою маму, а если я перееду, то у меня не будет хватать ей денег на лекарства... Я брошу ее как отец, который ушел от нас, когда я был мелким. Больше половины зарплаты будет уходить за квартиру. Но если я останусь, я сойду с ума... Мне 29 лет! На кой мне эти стихи, на которые всем положить хер? Лучше устроюсь на вторую работу! Сторожем, кем угодно! 

Альберт поднимается в лифте в офисном здании по улице Ленина 41. Офис 702. Ноги тяжелеют. Ему страшно делать этот шаг, сомнения еще больше разрывают его мозг:

Ну на кой черт мне жить отдельно? Чем мне не нравится с мамой? Бля... Как я буду жить один? Соберись, трус! Давно пора уже жить отдельно... Почему, я такой малодушный? На хера я пишу эти стихи про любовь к людям, про сраное милосердие, про экзистенциальное говно, если у меня не хватает смелости даже снять себе хату? А что будет думать мама, когда я ее брошу также как мой отец? Она этого не заслужила. 

Альберт поворачивает дверную ручку, проходит в офис, говорит:
- Здравствуйте, я вам звонил по поводу однокомнатной квартиры...
- Да, да! Есть отличный вариант на Большакова, вот, посмотрите фотографии, хороший ремонт, холодильник, стиральная машина... Шкаф-купе. 
- Мне подходит. 

Первую ночь в съемной хате Альберт проводит крайне беспокойно. Долго не может уснуть, ворочается, курит сигареты... Только ни как раньше на балконе, а прямо в кровате. Ему хочется вернуться домой к маме и брату, но он решает прожить на новом месте хотя бы месяц, а там уже определиться: возвращаться или нет. 

Через неделю Альберту уже даже нравится приходить в свою съемную хату. Самому варить себе сосиски с макаронами, стирать шмотки, он даже в первый раз в жизни моет пол и ему это тоже нравится! 

Через месяц, к нему на автомойку приезжает девушка на синем Hyundai, Альберт с ней заговаривает и ради прикола, чтобы произвести впечатление, читает ей свой новый стих, что до этого ни разу не делал, стремался, что над ним посмеются. В стихотворение нет ни слова про экзистенциальный бред, человеколюбие и другую всякую залупу, про которую Альберт писал раньше. Оно написано разговорным языком про то как заебись снимать хату и работать на автомойке! Насте стих нравится, она смеется, говорит:
- Ты сам его придумал?
- Погнали в кино завтра? Помывка за счет фирмы. 

Проходит год, второй, четвертый, седьмой... Теперь Альберт живет с Настей в собственной хате неподалеку от центра. У них есть собака и дочка. Завтра журнал "Сноб" берет у Альберта интервью. Не... Ни как у поэта... кому на хер нужна эта заумь? Фильм по сценарию Альберта недавно представлял Россию на фесте в Каннах. Призов не получил, жури не понравилось, что в нем нет ничего экзистенциального и глубокомысленного, но зрителям киноха пришлась по душе своей жизненной простотой и честностью. В фильме была рассказана история парня, который боялся взрослеть и от этого очень мучился. 

Кстати, поэзию Альберт все еще не бросил. На днях выходит его сборник детских сказок. Зачем он их пишет? Если бы вы видели ямочки в уголках рта у дочки поэта, когда Альберт читает ей стихи, то не спрашивали, а сами бы все-все-все поняли.

Екатеринбург

Больные стихи

Просмотров 39
Рейтинг автора 30.01 ?
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.
Ходячая труппа
Почти все театральные критики Тюмени говорят, что я дерьмовый режиссер. Может быть они и правы... Не знаю. Но вы видели моих актеров? 33 колеки. Не тр
Что мне с ними ставить с этими кривыми рожами? Только Гамлета и ставить! Или Вишневый сад! 
Что-то сказать
Врач, вот тебе бутылка пятизвездочного "Арарата" и коробка конфет "птичье молоко", прячь под стол, врач, это взятка! За что? За ре
Мне обрыдли новости про катастрофы, про изнасилования 5-и летних детей, про сносы памятников архитектуры, про взятки, про вырубку лесов, физиономия на
Порнушники
При подобных обстоятельствах мог помереть только Смирнов Олег. Напиться в усмерть на Наташкином дне рождении, сказать всем:"Я пошел на хер, вы ме
Я тусил на похоронах кореша и видел своими глазами на шее Олега проступающие через грим посинения, может мне и показалось, но я чувствовал в зале прощ
Китайский чип
Они пишут книги для будущих экранизаций. Они стучат по клавам пьесы, которые поставят в театрах по всему миру. Они рожают сценарии к новым сезонам мои
Я только рад за них, по-доброму завидую. Я так не умею. Не знаю, нет таланта. Если пишу что-то художественное, чаще всего получается говно, чаще всего
Больные стихи
Стихи Альберта Сытникова публикуют в таких даром не нужных почти никому журналах как "Новый мир", Урал", "Нева", "Звезда
Альберт живет с мамой и старшим братом. Мама на пенсии. Брат Женя нигде не работает, второй год приходит в себя после пьяной бычки в кафе "Радуга
Фанат Дикаприо
- Вроде все есть: работа, квартира, - думает Егор, - машина, 3G в планшетнике, а жить совсем не хочется больше, верней хочется, но сил не хватает как-
Егора не назвать мудаком, он всегда помогает людям по мере сил, старается не мусорить на улицах, не врать, добросовестно выполнять работу. 
Обломщица
Ирина в ночном клубе "Горностай" танцует под музыку из колонок, ей 16 лет. 
Перед заходом в клубешник она с одноклассницей разбухала на двоих 0,25 виски "Белая лошадь". 
Тупица
Девочка Надя, если верить ее двоюродной тетке, была очень-очень тупая.
Она не всегда мыла за собой посуду, видела часто во сне кошмары, не смывала иногда в туалете, теряла варежки, забывала мыть руки, сосала у взрослых дя
Хипстерская драма
Трое хипстеров и одна девушка идут в магазин за бухлом. Время уже позднее, так что кроме пива им рассчитывать казалось бы не на что, но в том магазине
- Последнее время я воспринимаю авторские кино с точки зрения психологии, - говорит хипстер Семен. - Мне не сюжет важен, я хочу понять какой режиссер
v3.02